Чвк бизнес план


Кого берут на работу в ЧВК?

Кого берут на работу в ЧВК?

В редакции изданий, освещающих деятельность ЧВК, нередко приходят вопросы читателей о том, как попасть на работу в частную военную компанию и критериях отбора. Приходят подобные вопросы и к нам.

Мы уже отвечали на вопрос, как попасть на работу в ЧВК. Теперь публикуем советы профессионалов о качествах, которыми должны обладать те, кто хочет стать сотрудником такой компании.

Кто же может стать сотрудником ЧВК, кто наиболее востребован в данной работе, и какие требования предъявляют к кандидатам?

Конечно же, случайный гражданин с улицы, озаботившийся поиском работы, или пенсионер, подрабатывающий сторожем на складе, в ЧВК не попадет. Для такой работы есть определенные требования к кандидатам – как в физическом плане, так и в психологическом (не говоря уже о навыках).

Требования, которые обычно предъявляют к потенциальным сотрудникам ЧВК:

  • Средний возраст – 25-45 лет.
  • Средний рост – 175 см и выше.
  • Отсутствие вредных привычек и любого рода зависимости (лекарства, наркотики и пр.).
  • Хорошая физическая форма и отсутствие каких-либо ограничений относительно здоровья.
  • Готовность к работе в любых климатических регионах мира.

Другие критерии отбора для работы в ЧВК:

  • Отсутствие судимостей (включая погашенные).
  • При факте увольнения из рядов ВС – не по дискредитирующим статьям.
  • Отсутствие подозрений в причастности к террористической деятельности.
  • Готовность уважать права и свободы граждан.

Психологические критерии отбора:

  • Уравновешенная психика, стрессоустойчивость.
  • Внимательность и ответственность.
  • Добросовестность.
  • Готовность работать в тяжелых стрессовых ситуациях.
  • Дисциплинированность и пунктуальность.
  • Готовность к тяжелым физическим нагрузкам.
  • Наличие мед/документов об отсутствии психических заболеваний, об отсутствии запретов на физические/психологические нагрузки, об отсутствии иных заболеваний.
  • Способность к адаптации, быстрому восстановлению, выносливость.

Какие кандидаты в ЧВК стоят вне очереди?

  • Офицеры с боевым опытом.
  • Офицеры, имевшие опыт руководителей при проведении операций военного характера.
  • Военнослужащие-контрактники или выпускники военных заведений с хорошей подготовкой.
  • Офицеры с боевыми наградами.
  • Офицеры запаса силовых структур.
  • Кандидаты, которые имеют какие-либо уникальные воинские специальности.
  • Неженатые кандидаты (обычно это приветствуется, учитывая специфику работы).
  • Ветераны боевых действий.

Необходимые для работы в ЧВК навыки зависят от ситуации.

Из основных:

  • Знание иностранных языков на разговорном уровне (английский, французский, арабский и пр).
  • Наличие всех базовых навыков обращения с оружием, а также хотя бы минимум навыков в сфере защитной службы.
  • Владение боевыми искусствами.
  • Разрешение на ношение огнестрельного оружия.
  • Боевой опыт.
  • Спортивная серьезная подготовка.
  • Опыт службы в ВС.
  • Опыт работы в сложных климатических условиях.
  • Способность работать продуктивно и в команде.
  • Навыки экстремального вождения.
  • Навыки подчинения вышестоящему руководству и непосредственно командиру. 

Стоит отметить, что во многих иностранных ЧВК нет жестких требований отбора (возраст, гражданство и пр.) — и, чтобы туда попасть, совсем не обязательно быть Джеймсом Бондом – учат уже всему непосредственно на месте.

Российские же ЧВК подходят к подбору персонала тщательно и с особым вниманием ко всем деталям. Особенно с учетом того, что ЧВК в нашей стране пока еще не имеют официального статуса.

Среди сотрудников ЧВК можно встретить, кого угодно. Это касается и гражданства, и профессий. У каждой ЧВК – свои требования к кандидатам.

Например, в России в ЧВК обычно берут только кандидатов с гражданством РФ, а штат сотрудников иностранной ЧВК может быть многонациональным. И даже профессиональный уровень таких специалистов за рубежом иногда оставляет желать лучшего, потому что многих обучают всему уже на месте западные инструкторы. В определенных случаях сотрудников набирают прямо из местных жителей из-за отсутствия языкового барьера, хорошего знания обычаев/местности и низкой требовательности к зарплате.

Статус сотрудников ЧВК

Стоит отметить, что наемники и непосредственно сотрудники ЧВК – это «две большие разницы»:

  • Первые – это хорошо оплачиваемые участники военных конфликтов, деятельность которых запрещена соответствующим законом многих стран.
  • Что касается сотрудников ЧВК, они зарегистрированы официально, работают с законными правительствами, международными компаниями и организациями, а их спектр услуг не ограничивается исключительно проведением военных операций.

Некоторые особенности прав и обязанностей сотрудников ЧВК

Подписав контракт, сотрудник ставит подпись под пунктом о неразглашении коммерческой тайны своей компании-работодателя, включая видео- и фотоматериалы, и прочие сведения. Также он подписывает пункт о полном подчинении вышестоящему руководству.

При нарушения условий контракта с сотрудником могут расторгнуть договор досрочно и в одностороннем порядке. А это влечет за собой потерю не только вознаграждения контрактника, но и отзыв страховки, и даже возвращение домой с места выполнения операции "своим ходом".

Если компании из-за действий сотрудника был нанесен ущерб, она может потребовать возмещения ущерба и даже подать на своего контрактника в суд.

Также во многих ЧВК действуют свои системы штрафов и премиальных поощрений.

Обучение сотрудников ЧВК

Для групп, формирующихся для выполнения определенных задач, обычно проводят сборы, где изучают особенности страны, в которой намечается операция, а также подготавливают сотрудников по различным дисциплинам. Обучение чаще всего проходит за счет компании. Специфические курсы в ЧВК снижают риск появления проблем при проводимой операции, а переподготовка обязательна даже для "матерых" бойцов компании.

Также сотрудникам ЧВК приходится осваивать и современную технику (информационные системы и пр.).

Обучение сотрудников проводят в соответствии с проводимыми операциями.

Например

  • Стрельба из различного оружия, различных позиций, правила обращения с оружием, ночная стрельба и пр.
  • Подготовка для выполнения задач на транспортном средстве: предотвращение аварий, стрельба в движении, передача управления, вождение по серпантину, экстренные торможения и повороты, уклонения от столкновений, вождение ночью с прибором ночного видения и пр.
  • Задачи по уничтожению засады, конвой, охрана, работа в экстремальных условиях и пр.

Подготовка и специализация сотрудников ЧВК

Как уровень подготовки, так и профессия будущего сотрудника ЧВК закладывается еще на его службе в рядах армии и флота, войск спец/назначения. Данная подготовка становится основой при создании базиса каждой ЧВК с учетом подготовки физической, боевой, психологической, технической, а также морального духа и уровня интеллекта.

В условиях современного мира, одной только боевой подготовки мало для специалиста такого уровня, поэтому сотрудники ЧВК зачастую подготовлены сразу по нескольким специальностям – от классических до узконаправленных.

На сегодняшний день в российских ЧВК наиболее востребованы:

  • Операторы БПЛА и ДСЗО.
  • Охранники группы PSD.
  • Охранники-водолазы и иные сотрудники для подразделений быстрого реагирования на воде.
  • Сотрудники для подразделений по антиснайперской борьбе.
  • Операторы оборудования для борьбы с СВУ.

Конечно, как сама деятельность ЧВК, так и специалисты из них – это тайна, «покрытая мраком». То есть, попасть туда с улицы невозможно, и объявление о такой вакансии в интернете – это, в лучшем случае, "липа". Устройству на такую работу способствуют только соответствующие знакомства и контакты с людьми из данных закрытых "клубов".

Обязанности сотрудников ЧВК

Функции, выполняемые сотрудниками ЧВК, зависят от вида самой компании и проводимых конкретных операций. Условно можно разделить их (ЧВК) на следующие категории:

  • Обучение, подготовка и "поставка" специалистов для решения боевых задач.
  • Консалтинговые задачи. Сюда относят разработку планов операций и инструкций, боевую подготовку, стратегическое планирование и пр. Сами сотрудники при этом не принимают участия в боевых действиях.
  • Обеспечение заказчиков (от тылового до инженерного и пр.).
  • Морские операции.
  • Сухопутные операции.

Что касается обязанностей/прав самих ЧВК, они закреплены документом Монтре от 2008 года, под которым подписались 17 стран, и который определяет правовые обязательства и практику участия ЧВК в военных конфликтах.

Источник

chvk.info

Как не допустить ошибок при создании частных военных компаний?

          Уважаемые читатели, последние несколько месяцев доминирующей темой в российском сегменте информационного пространства стала тема государственного переворота в Киеве, тема надвигающейся гражданской войны в соседнем братском государстве. Внимание сегодня приковано к событиям в Донецке, Луганске, Харькове, Одессе... При этом одним из наиболее острых вопросов внутри информационного потока является применение частных военных компаний при решении ряда политических задач, в том числе и в ходе нарастающего гражданского противоборства.

Воины Апокалипсиса. Художник - Виктор Михайлович Васнецов (1887 г.)

          Данный вопрос действительно весьма важен, но необходимо понимать, что такой сложный инструмент, как частные военные компании, должен применяться выверено и точно. В условиях, когда военно-политическая и оперативная обстановка развиваются с невероятной стремительностью, а существующая неповоротливая, громоздкая система принятия решений не обеспечивает необходимую скорость реакции, частные военные компании могли бы действительно стать эффективным механизмом в руках государства. И речь сейчас идёт не только о фирмах-поставщиках военизированных формирований, о которых чаще всего принято говорить, помимо них важную роль в современном мире играют частные консалтинговые, обеспечивающие и исследовательские фирмы.

          Однако то, что является преимуществом частных военных компаний в одних условиях, в других условиях может стать существенным, если не решающим их недостатком. И такие условия могут возникнуть в том случае, если государство, например, делегирует частным военным компаниям решение тех задач, которые они по различным причинам не в состоянии выполнить, но в погоне за прибылью возьмутся выполнять. (Здесь вполне уместно перефразировать известный тезис К. Маркса о том, что при условии получения огромного вознаграждения нет такой боевой задачи, за которую не взялись бы хозяева частных военных фирм.) Например, сейчас у нас на довольно высоком уровне всерьёз обсуждают возможность делегирования задачи охраны и обороны стратегических объектов частным военным компаниям. При определённых обстоятельствах это может быть чревато крайне негативными последствиями (по причинам, описанным чуть выше).

          Именно поэтому я последовательно и на разных уровнях высказываю мысль о том, что нам необходимо идти к созданию частных военных компаний, к созданию рынка подобных специфических услуг последовательно. Сначала организовать эффективный механизм решения задач в интересах обороны и безопасности страны в формате государственно-частного партнёрства (например, при доминировании крупнейших оборонных корпораций и во взаимодействии с теми ведомствами, в чьих интересах решаются задачи). Предлагаю решать эти задачи или в научно-испытательных центрах, или же в рамках межведомственной Экспериментальной группировки войск (сил) – ЭГВ (C). Опыт формирования подобной структуры в России имеется – в Чеченской Республике задачи решала Объединённая группировка войск (сил) – ОГВ(С). И только после реализации пилотных проектов, получения определённого опыта, понимания всех тонкостей и особенностей работы при решении конкретных задач оборонного строительства, приступать к созданию частных военных компаний для решения всего спектра стоящих перед ними задач.

          Очень важно всегда помнить и понимать, что набор частных военизированных формирований – это самая простая задача, какую только можно себе представить. Были бы источники финансирования! Куда более сложная задача состоит в том, чтобы новые частные военные компании гармонично вписывались в общую стратегию развития страны, в стратегию оборонного строительства. Полагаю, что данная тема действительно очень важна, и в связи с этим обязуюсь высказаться по этому поводу более обстоятельно и ёмко.

          А сейчас хотел бы предложить вам ознакомиться со статьёй, опубликованной несколько лет назад на сайте интернет-ресурса "Военное обозрение" (убеждён, что своей актуальности она не потеряла). В этой заметке, безусловно, нет ни слова о событиях на Украине. В ней ни слова о частных военных компаниях, которые уже много лет эффективно решают военные задачи в разных регионах мира – от Афганистана и Ирака до Ливии и Украины. Однако в ней подробно описана беда всех времён и правительств – ситуация, при которой важнейшие военно-политические решения принимаются людьми зачастую некомпетентными (следовательно, и принимаемые ими решения часто нецелесообразны или несвоевременны). Предлагаю изучить печальный опыт наших вероятных противников (после событий на Украине их можно смело называть именно так) в области военного строительства и применения военной силы для достижения военно-политических целей, попробовать "примерить" данный опыт на реалии сего дня, в том числе и в свете обсуждаемой темы о частных военных кампаниях.

Источник

Конгресс США как структура, разлагающая американскую армию

          Во времена Древней Эллады женщины были лишены права голоса по вполне объективной причине. На народных собраниях обсуждались отнюдь не проблемы ЖКХ, на повестке дня были условия вступления в очередную междоусобную войну. Было бы очень странно, если бы те, кому не идти на поле боя, принимали решения о начале боевых действий. И греки понимали эту ситуацию куда лучше наших современников.

          Ни в коем случае не желаю обидеть представительниц прекрасного пола – современный мир полностью изменился, и если присутствие женщин на высоких должностях в армиях стран Запада уже никого не удивляет, то на Востоке происходят еще более поразительные вещи: в 2007 году министром обороны Японии стала Юрико Коикэ. Подумать только! В стране самураев, где до сих пор чтят древние традиции и кодекс Бусидо, в начале ХХI века командование Вооруженными силами приняла хрупкая японка. И справилась на "отлично"!

          Но оставим спор о правах женщин на армейскую службу организациям феминисток, сегодня мне бы хотелось затронуть куда более важную проблему: компетентность гражданских чиновников, ответственных за принятие важные военных решений в интересах государства. В качестве наглядного примера, постараемся проанализировать результаты работы Конгресса США как одного из ключевых органов, регулирующих процессы в американском ВПК и принимающих решения о вступлении ВС США в военные конфликты.

          Конгресс США – законодательный орган, один из трёх высших федеральных органов государственной власти. Состоит из Сената и Палаты представителей. Заседает на Капитолийском холме в Вашингтоне. Число сенаторов – ровно 100 человек, избирающихся на шесть лет. Но немногие из них успевает отработать весь отведённый по закону срок – каждые два года примерно треть Сената полностью обновляется.

          Палата представителей состоит из 435 "депутатов", которых избирают на двухлетний срок. Все представители и сенаторы обладают раздутым аппаратом помощников, что ещё более усложняет американскую политическую систему, превращая даже принятие простых решений в смертельные узлы бюрократии.

          Конгресс США, наряду с Министерством обороны, – важный элемент системы национальной безопасности США. Конгресс имеет полное превосходство над Пентагоном, которое заключается в беспрекословном исполнении последним требований и указаний гражданских законодателей. Жизнь американских военных превращается в ад: необходимость любого мероприятия, например, принятия на вооружение нового образца техники, – приходится доказывать перед лицом 535 абсолютно некомпетентных в военном деле конгрессменов (по статистике, больше чем у половины сенаторов юридическое образование; в Палате представителей картина полностью аналогична). Такое положение вещей однозначно ослабляет структуру армии, даже если не принимать во внимание обычные человеческие слабости и пороки.Во-первых, бурное обсуждение общественностью новинок ВПК делает невозможным сохранение какой-либо секретности. Наоборот, команды разработчиков и военных стараются провести яркие презентации, для склонения общественного мнения на свою сторону. О новых проектах становится известно задолго до их принятия на вооружение, что даёт противнику колоссальное время на выработку превентивных мер, сюрпризы маловероятны.

          Например, работы по программе ATF (Advanced Tactical Fighter – создание истребителя 5-го поколения) начались тридцать лет назад; в 1990-х годах обе конкурирующих компании Boeing и Lokheed Martin провели множество открытых презентаций своих образцов, охотно обсуждая с общественностью любые особенности будущего F-22 "Raptor".Во-вторых, несведущие в нюансах военного дела конгрессмены в своих суждениях ориентируются не на конкретные нужды армии, а на громкие заявления и рекламные буклеты фирм-производителей, обещающих совершенно нереалистичные возможности. Зачем Америке ЗРК С-400? 400 км – это прошлый век. Мы создадим морскую ракетную систему, поражающую цели на низкой околоземной орбите!

          21 февраля 2008 года над Тихим океаном состоялась ракетно-спутниковая феерия – ракета "Стандард-3", запущенная с Иджис-крейсера "Lake Erie", настигла свою цель на высоте 247 километров. Американский разведывательный спутник USA-193 двигался в этот момент со скоростью 27 тысяч км/час. Это не беда, что спутник двигался по заранее известной траектории, а вся операция обошлась американским налогоплательщикам в 112 млн. долларов.Необходима система ПРО? Сенаторы согласно кивают головами и открывают кошелёк, выписывают средства на создание "третьего позиционного района" в Чехии, Польше и Румынии. На плоской карте всё правильно – противоракеты размещены у самой границы "вероятного противника". Действительно, какая разница: траектории полёта российских баллистических ракет лежат через Северный полюс – американским перехватчикам придётся стрелять вдогон, что не имеет никакого военного смысла. Ахилл и черепаха – известный парадокс из Древней Греции.

          А вот шикарный пример: в 1960-е годы американская общественность узнала со страниц газет, что атомные крейсера – это то, чего так не хватает ВМС США. Сила, красота и неограниченные возможности – символ технологической мощи Америки. Несмотря на протесты военных моряков, Конгресс заказал к постройке атомный крейсер "Тракстан" – конгрессменам было всё равно, что автономность корабля определяется не только запасами топлива. Крейсер "Тракстан" оказался дорогим, сложным и опасным в эксплуатации крейсером, при этом он не имел никаких реальных преимуществ перед неатомными проектами.

          Или в принципе неосуществимая программа Звёздных войн (СОИ) – плод актёрского воображения Рональда Рейгана нашёл самую горящую поддержку в Конгрессе. Сотни научных коллективов принялись за работу, начались испытания невероятных систем ПРО и спутников-перехватчиков… и что в итоге? В начале ХХI века американские астронавты летают на околоземную орбиту на российских "Союзах". Что ж, к нашей радости, Конгресс США загубил на корню множество полезных проектов, одобряя взамен совершенно ненужные и бесполезные "вундервафли".

          Если раньше американцам удавалось создавать удачные образцы техники (истребитель F-15 уже 40 лет летает в небе по всему миру), то сейчас Конгресс и Пентагон вдохновляются совершенно неадекватными идеями – ярче всего об этом свидетельствует невероятная история создания F-35. Стоимость этой программы практически сравнялась со стоимостью программы разработки "Рэптора" (56 млрд. долларов F-35 против 66 млрд. долларов F-22). При этом изначально F-35 планировался как массовый тип истребителя 5-го поколения с ограниченными, по сравнению с F-22, характеристиками и гораздо более скромной ценой!

          Год назад разразился скандал – из-за конструктивных просчётов, новейший супер-истребитель вообще не смог приземлиться на палубу авианосца. За такой обман ожиданий общественности, Конгресс, наверняка, должен был инициировать расследование и принять жесткие меры по отношению к виновным лицам? Но конгрессмены сделали ряд заявлений в камеры репортеров и исправно продолжают финансирование программы. О возможной причине их столь странного поведения будет упомянуто чуть ниже.

Солдаты не хотят умирать

          Среди других "выдающихся" достижений Конгресса – причастность к втягиванию США в конфликты в Юго-Восточной Азии. Парадоксально, но именно гражданским руководством было принято решение о вторжении США во Вьетнам: президентом Линдоном Джонсоном, министром обороны Робертом Макнамарой, госсекретарем Дином Раском и было полностью одобрено в Конгрессе. При этом Пентагон с самого начала без энтузиазма воспринял решение о вовлечении вооружённых сил в разрешение конфликтов в странах Юго-Восточной Азии.

          Прежний госсекретарь США генерал Колин Пауэлл, бывший в годы Вьетнамской войны молодым офицером, вспоминал: "Наши военные боялись заявить гражданскому руководству о том, что такой метод войны ведёт к гарантированному проигрышу". Согласно заключению крупного американского аналитика Майкла Деша, безоговорочное повиновение военных гражданским властям ведёт, во-первых, к потере их авторитета, а во-вторых, развязывает руки официальному Вашингтону для дальнейших, подобных вьетнамской, авантюр.

          Внешнеполитический курс Билла Клинтона, для которого были характерны "гуманитарные интервенции" с неограниченным применением силы, встретил в конце концов открытое сопротивление военных. Генерал Пауэлл открыто опубликовал статью, в которой, как военный профессионал, убедительно опровергал доктрину "гуманитарных интервенций", предлагая взамен дозированное применение ВС США лишь для обеспечения охраны важнейших объектов на охваченной гражданской войной территории противника, а также для устрашения оппозиции. Умеренная позиция генерала Пауэлла, как председателя Комитета начальников штабов, не позволила американской армии начать наземную операцию в Боснии (1995 г.) и в Югославии (1999 г.).

          В феврале 2003 года в ходе специальной сессии Конгресса заместитель министра обороны Пол Вулфовиц (гражданское лицо), в жесткой форме потребовал от военных реализовать амбициозные планы Вашингтонского руководства по оккупации Ирака минимальными силами и в кратчайшие сроки. Генерал Эрик Шинсеки резонно заметил, что победить армию Ирака не составит труда, но для последующих кровавых операций, направленных на стабилизацию обстановки, потребуется в десятки раз больше сил и времени, чем было запланировали гражданские стратеги. Время показало, кто был прав в том жарком споре.

Шёпот разума заглушал только шелест купюр

          Вновь возвращаясь к вопросам снабжения и перевооружения армии, на этот раз стоит рассмотреть ситуацию в контексте сегодняшней реальности. Некомпетентность конгрессменов – не самая большая проблема во взаимоотношениях Конгресса и Пентагона. Офицеры периодически организуют семинары по повышению технической грамотности, где знакомят гражданских лиц с нюансами военной науки.

          Гораздо серьёзнее другой факт: Пентагону необходимо ежегодно оформление сотен тысяч контрактов на миллиардные суммы с корпорациями военно-промышленного комплекса, научно-исследовательскими институтами, аналитическими организациями и многочисленными мелкими фирмами.

          Поскольку для утверждения заказов необходимо одобрение Конгресса, складывается порочный треугольник интересов: Пентагон – Бизнес – Конгресс. Как раз в рамках этого треугольника и развиваются сложнейшие отношения, охватывающие гражданских и военных чиновников различного уровня со всеми возможными последствиями коррупционного характера.

          Ведь неслучайно довольно значительная часть высокопоставленных офицеров, имеющих отношение к оформлению госзакупок, после отставки уходят в бизнес, занимая высокие посты в частных фирмах, связанных с производством и поставками оружия и боевой техники.

          С другой стороны, налаживание тёплых отношений с руководителями профильных комитетов и комиссий Конгресса гарантирует для высших офицеров отличные политические перспективы вслед за грядущей отставкой. Из недавнего прошлого обычно в пример приводят известных американских генералов Колина Пауэлла и Уэсли Кларка, ставших одними из ведущих фигур в Республиканской и Демократической партиях, соответственно.

          Неважно, кто на кого капает, пока из этого ничего не вытекает

          Из положительных моментов американской системы управления вооружёнными силами нужно отметить следующее: гражданские конгрессмены внимательно контролируют Пентагон, следя за исполнением Министерством обороны всех своих требований и указаний. Огромный аппарат аналитиков по различным вопросам и широкие полномочия позволяют Конгрессу подвергать глубокому и всестороннему анализу деятельность военного ведомства, до такой степени, что у сотрудников Пентагона возник "синдром осаждённой крепости", вынуждающий генералов находить самые изысканные оправдания и оригинальные способы отражения жестокой критики, постоянно льющейся на их головы с Капитолийского холма.

          При этом, не забывая, что лучшая оборона – нападение. Заручившись поддержкой влиятельных лиц в администрации президента, Пентагон периодически обрушивается с критикой в адрес законодателей. Претензии генералов неизменны — недостаточное внимание к вооружённым силам и циничная критика, порочащая честь армии США.Американским военным практически невозможно скрыть от широкой общественности свои ошибки и просчёты: любая катастрофа становится поводом для всестороннего расследования. В Конгрессе создаётся специальная комиссия из гражданских наблюдателей; они мало что смыслят в технических аспектах проблемы, но развитый штат аналитиков и консультантов, в том числе из бывших военных позволяет быстро докопаться до причин случившегося.

Читайте также:Главная идея [генеральная линия]

general-skokov.livejournal.com

Работа в частной военной компании – условия и профессиональные качества

В истории человечества найм военной силы всегда имел место, и к сегодняшнему дню поменялись только формы, а суть осталась прежней. ЧВК уже давно используется по всему миру для достижения различных целей – от охраны объектов и сопровождения до участия в войнах и свержения правительств. Туда, куда нет дороги для регулярной армии, всегда есть тропинка для ЧВК. Это ее самое главное отличие. Работая в интересах государства, ЧВК способна решать самые сложные задачи и в любой точке мира, оставаясь при этом наемной силой со всеми вытекающими последствиями. Еще одно важное отличие – мотивация сотрудников.

Содержание статьи:

Кто же может стать сотрудником ЧВК, кто наиболее востребован в данной работе, и какие требования предъявляют к кандидатам? 

Профессиональные и личные качества сотрудников ЧВК – кто имеет право работать в частной военной компании?

Конечно же, случайный гражданин с улицы, озаботившийся поиском работы, или пенсионер, подрабатывающий сторожем на складе, в ЧВК не попадет. Для такой работы есть определенные требования к кандидатам – как в физическом плане, так и в психологическом (не говоря уже о навыках).

Требования, которые обычно предъявляют к потенциальным сотрудникам ЧВК:

  • Средний возраст – 25-45 лет.
  • Средний рост – 175 см и выше.
  • Отсутствие вредных привычек и любого рода зависимости (лекарства, наркотики и пр.).
  • Хорошая физическая форма и отсутствие каких-либо ограничений относительно здоровья.
  • Готовность к работе в любых климатических регионах мира.

Другие критерии отбора для работы в ЧВК:

  • Отсутствие судимостей (включая погашенные).
  • При факте увольнения из рядов ВС – не по дискредитирующим статьям.
  • Отсутствие подозрений в причастности к террористической деятельности.
  • Готовность уважать права и свободы граждан.

Психологические критерии отбора:

  • Уравновешенная психика, стрессоустойчивость.
  • Внимательность и ответственность.
  • Добросовестность.
  • Готовность работать в тяжелых стрессовых ситуациях.
  • Дисциплинированность и пунктуальность.
  • Готовность к тяжелым физическим нагрузкам.
  • Наличие мед/документов об отсутствии психических заболеваний, об отсутствии запретов на физические/психологические нагрузки, об отсутствии иных заболеваний.
  • Способность к адаптации, быстрому восстановлению, выносливость.

Какие кандидаты в ЧВК стоят вне очереди?

  • Офицеры с боевым опытом.
  • Офицеры, имевшие опыт руководителей при проведении операций военного характера.
  • Военнослужащие-контрактники или выпускники военных заведений с хорошей подготовкой.
  • Офицеры с боевыми наградами.
  • Офицеры запаса силовых структур.
  • Кандидаты, которые имеют какие-либо уникальные воинские специальности.
  • Неженатые кандидаты (обычно это приветствуется, учитывая специфику работы).
  • Ветераны боевых действий.

Необходимые для работы в ЧВК навыки зависят от ситуации.

Из основных:

  • Знание иностранных языков на разговорном уровне (английский, французский, арабский и пр).
  • Наличие всех базовых навыков обращения с оружием, а также хотя бы минимум навыков в сфере защитной службы.
  • Владение боевыми искусствами.
  • Разрешение на ношение огнестрельного оружия.
  • Боевой опыт.
  • Спортивная серьезная подготовка.
  • Опыт службы в ВС.
  • Опыт работы в сложных климатических условиях.
  • Способность работать продуктивно и в команде.
  • Навыки экстремального вождения.
  • Навыки подчинения вышестоящему руководству и непосредственно командиру.

И пр.

Стоит отметить, что во многих иностранных ЧВК нет жестких требований отбора (возраст, гражданство и пр.) — и, чтобы туда попасть, совсем не обязательно быть Джеймсом Бондом – учат уже всему непосредственно на месте.

Российские же ЧВК подходят к подбору персонала тщательно и с особым вниманием ко всем деталям. Особенно с учетом того, что ЧВК в нашей стране пока еще не имеют официального статуса.

Основные специальности для работы в ЧВК – статус сотрудников частной военной компании

Среди сотрудников ЧВК можно встретить, кого угодно. Это касается и гражданства, и профессий. У каждой ЧВК – свои требования к кандидатам.

Например, в России в ЧВК обычно берут только кандидатов с гражданством РФ, а штат сотрудников иностранной ЧВК может быть многонациональным. И даже профессиональный уровень таких специалистов за рубежом иногда оставляет желать лучшего, потому что многих обучают всему уже на месте западные инструкторы. В определенных случаях сотрудников набирают прямо из местных жителей из-за отсутствия языкового барьера, хорошего знания обычаев/местности и низкой требовательности к зарплате.

Статус сотрудников ЧВК

Стоит отметить, что наемники и непосредственно сотрудники ЧВК – это «две большие разницы»:

  • Первые – это хорошо оплачиваемые участники военных конфликтов, деятельность которых запрещена соответствующим законом многих стран.
  • Что касается сотрудников ЧВК, они зарегистрированы официально, работают с законными правительствами, международными компаниями и организациями, а их спектр услуг не ограничивается исключительно проведением военных операций.

Некоторые особенности прав и обязанностей сотрудников ЧВКПодписав контракт, сотрудник ставит подпись под пунктом о неразглашении коммерческой тайны своей компании-работодателя, включая видео- и фотоматериалы, и прочие сведения. Также он подписывает пункт о полном подчинении вышестоящему руководству.

При нарушения условий контракта с сотрудником могут расторгнуть договор досрочно и в одностороннем порядке. А это влечет за собой потерю не только вознаграждения контрактника, но и отзыв страховки, и даже возвращение домой с места выполнения операции «своим ходом».

Если компании из-за действий сотрудника был нанесен ущерб, она может потребовать возмещения ущерба и даже подать на своего контрактника в суд.

Также во многих ЧВК действуют свои системы штрафов и премиальных поощрений.

Обучение сотрудников ЧВКДля групп, формирующихся для выполнения определенных задач, обычно проводят сборы, где изучают особенности страны, в которой намечается операция, а также подготавливают сотрудников по различным дисциплинам. Обучение чаще всего проходит за счет компании. Специфические курсы в ЧВК снижают риск появления проблем при проводимой операции, а переподготовка обязательна даже для «матерых» бойцов компании.

Также сотрудникам ЧВК приходится осваивать и современную технику (информационные системы и пр.).

Обучение сотрудников проводят в соответствии с проводимыми операциями.

Например…

  • Стрельба из различного оружия, различных позиций, правила обращения с оружием, ночная стрельба и пр.
  • Подготовка для выполнения задач на транспортном средстве: предотвращение аварий, стрельба в движении, передача управления, вождение по серпантину, экстренные торможения и повороты, уклонения от столкновений, вождение ночью с прибором ночного видения и пр.
  • Задачи по уничтожению засады, конвой, охрана, работа в экстремальных условиях и пр.

Подготовка и специализация сотрудников ЧВККак уровень подготовки, так и профессия будущего сотрудника ЧВК закладывается еще на его службе в рядах армии и флота, войск спец/назначения. Данная подготовка становится основой при создании базиса каждой ЧВК с учетом подготовки физической, боевой, психологической, технической, а также морального духа и уровня интеллекта.

В условиях современного мира, одной только боевой подготовки мало для специалиста такого уровня, поэтому сотрудники ЧВК зачастую подготовлены сразу по нескольким специальностям – от классических до узконаправленных.

На сегодняшний день в российских ЧВК наиболее востребованы:

  • Операторы БПЛА и ДСЗО.
  • Охранники группы PSD.
  • Охранники-водолазы и иные сотрудники для подразделений быстрого реагирования на воде.
  • Сотрудники для подразделений по антиснайперской борьбе.
  • Операторы оборудования для борьбы с СВУ.

Конечно, как сама деятельность ЧВК, так и специалисты из них – это тайна, «покрытая мраком». То есть, попасть туда с улицы невозможно, и объявление о такой вакансии в интернете – это, в лучшем случае, «липа». Устройству на такую работу способствуют только соответствующие знакомства и контакты с людьми из данных закрытых «клубов».

Обязанности сотрудников ЧВКФункции, выполняемые сотрудниками ЧВК, зависят от вида самой компании и проводимых конкретных операций. Условно можно разделить их (ЧВК) на следующие категории:

  • Обучение, подготовка и «поставка» специалистов для решения боевых задач.
  • Консалтинговые задачи. Сюда относят разработку планов операций и инструкций, боевую подготовку, стратегическое планирование и пр. Сами сотрудники при этом не принимают участия в боевых действиях.
  • Обеспечение заказчиков (от тылового до инженерного и пр.).
  • Морские операции.
  • Сухопутные операции.

Что касается обязанностей/прав самих ЧВК, они закреплены документом Монтре от 2008-го года, под которым подписались 17 стран, и который определяет правовые обязательства и практику участия ЧВК в военных конфликтах.

chvk-mar.ru

«Вау, смотрите, ЧВК!». Как работают частные военные компании России

Оригинал — «Спектр»

Разговоры о частных военных кампаниях в России вспыхивают с периодичностью несколько раз в год. То Путин про них что-то скажет, то законы в Госдуму вносятся, то всплывают действия ЧВК «Вагнера» в Сирии. И каждый раз это вызывает резонанс, сопоставимый с открытием Сатурна — вау, смотрите, ЧВК! На самом же деле, все это разговоры для бедных. Тема частных военных кампаний в России совсем не новая, и по сути они существуют уже давно.

Еще в 2010-м году на всех сайтах рекрутинговых агентств было вывешено объявление о наборе в «совместное российско-иракское охранное предприятие на высокооплачиваемую работу по обеспечению безопасности персонала и объектов российской нефтяной компании в Ираке». Условия были шикарные: зарплата от восьми тысяч долларов США, премии, надбавки, вахтовый метод — если не ошибаюсь, полгода там, полгода дома. Требования: высокая физическая подготовка, знание английского, опыт службы в силовых структурах (желательно с тяжелыми погодными условиями), опыт участия в боевых действиях приветствуется. Предпочтение отдается выпускникам Рязанского воздушно-десантного училища.

Набирала на работу компания «Луком-А» — дочерняя структура «Лукойла», частное охранное предприятие, созданное еще в девяностых ветеранами «Вымпела». Юридически, по форме, это ЧОП, но по сути — чистой воды ЧВК, особенно в своем иракском сегменте. «Лукойл» сейчас активно разрабатывает месторождения «Западная Курна-2» и «Блок-10», расположенные на юге Ирака. Пока им ничего не угрожает — территории, контролируемые ИГИЛ находятся севернее — но охрана нефтяных разработок, доставка грузов, сопровождение конвоев, охрана нефтепроводов в воюющей стране — это типичные, стопроцентно чевэкашные темы.

Вообще, в Ираке сейчас работают три российские компании — помимо «Лукойла», это «Газпромнефть» и «Башнефть» — и, надо полагать, что с охраной и у них тоже все в порядке.

Вообще, эта тема — вхождение российских кампаний в Ирак, а тендеры мы там начали выигрывать в 2009-2010 годах — в ветеранской и околовоенной среде подняла немалый ажиотаж. Один мой знакомый, воевавший сначала в Афгане в советской армии, а потом в Ираке в армии США (одно время штаты создавали некое подобие иностранных легионов за возможность получения грин-карт) на полном серьезе делал бизнес-план и ходил на переговоры в «Лукойл» в надежде получить этот контракт. Было очень смешно смотреть, как он конкурировал с другим таким же ветераном чего-то там антитеррора, до этого отправлявшим людей саперами на разминирование в Сербию и на сопровождение грузов в Нигерию. Нет, люди-то тему в целом знали и, будь у нас страна с честными тендерами, может, даже и имели бы какой-то шанс, но только в реальности такие вещи решаются совсем на других уровнях. В итоге один уехал на Донбасс сам, второй, думаю, поставляет людей теперь и туда.

Помимо таких официальных полуЧОПов-полуЧВК, полулегальные военные компании начали расти как на дрожжах с появлением сомалийских пиратов. Это был всплеск частной инициативы в российском околовоенном сегменте. Собственно, именно военными компаниями эти структуры назвать сложно, потому что для полномасштабного развертывания деятельности им не хватало как раз именно легальности, скорее, это были небольшие группы единомышленников, но в этот сектор рынка россияне начали входить действительно активно. Тот же Вагнер, насколько можно понять, начинал именно в одной из таких структур. Схемы там, как правило, были простыми — оружие, чтобы не попадать под действие местного законодательства, на борт доставлялось в международных водах, судно проводилось через пиратоопасный район, оружие убиралось, судно прибывало в порт назначения. Собственно, мотка колючей проволоки и пятка автоматов, как правило, вполне хватало для спокойного прохождения.

Впрочем, проводка судов — это самая известная часть пиратской проблемы, а наиболее прибыльным было освобождение заложников. Один мой знакомый участвовал в освобождении сына какого-то миллионера, которому захотелось покататься там на яхте. Вместе с яхтой его и взяли. Отец посчитал, что нанять ЧВК будет дешевле, чем платить затребованную сомалийцами сумму. Операция прошла успешно. Впрочем, это было в составе иностранной ЧВК.

Еще одни мои знакомые довольно плотно и довольно долго работали в Иракском Курдистане. Все то же самое — охрана, проводка грузов, сопровождение конвоев. Там было проще всего: серая зона, законы не действуют, оружия — как песка.

Так что полулегальная военка в стране существовала и до «Вагнера». Под статьей о наемничестве все ходили, конечно, но тем не менее.

Но по-настоящему это движение развернулось, безусловно, на Донбассе и в Сирии.

Самое интересное, что, несмотря на эту уже практически официально созданную структуру (во всяком случае, думаю, ни у кого нет сомнений в том, что заказчиком в этом случае является государство) законов по ЧВК как не было, так и нет. Путин выступает-выступает, головами кивают-кивают, а законопроект как лежал, так и лежит.

Вносили его в Госдуму уже два раза — последний в декабре прошлого года — но он так и не принят.

Собственно, оно и понятно: кому этот закон нужен-то… Кого вообще волнуют законы в России? Есть статья за наемничество, но весь Донбасс наводнен «добровольцами» — ну и что? Нет закона о ЧВК, а они во всю штурмуют Пальмиру — ну и что? Даже если бы и был закон — ни один человек, не связанный с властью, будь он офицер супер-пупер специальных подразделений, суперпрофессионал и ветеран всех войн, создать свое ЧВК здесь не сможет в принципе. По той простой причине, что лицензировать эту сферу будет ФСБ. Ну, а дальше все понятно. Поэтому и появляются такие теневые структуры типа вагнеровской, которые с властью и ФСБ «вась-вась», получают, фактически, госконтракты и отправляют людей воевать за трон Башара Асада.

Всякие левые люди в этот бизнес не допускаются и не будут допущены никогда.

Законы им еще подавай. Хе.

Судя по тому, что о подразделении Вагнера написала «Фонтанка», это уже наоборот — ЧВК лишь по форме, а не по сути. Частные военные компании все же не армия. Они больше заточены на выполнение узкопрофессиональных задач, чем на штурм городов. Эти их задачи ближе к задачам диверсионно-разведывательных групп. И в выполнении этих своих задач они стараются пользоваться передовыми тактиками и технологиями. Просто потому, что да, это дорого, но иначе еще дороже.

С этой точки зрения — опять же судя исключительно по написанному — подразделение Вагнера это не частная военная кампания, а частный мотострелковый батальон. Противотанковые и гранатометные взводы, рота связи, медрота — структура та же.

То же и отношение к людям. Быстрое обучение базовым навыкам на полигоне, и вперед на войну, отрабатывать контракт.

Все это вполне встраивается в наш современный способ ведения бизнеса.

Просто Собянин за наши деньги кладет плитку, а Вагнер — людей. Вот и вся разница.

Но людям нравится.

Очередь стоит.

А вот если слухи о том, что Мозговой и Бэтмэн на Донбассе были устранены также людьми из ЧВК Вагнера являются правдой, это уже куда ближе к пониманию деятельности таких полусумеречных структур.

С армией в этом случае сложнее. У армии все-таки очень сильно развита система «свой-чужой». Ее сложнее мотивировать на отстрел своих.

С наемниками, которые не знают имени соседа по койке, в этом смысле куда проще. Собственно, предполагается, что в идеале ЧВК как раз именно об этом — где-то защитить объект, где-то захватить объект. Где-то провести конвой, где-то долбануть конвой. Где-то освободить заложников, где-то взять в заложники. Где-то спасти кого-то, а где-то кого-то грохнуть.

Вообще же, будь Россия страной, имеющей нормальное государство, которое имеет нормальную стратегию в области военного комплекса и в области внешней политики, мы бы имели все шансы стать мировым лидером на рынке частных военных компаний. У России для этого есть все. Все данные. Вот просто все.

И два наших главнейших ресурса — бедность и война.

Как сербы после последних балканских войн составляют теперь самое обезбашенное ядро любой ЧВК, так и у русских теперь автомат Калашникова тоже в ментальности. Мы воюющая страна. Мы страна с практически бесплатной человеческой жизнью. Мы страна с готовым и убивать, и погибать молодым мужским населением. В России полно людей, готовых выполнять задачи в качестве наемных воинов. Просто неисчерпаемый ресурс. Ресурсов для собственной Кремниевой долины у нас нет, ну вот не получается у нас со сколковыми… не идет… А с частными армиями пошло бы просто на ура. Хоть дивизиями формируй.

И при этом можно демпинговать, как ни в одном другом сегменте экономики.

В нищей стране за две-три тысячи долларов можно будет набрать людей, готовых идти на штурм Пальмиры хоть с консервным ножом в руке, отказавшись от страховки, от медицинских выплат, от упоминания о себе, и от собственного имени на кресте.

Кто-то отправляет по всему миру экономистов и инженеров, мы же могли бы отправлять по всему миру наемников.

Клондайк!

Причем в слове «наемник» я не вижу никакого негативного значения. Согласитесь, куда как лучше отправлять на войну людей по их собственному выбору за нормальные деньги и со страховкой, чем восемнадцатилетних мальчишек по принуждению или при помощи затуманивания мозгов. Куда как этичней воевать взрослыми мужиками, чем детьми.

Лично я идею ЧВК поддерживаю обеими руками. Это военная стратегия будущего. Там, где государство не хочет участвовать в выполнении задач напрямую, оно может участвовать посредством ЧВК. Для выполнения серых задач в серой правовой зоне есть только два инструмента — спецназ и ЧВК. А серые зоны будут еще долго. К сожалению, современный мир таков. И если Россия в дальнейшем хочет стать мировой державой (на данный момент по факту она таковой не является), она не сможет не иметь своих интересов в глобальной мировой политике. И ЧВК — это уникальный инструмент мировой экспансии путем симбиоза военной и экономической стратегии.

Если говорить о некоей идеальной России, где есть государство, имеющее собственные стратегии развития, способное прогнозировать будущее правительство, работающие законы, и вообще все сделано по уму — то есть о сферическом коне в вакууме — то весь Аденский залив говорил бы сейчас по-русски. И ведущим игроком в регионе была бы Россия.

И наравне с Китаем и США в Африку вошла бы и Россия. Вот уже где для военных компаний, охраняющих частный бизнес по добыче ресурсов, поддерживаемый государством, был непуганный рынок. Внешнюю политику надо делать именно так. В регионы надо входить именно так. А не путем отхватывания ненужного полуострова и оккупации депрессивного региона танковыми колоннами.

Но этот континент потерян почти полностью — Китай оттуда уже не выковырять.

И «Лукойл» вместо возможного десятка месторождений разрабатывает всего два.

Но это если говорить, как могло бы быть, если бы было бы так, как должно быть по уму.

Это можно сделать. У госкорпорации вон получилось же в Ираке более-менее адекватно. Может получиться и не у корпораций. Было бы желание и политическая воля. Я видел достаточно людей, и горящих этим, и готовых этим заниматься, и способных этим заниматься. Только они не хотят это делать нелегально. Не хотят все время ходить под статьей. Так что желание есть. А с волей — не очень. Потому что это идет вразрез интересам нынешнего государства. Потому что независимые частные вооруженные военизированные формирования — то есть именно военные кампании, а не окологосударственные частные армии — в этой стране существовать не могут.

Для этого нужна свобода предпринимательства, независимость судебной системы, полное перетряхивание ФСБ, владение оружием, уничтожение коррупции и… вообще другая страна.

В итоге и появляется нечто такое ну очень уж гибридное, выполняющее вроде как государственные задачи вроде как частными методами.

Так что — пока есть так, как есть. И будет так, как будет.

Ну, хоть Пальмира наша.

И на том спасибо.

Оригинал

echo.msk.ru

С кем будут сражаться частные военные компании в России

Депутаты Госдумы и Минобороны работают над законопроектом о частных военных компаниях. Эксперты считают, что России давно пора выйти на рынок с оборотом 100 млрд долларов. Но задачи для новых силовых структур найдутся не только за пределами страны

Министерство обороны и депутаты Госдумы разрабатывают законопроект о частных военных компаниях (ЧВК). Об этом сообщил зампред комитета по обороне Франц Клинцевич. "Я уверен, что такой закон нам нужен и я уверен, что мы его примем", - сообщил депутат РИА Новости, подчеркнув, что в международной практике ЧВК широко используются.

О том, что России необходимы частные военные компании военные специалисты говорят уже давно. И прежде всего из внешнеполитических соображений. Так как ЧВК - отличный неформальный инструмент для реализации государством своих национальных интересов и расширения сферы влияния в любом регионе мира. При этом они подчеркивают, что у нас ЧВК не развиваются прежде всего из-за отсутствия законодательной базы. В мире ЧВК частными являются лишь относительно, потому как преследуют те же цели, что и регулярные армии. Для России это тоже очень важно, потому как на планете все больше "горячих точек", а под боком полыхает юго-восток Украины. Кстати, интересы новой киевской власти также помогают отставить иностранные ЧВК.

Вторая причина - экономическая. Поскольку ЧВК - выгодный бизнес, а также огромный рынок сбыта и продвижения экономических интересов на внешнем рынке. При этом в различных неспокойных регионах сегодня работают многие российские компании. Например, в Ираке "Лукойл", "Газпром нефть", "Ренова". В Алжире – "Стройтрансгаз" и "Роснефть". Есть заинтересованность у наших компаний в Афганистане, Судане. ЧВК могли бы взять на себя охрану объектов, персонала, совершать логистические операции. Третья составляющая - социальная, так как в ЧВК могли бы устраиваться еще сравнительно молодые, боеспособные и подготовленные офицеры вооруженных сил, отправленные в запас.

В Госдуме этот вопрос уже поднимали. Два года назад, в апреле 2012 года, когда к депутатам приезжал Владимир Путин, его спросили о ЧВК. И он ответил, что не против создания в России частных военных компаний, так они являются инструментом реализации национальных интересов страны без прямого участия государства. Однако за минувшее время ситуация пока не изменилась. Правда, некоторое время назад с законодательной инициативой выступили депутаты фракции ЛДПР Псковского областного собрания. Они предложили легализовать деятельность негосударственных военизированных организаций. Однако в Госдуме сочли, что это не компетенция фракции областного собрания депутатов.

Между тем военные эксперты все время ссылаются на международный опыт ЧВК и предупреждают, что использование «частной военной силы» в современных вооруженных конфликтах приобретает все большие масштабы. Так, по данным военного эксперта, генерал-майора Сергея Канчукова, в начале 90-х годов на 50 кадровых военных приходился лишь один "частник". Сегодня соотношение изменилось - 10:1. Например, в Афганистане и Ираке работают несколько сот частных военных и охранных компаний, которые являются равноправным субъектом наряду с вооруженными силами. А по словам Клинцевича, в Афганистане сегодня присутствуют порядка 140 тысяч военнослужащих. Там же осуществляют свою деятельность 120 тысяч представителей частных военных компаний и 40 тысяч сотрудников частных охранных компаний, которые не только несут службу, но и "обеспечивают очень многие вещи, которые порой не очень корректно делать со стороны государственных структур".

- ЧВК много и в США, и в Великобритании, и во Франции, и даже в нейтральной Швеции такие компании есть. Одно время их было немало и в ЮАР, но там приняли ограничивающий закон и все они превратились в аналоги наших ЧОПов. Вообще ЧВК - довольно бурно развивающийся сегмент бизнеса. Но на российскую почву его переводить трудно, так как у нас ЧВК ассоциируются с наемничеством. А наемников у нас априори не любят, - говорит Иван Коновалов, директор Центра стратегической конъюнктуры. - Но есть понимание наверху, что это нам необходимо.

Впрочем, и сегодня в России существуют частные военные компании, их порядка двух десятков. Но они, как отмечает Иван Коновалов, работают в "серой зоне", не могут легализоваться, так как нет законодательной базы. При этом по российским меркам они довольно успешно работают. Среди таковых, к примеру, РСБ-Групп, «Антитеррор-Орел», которые работали в Ираке, Афганистане и в иных сложных регионах.

- Они осуществляют охрану объектов, охраняют корабли от пиратов, в Ираке работали одно время. Но так как нет законодательной базы, работают на свой страх и риск. И это приводит к трагическим ситуациям. Например, когда в прошлом году арестовали наших ребят в Нигерии, обвинив в наемничестве. Понятно, что этот рынок поделен, американцы и британцы будут сражаться за него до последнего, так как его оборот уже давно превысил $ 100 млрд в год, - поясняет Коновалов. - Но это не только выгодный бизнес, на котором государства зарабатывают неплохие деньги. ЧВК также можно использовать для решения других вопросов. А у нас в том же бывшем СССР вопросов очень много и выгодно было бы иметь ЧВК, которые бы выполняли какие-то функции. Условно, говоря, если глава Туркмении хочет нанять советников для тренировки его армии, то если мы пошлем советников напрямую, то это спровоцирует политические проблемы. А ЧВК - пожалуйста.

Франц Клинцевич считает, что в России ЧВК в полноценном виде не существуют.

- У них должно быть совсем другое вооружение - самолеты, танки пушки, - говорит Клинцевич, обращая внимание на то, что сегодня Россия не имеет возможности защищать свои интересы как другие иностранные государства. - Будь у России ЧВК, многие вопросы мы могли бы снять с Минобороны. Войска зачастую вынуждены заниматься непрофильными функциями. К примеру, обеспечивать охрану объектов. А вопросы охраны могли бы взять на себя ЧВК.

По словам Коновалова, ЧВК бывают нескольких типов. Первые - это провайдеры, которые оказывают прямые военные услуги, тактическую поддержку и воюют на поле боя. Но сейчас их практически нет, потому что все боятся обвинения в наемничестве. Хотя на Украине как раз появились такие люди, нанятые через ЧВК. Есть консалтинговые ЧВК, которые обучают планированию, осуществляют подготовку вооруженных сил и т. д. А есть тыловые, которые обеспечивают логистику и другие нужды. Кстати, Сердюков фактически пытался создать что-то подобное из Оборонсервиса, куда были выведены все непрофильные активы. Но опыт оказался неудачным. Тогда как в американской, британской и французской армиях такие ЧВК процветают.

- Например, американская КВR обеспечивала все нужды американской армии в Афганистане, Ираке и на Балканах. От поставок туалетной бумаги до строительства казарм. То есть схема работает, - продолжает Коновалов.

Кроме того на на рынке присутствуют частные охранные компании (ЧОК), которые охраняют стратегически важные объекты в зоне военных тконфликтов, консультируют по безопасности и т.д. С развитием пиратства в Аденском заливе многие ЧВК стали заниматься охраной и сопровождением кораблей.

- У нас немало людей, которые прошли через горячие точки и готовы участвовать в обеспечение безопасности государства. Такие потребности есть. Россия должна думать о максимально широком обеспечении своей безопасности. И не надо кокетничать, - продолжает Клинцевич.

С энтузиазмом воспринимают эту инициативу и казаки. Как отметил Сергей Шишкин, атаман ойскового правления Центрального казачьего войска РФ, сегодня в России 11 казачьих войск, при этом многие казаки, будучи отставными офицерами в возрасте около 40 лет, сидят без работы. А некоторые нанимаются в иностранные ЧВК.

- Такой закон необходим, и для нас он будет очень полезен, потому что многие казаки-офицеры готовы устроиться по контракту и выполнять государственные задачи. Готовы и отдать дань Родине, и заработать какие-то средства на проживание, - сказал «Эксперт Online» Шишкин.

Однако Иван Коновалов считает, что специалистов для ЧВК в России недостаточно.

- Кого хотят видеть в таких компания заказчики? Не Рэмбо. Нужны люди, которые разбираются в проблемах безопасности, умеют применять несколько видов вооружений, владеют языками. То есть это должны быть прежде всего интеллектуалы, а не люди, которые умеют бутылки об головы разбивать. У нас же, как правило, с языками проблема, - поясняет Коновалов.

Игорь Коротченко, главный редактор журнала «Национальная оборона», директор Центра Анализа мировой торговли оружием полагает, что в России ЧВК имеют право только при условии жесткого регламентирования их деятельности.

- Они могут быть использованы для охраны объектов нефтегазодобычи в Арктике, где бурение ведут крупные холдинги. Там серьезная инфраструктура и требуются серьезные средства, и оружие. И самолеты, и корабли. Частные военные компании могли бы обеспечивать наши экономические интересы в "горячих точках". В том же Ираке. Могли бы охранять буровые платформы наших компаний, которые ведут нефтедобычу и обеспечивать безопасность персонала. В их функции может входить охраны складов боеприпасов, конвоев и их проводка с гуманитарными грузами в регионы межэтнической напряженности, транспортировка других грузов. За исключение особых, например, ядерных, - говорит Коротченко. - Что касается подготовки иностранных специалистов или экспорта оружия, это должно быть пресечено на корню. Так как экспорт оружия - прерогатива государства в лице Рособоронэкспорта. Подготовка военного персонала, консалтинговые услуги - тоже прерогатива соответствующих структур Минобороны. У нас есть Главное управление международного военного сотрудничества и через него соответствующие контракты подписываются. Это подготовка военнослужащих, отправка военных специалистов в те или иные государства для выполнения функций советников. Это государевы дела и никакие ЧВК даже на порог не должны сюда пускаться. Все это надо жестко прописать в законе, и нужен строжайший отбор, лицензирование и согласование всех силовых структур - Минобороны, СВР, ФСБ, ФСО, МВД как главных заинтересантов в том, чтобы подобная деятельность была четкой и понятной. Не должно быть повторения истории с ЧОПами, когда все кому ни лень могут их создавать.

- Надо привлекать заинтересованных людей. Нельзя создать частную военную компанию, не согласовав со всеми силовиками. Надо все серьезно выверить, - добавляет Клинцевич.

- Да, нужен очень жесткий контроль, - соглашается Коновалов, - потому что если вспоминать про наемников, то они еще со времен Древнего Рима периодического захватывали власть. ЧВК - это довольно самостоятельная структура. И бывают разные случаи. Например, британская компания RMS в свое время отличилась тем, что одновременно тренировала войска регулярной армии Шри-Ланки и повстанцев из группировки Тамил Илама. Но все равно ЧВК нам нужны и надо создать для них законодательную базу. Надеюсь, что хватит государственной воли для того, чтобы это сделать как можно скорее.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Частные военные компаний имеет давнюю историю, которая ведет свое начало со времен древнего Рима и гладиаторов. Дружина Ермака, которую купцы Строгановы наняли для покорения Сибири, тоже была своеобразной ЧВК. Частными армиями по сути были и казаки, которые несли государственную службу. Сейчас западные ЧВК получают подряды на проведение информационно-психологических операций, кибервойн, и в том числе, против России. Теперь революциями занимаются не НКО, а именно ЧВК. Сегодня на этом рынке почти все контракты идут от Госдепа, ЦРУ и армии США, а также от международных организаций и транснациональных корпораций. Китайцы, учитывая тенденции развития современных угроз, сформировали свою, китайскую ЧВК, как негосударственный инструмент геополитики, и охраняют свои интересы неформальными средствами. Например, в Судане месторождения, которые принадлежат китайским компаниям, охраняет ЧВК — группировка в 40 тыс. человек, одетых в военную форму, но без знаков различия. И формально китайской армии в Судане нет. По данным интернет-журнала "Армейский вестник", сегодня на территории России функционируют достаточно мощные (по ресурсам, опыту, количеству профессиональных сотрудников) зарубежные ЧВК. Численность бойцов у некоторых достигает 450 человек. Их деятельность на территории России чрезвычайно опасна, поскольку они, по контрактам, выполняют задания НАТО и их союзников.

Из книги Ивана Коновалова "Эволюция частных военных компаний", написанной в сооавторстве с Олегом Валецким:

Правозащитные организации считают, что частные военные и охранные компании, которые действуют в Ираке, Афганистане, Колумбии, в странах Африки и Юго-Западной Азии, — это просто конторы по привлечению наемников и зарабатыванию денег на войне. В некоторых аспектах это действительно так. Но даже ООН уже давно изменило свое отношение к "военным частникам". Классический отряд наемников — это скорее ватага искателей приключений, собравшаяся, чтобы заработать на участии в боевых действиях или организации государственного переворота. Именно таковыми были подразделения самых знаменитых "солдат удачи" — ирландца Майка Хора, бельгийца Жака Шрамма, немца Рольфа Штайнера и француза Боба Денара, которые активно действовали в Африке в 1960–1970-е годы. Они зарабатывали деньги на войне, сражаясь и за повстанцев, и за диктаторов, но даже не пытались легализовать свой бизнес.

Сегодня частная военная (ЧВК) или охранная компания (ЧОК) - это официальная бизнес-структура. У многих из них есть большие головные офисы, где сидят рафинированные "белые воротнички". Бухгалтерский учет, обширный бумагооборот, квартальное планирование, рекламные акции. Однако деньги они все равно "делают" на работе своих команд в зонах боевых действий. Работают эти структуры только с официально признанными правительствами и крупными корпорациями, прежде всего энергетического и алмазодобывающего комплексов. В международных миротворческих операциях ЧВК являются равноправным правовым субъектом наряду с регулярной армией и другими силовыми структурами. Они работают в государственных интересах, преследуют те же цели и следуют тем же планам, что и регулярные войска, хотя имеют большую свободу в выборе средств. Но в этом случае ЧВК утрачивают фактически свой частный статус…

Когда государство не в состоянии быстро реагировать на все изменения мирового политического и экономического ландшафта, оно нередко разрешает возникшие проблемы привлечением частной инициативы в военной сфере.

Ольга Вандышева «Expert Online» 28 июн 2014, 17:32

eot-su.livejournal.com


Смотрите также