Адвокат-предприниматель: закон не запрещает адвокату заниматься бизнесом. Адвокатский бизнес


Русская бизнес-адвокатура — АДВОКАТСКИЕ ТАЙНЫ

Бесправовое поле бизнес-адвокатуры

Подсудимый ликует: суд выносит ему оправдательный приговор. В порыве радости он крепко жмет руки своему адвокату и щедро оплачивает его работу. Но этому гражданину, как и тысячам других клиентов адвокатских бюро, даже в голову не приходит, что по российским законам адвокаты защищают их вовсе не ради денег.

Российское законодательство называет предпринимательством деятельность, направленную на получение прибыли. Услуги адвокатов по защите законных прав таковой считаться никак не могут – слишком ответственная и благородная работа, чтобы брать за нее деньги. При этом юридическая деятельность в России никак не лицензируется, и юристы без статуса адвоката практикуют в произвольных масштабах. Более того, отечественные законы не обязывают иностранные юридические фирмы сообщать о том, что их специализацией будет оказание юридических услуг. Поэтому самые профессиональные участники рынка – частные адвокаты, если, конечно, они не изобретают обходные пути, оказываются в незавидной ситуации. Игроки рынка сетуют на несовершенство законодательства и приводят в пример страны, где адвокатура давно является важной отраслью экономики. При этом адвокатура даже такого молодого государства, как США, старше российской. Адвокат Гуннар Нердрум, работающий на территории бывшего СССР уже почти два десятка лет, защищает российских законодателей: «В законодательстве России не больше дыр, чем в других странах. То, что вы совершили за постсоветские годы – это уже прорыв»

Опасные существа

В 2004 году отечественной адвокатуре исполнилось 140 лет. Ее появлением, так же как и отменой крепостного права, Россия обязана царю Александру II, в чьем послужном списке было бесчисленное количество реформ, и в том числе судебная. Но адвокатская практика появилась не сразу после подписания закона. Долгое время работали всего два Совета присяжных поверенных – в Москве и Петербурге, потом к ним прибавился Харьковский. Более того, в высших кругах российского общества, напуганных французской революцией, было предубеждение, что адвокат – существо опасное. Робеспьер был адвокатом, из чего теоретически можно предположить, что его коллеги по ремеслу захотят избавиться от монархии. В итоге так и вышло: большинство членов Временного правительства являлись адвокатами.

До конца 1980-х годов адвокаты оставались особой кастой юристов, которым было разрешено получать гонорары за оказываемую юридическую помощь. Само собой, получали деньги и юрисконсульты, но это была зарплата штатных сотрудников организаций. «Я начал работать в 1953-м, в год смерти Сталина, – рассказывает «Ко» один из самых известных в России адвокатов Генрих Падва, управляющий адвокатским бюро «Падва и партнеры», – тогда адвокатов воспринимали как оппозиционеров и чуть ли не таких же преступников, как и те, кого они защищали, людей, которые противопо-ставляли себя социалистическому образу жизни. В общественном сознании они стояли низко. Теперь все по-другому: адвокат – серьезная, востребованная, нужная обществу профессия».

В 1986 году перемены начались и на юридическом поле. Закон СССР об индивидуальной трудовой деятельности разрешил на платной основе оказывать юридическую помощь всем юристам, а не только адвокатам. Лицензировать же деятельность таких специалистов стали только в 1995 году. Однако три года спустя лицензирование снова отменили. Кто лоббировал такой закон в Госдуме – сейчас уже никто не помнит.

Вторую половину 1990-х годов меркантильные юристы вспоминают как золотой век. Новая российская адвокатура, как и другие рынки в России, формировалась в условиях хаоса. «Когда появились первые зачатки капиталистической экономики, – продолжает Генрих Падва, – несколько человек, в том числе и я, поняли, что адвокатуре нужно учиться совершенно новым вещам. Мы повторяли основы бухучета, который в институте казался совсем ненужным, изучали зачатки корпоративного права, пытались понять, что такое акционерные общества, приглашали на консультации финансистов. Тогда действовал НИИ адвокатуры, который возглавлял я, а затем Генри Резник. Там мы читали лекции, проводили семинары. Молодежь воспринимала бизнес-право как что-то совершенно свое, и было заметно, что старой гвардии за ними не угнаться. Я был одним из немногих, кто принял решение стать универсальным адвокатом, сопровождать бизнес, но при этом не отказываться от общегражданских и уголовных дел. Многие коллеги остались верны тому, что они делали в СССР».

Адвокаты старой гвардии, которые до сих пор называют себя «романтиками от профессии», долгое время не признавали юристов, работавших вне адвокатуры. «Бизнесмены от юриспруденции стремились получить статус адвокатов, но им отказывали, потому что считали, что «кооператорам и индивидуалам» не следует широко открывать двери в адвокатуру», – пишет в своей статье «Адвокатура на рынке юридических услуг» член совета Федеральной палаты адвокатов России, директор адвокатской конторы «СантаЛекс» Геннадий Шаров. Новая генерация юристов быстро нашла выход: они просто создали свою собственную коллегию адвокатов «Мосюрцентр» во главе с Гасаном Мирзоевым. Рано или поздно двум альтернативным коллегиям нужно было мириться. Закон об адвокатуре, который и превратился в камень преткновения в сегодняшних спорах между бизнес-адвокатами и адвокатами, был принят в качестве компромисса в 2002 году.

Закон что дышлоТалантливого кинорежиссера, который зарабатывает деньги, занимаясь любимым делом, никто не назовет правонарушителем. Но бороться за справедливость и получать с этого прибыль нельзя. Это положение закона об адвокатуре заставляет несогласных с ним юристов искать обходные пути. Тех, кто называет себя бизнес-адвокатами, по подсчетам специалистов, насчитывается не более 3-5% от общего числа российских адвокатов, которых сегодня около 60 000. Критики называют их недовольство «бурей в стакане воды», но не услышать их голос в нынешних условиях стало невозможно.

Закон об адвокатуре, на первый взгляд, дал адвокатам все, что им нужно для того, чтобы чувствовать себя в привилегированном положении. Они не являются предпринимателями и соответственно не обязаны платить НДС, также адвокаты пользуются сниженной на два пункта начальной ставкой ЕСН. Адвокатские образования не облагаются налогом на имущество, на адвокатов не распространяются положения закона о контрольно-кассовой технике. Кроме этого, в отличие от всех других юристов, адвокаты имеют еще два важных преимущества. Во-первых, на все сведения, ставшие известными адвокату, распространяется режим адвокатской тайны со всеми полезными для доверителя последствиями, а во-вторых, у адвокатов есть эксклюзивное право вести уголовные дела (правда, они постепенно его лишаются – с развитием в России института мировых судей, представлять интересы истцов и подсудимых получили право и обычные юристы – прим. «Ко»). Эти налоговые и смежные преференции адвокатура имеет исключительно в связи с возложением на адвокатов публично-правовых обязанностей (оказание юридической помощи по назначению органов следствия и суда), в выполнении которых, кстати, бизнес-адвокатура участвует только материально.

Чтобы профессиональную деятельность адвокатов никто не спутал с предпринимательством, ее называют «оказанием юридической помощи», а не «юридических услуг«. «Услуги» же, таким образом, отдали на откуп бесчисленным юристам, квалификация которых законодательно не оценивается. Притом что в налоговом кодексе понятие «помощь» отдельно не прописано, адвокаты все равно попадают под его действие.

Несмотря на такие законодательные ограничения и нестыковки, понятие «бизнес-адвокатура» уже прочно вошло в современный лексикон. Генрих Падва выделяет адвокатов, «явно занимающихся бизнесом», в отдельную категорию, противостоящую специалистам по судебной защите и адвокатам-универсалам, которых очень мало. Ольга Ануфриева, член совета Федеральной палаты адвокатов, старший партнер адвокатского бюро «Андрей Макаров и Александр Тобак» считает, что под бизнес-адвокатурой каждый понимает что-то свое. Так, при Торгово-промышленной палате Пушкина и Павловска создана так называемая «бизнес-адвокатура», где юристы (не только адвокаты) бесплатно консультируют предпринимателей по всем проблемам. В адвокатуре к бизнесменам причисляют юристов, которые специализируются только на юридическом сопровождении деятельности бизнес-структур, а не на ведении уголовных, семейных и тому подобных дел, или тех, кто пытается извлечь доход из всего, что может иметь цену: статус, имя, предложение клиенту «сопутствующих» услуг. «Второе толкование имеет негативный оттенок, – говорит Ануфриева. – Если проследить основные мысли лоббистов идей по развитию бизнес-адвокатуры, то явно прослеживается что-то вроде «хотим быть предпринимателями без ограничений видов деятельности, без корпоративной этики, только оставьте адвокатскую тайну и адвокатский статус (пока он еще ценится). Иначе нам быть адвокатами просто невыгодно». По ее мнению, в таком случае надо вносить изменения в закон об адвокатуре и честно признавать адвокатскую деятельность предпринимательской, осознавая все вытекающие из этого последствия. Либо официально делить профессиональное сообщество на бизнес-адвокатуру и некую аналогию муниципальной адвокатуры и прописывать для них разные правила. «В любом случае изначально адвокат – это фигура процессуальная с соответствующими правами и обязанностями. Процесс имеет место при отправлении правосудия, а отнюдь не при совершении сделок. Все остальные разрешенные ипостаси адвоката (советник, консультант и т.п.) не имеют особых различий с деятельностью обычных юристов», – заключает Ануфриева.

Руководитель адвокатского бюро «Самакаев и партнеры» Тагир Самакаев, хотя и придерживается мнения, что адвокатура бизнесом может являться ровно настолько, насколько медицина, тоже предложил свое определение: «Бизнес-адвокаты – это те, кто не занимаются уголовным правом, а специализируются на корпоративном праве. Есть и те, кто отделил корпоративное право от цивилистики. Но в моем понятии человек либо является адвокатом, либо нет: важно не то, в какой области он работает, а то, насколько эффективно он оказывает помощь. Бизнесмены занимаются приращением прибыли, адвокат же, когда вступает с ними во взаимодействие, должен быть на своем месте. Порой бизнес-адвокаты рассматривают очередное дело как возможность включиться в партнерские отношения с компанией клиента. Но хочешь быть предпринимателем – отказывайся от статуса адвоката, иди в бизнес со своими хорошими навыками юриста. Невозможно на двух стульях сидеть так, чтобы не появилось вопросов у следственных органов». По мнению Геннадия Шарова, большинство российских юристов считают само словосочетание «бизнес-адвокатура» кощунственным по отношению к высокому служению адвоката. «Адвокат служит не бизнесу, не мамоне, не деньгам, а идее справедливости и гуманизма. Но этот термин сегодня применяется к специализации на правовом обслуживании предпринимательской деятельности и имеет полное право на существование», – резюмирует он.

Какие нервные лица Закон об адвокатуре разрешает российским юристам действовать в интересах клиента только от своего лица, но никак не от лица конторы или коллегии, что в большинстве случаев не устраивает клиентов. «Около трех лет мы («СанктаЛекс». – Прим. «Ко») были доверенными адвокатами PricewaterhouseCoopers в России, – вспоминает Геннадий Шаров, – до тех пор пока они не развили свой юридический отдел. Они, да и многие другие крупные иностранные клиенты, долго не могли поверить в то, что мы не можем заключить с ними договор от лица коллегии; приходилось делать выписки из законов, доказывать, что мы не виноваты, просто у нас такой закон. «Почему вы не можете, а другие готовы?» – спрашивали они. Потому что «другие», возможно, закон об адвокатуре не читали, отвечал я, или очень заработать хотят. Но если объективно – так мы теряем клиентуру». К примеру, с Microsoft у «СанктаЛекс» отношения так и не сложились: «Они обратились к нам с просьбой представлять их интересы на территории России, – рассказывает Шаров, – но не только оказывать юридическое сопровождение, но и взять на себя борьбу с контрафактом. Хорошо, сказали мы, предоставите нам материалы дела, мы будем эксклюзивно защищать ваши права. Но сыскарями не будем. Предложили им посодействовать в поиске детективов, чтобы они заключили с теми отдельное соглашение, но такой вариант их не устроил – слишком много волокиты, и они нашли тех, кто согласился предоставлять полный комплекс услуг».

Для того чтобы не потерять клиентов, адвокатам приходится создавать параллельные юридические и хозяйственные структуры, чем, к примеру, сейчас занимается Игорь Трунов, председатель президиума Московской центральной коллегии адвокатов. «Мы создаем структуры, которые имеют возможность оказывать юридическую помощь с последующей перспективой интеграции их в какой-то холдинг. Они будут выполнять те функции, которые запрещены адвокатам», – рассказывает Трунов. Многие борцы за чистоту адвокатуры называют подобные схемы «серыми». Однако Ольга Ануфриева ничего незаконного в «изобретательности» не видит: «Где в законе написано, что адвокатским образованиям запрещается предпринимательская деятельность или участие в коммерческих организациях? Адвокат оказывает юридическую помощь как физическое лицо, но если юридические услуги будет оказывать бюро, оно получит прибыль и должно заплатить налог на прибыль и НДС, а прибыль после налогообложения может распределяться куда угодно, в первую очередь, на развитие самого бюро».

Хотя налоговые льготы являются в большей степени обременением, препятствующим нормальной хозяйственной деятельности адвокатских структур, вносить изменения в законодательство на этот счет пока никто не торопится. В начале этого года столп российской адвокатуры, глава Адвокатской палаты Москвы Генри Резник представил сенатору Александру Торшину законопроект, который, как предполагают источники «Ко», создавался скорее даже не им, а ярым сторонником адвокатуры как предпринимательства, президентом адвокатской фирмы «Юстина» Виктором Буробиным (Генри Маркович всегда придерживался идей о том, что адвокатура – призвание, а не профессия, вспоминают те, кто вместе с ним работал над законом об адвокатуре 2002 года. – Прим. «Ко»). Этот законопроект предполагал включение в состав тех адвокатских образований, которые регламентированы законом об адвокатуре, некой юридической некоммерческой организации. Противоречия нашлись в законе об НКО, где четко сказано, что некоммерческая организация не может распределять доходы. Нашлись в предложенном законопроекте и другие нестыковки, и Генри Резник не стал его лоббировать дальше.

Поштучно и оптомС момента создания адвокатуры профессиональные юридические услуги принято считать «штучным товаром». Но один в поле не воин, особенно если речь идет о конкуренции с крупными западными компаниями, которые уже прочно обосновались в России. При подготовке закона об адвокатуре предполагалось, что юридическую помощь разрешат оказывать только адвокатам. Это стало бы лучшей протекционистской мерой, но куда исчезла эта поправка при утверждении закона, адвокаты сказать затрудняются. «Крупная компания более рентабельна, чем отдельно взятый адвокат, – считает Игорь Трунов, – поэтому рано или поздно серьезные клиенты уйдут туда, где есть весь спектр услуг, где им могут предложить много адвокатов разной специализации. А если вы не смогли удержать крупных клиентов, придется заниматься мелкими делами и получать ничтожные гонорары. Или же идти наемным работником в западную компанию, где будет стабильная зарплата, но не будет независимости».

Компании Baker & McKenzie, White & Case, Le Boeuf, Firestone Duncan LLC, Capital Legal Services International – мировые лидеры юриспруденции, может, и хотели бы работать в России по законам, но законов для них не существует. По странному стечению обстоятельств юридическая деятельность таких компаний на территории России не лицензируется. Впрочем, этот факт только облегчает им жизнь. Компании, занимающие первые строчки рейтингов по всему миру, на отечественном рынке обосновались очень прочно. Сколько на территории России действует иностранных юридических фирм – пока никто не сосчитал. Регистрируются они все по-разному. О схемах взаимодействия иностранных компаний с клиентами на территории России «Ко» рассказал Алексей Панич – партнер Московского офиса международной юридической фирмы Salans. Ее клиентами являются Morgan Stanley, Росгосстрах, Газпромбанк, Enel SpA, Hypo Real Estate International Bank и AIG Global, а общая стоимость сделок, по которым работали ее юристы на территории СНГ в 2006 году, составила $20 млн. «В определенной степени международным компаниям мешают пробелы в российском законодательстве. Они не могут выступать работодателями адвокатов, но это преодолимо: при представительстве компании создается адвокатское бюро под ее бренд-неймом, – рассказывает Панич. – Де-факто адвокаты являются сотрудниками компании, а де-юре – партнерами адвокатского бюро. Или как альтернатива – адвокат, сотрудничающий с иностранной юридической компанией, может создать свой адвокатский кабинет и заключить договор об оказании юридической помощи с этой компанией и тем самым получить доступ к оказанию услуг ее клиентам». При этом никакая западная компания в обычных случаях, конечно, не позволит адвокату заключать договоры с ее клиентами напрямую. Что касается непосредственно компании Salans, то она представлена на территории РФ в виде двух юридических лиц: непосредственно самого российского представительства, ООО Salans и адвокатского бюро Salans. Алексей Панич признается, что в какой-то степени для компаний, которые создают такую структуру, есть определенный риск – им нужно быть больше чем на 100% уверенными в тех адвокатах, с которыми они работают. Схема адвокатского кабинета, которой пользуются, к примеру, Baker & McKenzie, удобнее, но для клиентов, которым важна адвокатская тайна, бюро намного предпочтительнее.

В то же время, далеко не всем заказчикам нужно, чтобы обслуживающие их юристы имели статус адвоката. «Если до 2002 года без статуса адвоката мы не могли работать в судах, то сегодня он нужен только для того, чтобы вести уголовные дела, – рассуждает Панич. – А настолько полный спектр услуг оказывает очень ограниченное количество компаний. Девять из десяти юристов, работающих на иностранцев, сегодня не имеют статуса адвоката».

Адвокат Гуннар Нердрум, несмотря на отсутствие российского гражданства, пресловутый статус получил, пройдя аккредитацию при Минюсте. Теперь он совершенно легально оказывает юридическую помощь тем, кому необходимы консультации по норвежскому и французскому праву. Однако иллюзий по поводу того, что у него теперь есть большое преимущество перед другими зарубежными коллегами, работающими в России, господин Нердрум не питает. «Я приближаюсь к концу своей профессиональной карьеры, и поэтому мне захотелось после почти 20 лет работы в России получить статус адвоката и здесь. Он не дает мне никаких преимуществ, разве только использовать его в качестве рекламы. Я сделал это только лишь несколько месяцев назад, посмотрим, что это даст мне в течение года. Быть может, на следующий год зарегистрируюсь в России и как налогоплательщик. А пока делаю налоговые отчисления в пользу Франции», – говорит он. Получая аккредитацию при Минюсте, господин Нердрум был зачислен в реестр иностранных адвокатов всего лишь под номерами 33 и 34 (за два государства).

Алексей Панич не стал отрицать опасения независимых российских адвокатов, что крупные фирмы будут с ними безжалостно конкурировать: «Западные компании имеют возможность хорошо платить и забирают лучшие кадры. Они действительно без проблем могут вытеснить мелкие образования с рынка Москвы и Петербурга. Сложнее с регионами, где клиенты пока не готовы платить по тем счетам, которые мы им выставим». По информации «Ко», средний юрист западной компании получает 200 евро в час. Причем его ставка не изменится в зависимости от того, в какую область его направят в командировку. Независимые адвокаты берут за сопровождение бизнеса в среднем 160 евро в час, – но это в Москве. И они всегда могут скорректировать расценки под регион.

В клещах конкурентовПолучается, что с одной стороны на элитную касту российских адвокатов наседают иностранные компании. С другой стороны, простые юристы, выпускники популярных юридических факультетов бесчисленных вузов готовы взяться за любое дело за любые деньги. Спасти положение можно законодательным путем. Например, неоднократно высказывались предложения о том, чтобы всех юристов, имеющих более чем двухлетний опыт юридической работы в штате юридической фирмы, зачислить в адвокаты без квалификационного экзамена. «Те, кто не справляются, отсеялись бы сами», – полагает Геннадий Шаров. Другое большое «пугало» адвокатского рынка – это ВТО, со вступлением в которую должны исчезнуть все ограничения на деятельность иностранцев в России. Эксперты приводят в пример Китай, где в результате вступления в ВТО 80% рынка юридических услуг было захвачено иностранными компаниями, и утешаться власти могут лишь тем, что 98% сотрудников этих компаний – сами китайцы. Во Франции, как и в России, адвокатура не считается предпринимательством. Там еще более чем за 10 лет до вступления в ВТО около 70% рынка было захвачено транснациональными «монстрами». Сравнивают между собой Болгарию и Чехию. Первая задолго до вступления в ВТО подготовила протекционистские меры для своих юристов, а последняя планировала поменять законы постфактум. Теперь болгарские юристы довольны и счастливы, а чехи страдают от иностранной экспансии. Но Россия, уверены эксперты, интересна транснациональным компаниям и без членства в ВТО. «Конечно, западные фирмы в ближайшем будущем не будут заниматься уголовными делами. Более того, при расширении присутствия на российском рынке иностранцам будет сложно полностью вытеснить некоторые российские юридические фирмы из ряда областей права, где данные фирмы исторически занимают хорошие позиции, – считает Алексей Панич. – это преимущественно те, у кого есть громкое имя. – Так, например, в области налогового права конкуренцию нам и другим иностранным юридическим фирмам составляет «Пепеляев, Гольцблат и Партнеры». Всегда будут люди, нуждающиеся в помощи Игоря Трунова, который прославился защитой жертв авиакатастроф и заложников «Норд-Оста» (правда, такие дела адвокат ведет бесплатно – прим. «Ко»). И, конечно же, никуда не уйдет клиентура от специалистов с опытом Генриха Падвы и Генри Резника. Остальным же нужно либо проявлять изобретательность, либо сдавать позиции. А это 60 000 адвокатов и 300 000 юристов. Это гораздо больше, чем готовы принять в свой штат международные компании.

Автор: Ольга Кравец

Адвокат и бизнес

Адвокаты и либералы

Рекомендую прочитать

advokat-ko.ru

Частнопрактикующие юристы и адвокатская деятельность

В мировой практике ведения предпринимательской деятельности формы осуществления юридического бизнеса весьма разнообразны и многогранны. Существует широкий спектр как четко структурированных, так и весьма аморфных организационно-правовых конструкций, основанных на частных, акционерных и государственных началах.Для простоты и краткости изложения выделим пять наиболее распространенных форм осуществления юридического бизнеса, которые представим в виде схемы (см. рис.1).

Рис.1. Формы осуществления юридической деятельности на возмездной основе.

Рис.1. Формы осуществления юридической деятельности на возмездной основе.

Юридические услуги на возмездной основе оказывают как частнопрактикующие юристы (физические лица), так и коллективные предприниматели в виде консалтинговых или юридических компаний (юридические лица). Несколько особняком в этой дихотомии стоят адвокаты, которые, с одной стороны, осуществляют инициативную самостоятельную деятельность по оказанию юридических услуг за определенную плату, но с другой стороны их деятельность не считается предпринимательской. Так, российский Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» в ст.1 прямо указывает, что адвокатская деятельность не является предпринимательской.

Однако, несмотря на данный императив закона, мы все же рассмотрим функционирование адвокатского кабинета и адвокатских коллегий с точки зрения ведения бизнеса, так как даже некоммерческим структурам закон позволяет вести предпринимательскую деятельность, оговоренную в уставных документах.

Частнопрактикующие юристы. Частнопрактикующий юрист – наиболее простая форма организации юридического бизнеса, компактная и экономичная, основанная на личной мотивации и инициативе ее организатора.

Данная форма организации частной практики не требует образования юридического лица – т.е. предприятия. Специалист по юриспруденции, решивший предпочесть работе по найму самостоятельную деятельность по обслуживанию клиентов, регистрируется в соответствующих государственных органах, становится на налоговый и финансовый учет и приступает непосредственно к работе. Примерная модель организации бизнеса частнопрактикующего юриста показана на рис.2.

Рис.2. Примерная модель ведения бизнеса частнопрактикующим юристом.

Рис.2. Примерная модель ведения бизнеса частнопрактикующим юристом.

Для встреч с клиентами частнопрактикующие юристы открывают свой офис, под который чаще всего используется арендуемая площадь. Однако в современной практике известны случаи, когда частнопрактикующие юристы обходятся вовсе без офиса и секретаря, заменяя их мобильными средствами связи и компьютерами. Деловые встречи при этом проводятся либо на территории клиента, либо в кафе или в помещениях правоохранительных органов.

Экономия на аренде офиса на начальной фазе формирования клиентской базы может быть полностью оправдана. Работая с клиентурой сегмента «масс-маркета» под невысокие гонорары, частнопрактикующий юрист без особого ущерба для имиджа снижает свои издержки. Комплектуя базу заказчиков с низкими накладными расходами и вспомогательными издержками, частнопрактикующий юрист получает возможность быстрее пройти период вхождения в рынок и формирования первоначального капитала.

Следует также отметить такую важную особенность частной юридической практики, как возможность совмещения бизнеса с работой по найму или учебой. Для корпоративных юристов или студентов юридических специальностей, имеющих необходимые профессиональные знания и навыки, частная практика может быть дополнительным источником получения дохода. Диверсификация деятельности позволяет не только увеличить доход, сделать его более стабильным, но и постоянно расширять свои знания и человеческие контакты.

Частнопрактикующие юристы выступают на рынке наравне с юридическими фирмами и профессиональными консультантами как равноправные субъекты. Частнопрактикующий юрист может иметь расчетный счет в коммерческом банке, торговую марку, имеет право нанимать на работу нужный ему персонал.

Частная практика весьма привлекательна с точки зрения мотивации юриста – все заработанные доходы от консультаций и иных услуг поступают в собственность владельца бизнеса. Он сам выбирает рыночные ниши и отрасли права, в которых будет оказывать услуги, сам формирует клиентскую базу и определяет размер вознаграждения за свой труд. Контрагенты сделок и клиенты лично известны частнопрактикующему юристу, и, следовательно, он может оперативно реагировать на изменение их потребностей и желаний.

Частнопрактикующему юристу свойственны гибкость, мобильность, возможность оперативного принятия решений без консультаций с третьими лицами. Кроме того, имеется сильный стимул вести дела эффективно, так как частнопрактикующий юрист трудится на себя.

Особо следует отметить тот факт, что стартовым капиталом в юридическом бизнесе являются не столько деньги и материальные активы, сколько профессиональные знания и предпринимательская активность, желание самостоятельного ведения дел. В собственной частной практике в полной мере проявляются талант, творчество, самореализация личности, профессиональные и деловые качества юриста.

Адвокатский кабинет. Среди разнообразных форм осуществления юридической деятельности адвокаты занимают особое место. Их статус независимых защитников прав и свобод граждан и лиц без гражданства, имеет в бизнес-приложении два важнейших последствия:

  1. Адвокат как лицо независимое в принятии экономических, правовых и управленческих решений не может находиться в подчинении других лиц или адвокатов. Таким образом, адвокат должен действовать автономно, как самостоятельная бизнес-единица, осуществляя весь спектр деятельности по поиску и привлечению клиентов, назначению и взиманию платы за свои услуги, по рекламе и маркетингу, страхованию и распределению рисков, ведению финансового и налогового учета.
  2. Объединяться в предприятия адвокаты могут только на принципах кооперации и разделения труда. Привычная в любом другом бизнесе иерархия в управленческих отношениях в объединениях адвокатов (адвокатских коллегиях) здесь неприменима в силу упомянутого в пункте 1 ограничения.

С точки зрения ведения повседневного бизнеса отмеченные нами выше обстоятельства весьма специфичны и представляют несомненный интерес для анализа.

В аспекте осуществления деятельности под эгидой адвокатского кабинета, владельцу данной юридической практики приходится действовать по широкому кругу правовых вопросов и сопряженных с ними проблемами (см. рис.3).

Рис.3. Обслуживание физических лиц за вознаграждение.

Рис.3. Обслуживание физических лиц за вознаграждение.

Учитывая довольно сильную конкуренцию на рынке юридических услуг, работающий индивидуально адвокат вынужден браться за любую оплачиваемую клиентом работу, невзирая на свою правовую специализацию. Этот момент особенно характерен для начинающих освоение самостоятельного бизнеса юристов, действующих в рамках адвокатского кабинета.

Подобная всеядность и отсутствие специализации допустима для мелких дел, без сложной фабулы и необходимости иметь глубокие знания в конкретной области права. Более сложные дела, с более высокими гонорарами, требуют более профессионального подхода и углубленной подготовки. Появляется настоятельная необходимость в разделении труда и помощи других юристов, а также вспомогательного персонала. Кроме того, адвокат, действующий самостоятельно, может заболеть, и тогда его заменить фактически некому. Все расследования, деловые и рабочие встречи, судебные заседания приостанавливаются. Ворох дел нарастает, клиенты уходят.

Избежать указанных негативных последствий помогает объединение в формальную или неформальную бизнес-группу. Разделение труда и замена одного адвоката другим в случае появления необходимости в этом случае осуществляется без больших проблем.

В варианте формального объединения адвокатов, то есть образования коллегии адвокатов, решение бизнес-задач осложняется ввиду ограничения подчиненности адвокатов. Принцип независимости в управленческой и экономической деятельности дуалистична – с одной стороны, она обеспечивает автономию адвоката, с другой – порождает проблемы с менеджментом, координацией работ, поощрением и наказанием сотрудников, вопросами мотивации, трудовой дисциплины и т.п.

В известной степени неформальное партнерство адвокатов в российской практике становится нередко более предпочтительным, так как позволяет не камуфлировать коммерческий интерес в адвокатской работе, а ставить его на службу эффективной деятельности.

vadim-galkin.ru

Бизнес-адвокатура (юридические услуги) – 1 часть

юридические услуги, аутсорсинг, бизнес

Термин «бизнес-адвокатура» зачастую используется в двух определениях – как определенный вид деятельности и как профессиональное сообщество, осуществляющее данную деятельность. Бизнес-адвокатура как деятельность – это работа адвокатов в рамках установленных законом организационных форм по оказанию правовой помощи субъектам хозяйствования, остальным участникам отношений в сфере хозяйствования, а также служебным и должностным лицам субъектов хозяйствования по вопросам, связанным с деятельностью их бизнеса. Бизнес-адвокатура как профессиональное сообщество – это адвокаты, которые специализируются преимущественно в оказании правовой помощи участникам отношений в сфере хозяйствования по вопросам, связанным с осуществлением хозяйственной деятельности.

Стоит сказать, что адвокатура начала обслуживать бизнес чуть ли не с момента своего появления. И это не удивительно, ведь сколько-нибудь развитая рыночная экономика просто не может существовать без адвокатуры. Таким образом, правовое обеспечение бизнеса и хозяйственной деятельности дает сегодня работу многим представителям адвокатского цеха. Правда, история нам говорит, что не всем экспертам конца XIX века такая ситуация нравилась, не все считали правовую помощь бизнесменам достойным адвокатуры занятием. Однако жизнь, общественная необходимость доказали, что не только пламенные речи в суде, но и осуществление правового обслуживания субъектов хозяйствования – дело вполне адвокатское. В общем, специализация адвокатов в правовом обеспечении предпринимательской деятельности, то есть бизнес-адвокатура, вполне имеет право на жизнь.

Самыми распространенными видами правовой помощи, предоставляемой адвокатами отечественным предпринимателям, являются такие юридические услуги:

  • помощь адвоката при выборе бизнесменом организационно-правовой формы для создаваемых им хозяйственных обществ или других юридических лиц;
  • помощь адвоката при приобретении бизнесменов имущественных прав для его дальнейшего участия в управлении каким-то юридическим лицом;
  • помощь адвоката в переговорных процессах с контрагентами бизнесмена;
  • помощь адвоката при подготовке правовых заключений;
  • помощь адвоката по сопровождению сделок бизнесмена;
  • помощь адвоката при представительстве интересов бизнесмена в отношениях с отечественными правоохранительными органами и другими аналогичными службами;

Стоит сказать, что в нашей стране бизнес-адвокатура возникла практически «с нуля», причем ее образование произошло не внутри старой советской адвокатуры, а за ее тесными рядами. При советской власти адвокаты хозяйственным правом почти не занимались, хотя важность осуществления правовой работы партией и правительством в то время признавалась.

На сегодня все. А сейчас я хочу обратиться к тем предпринимателям, которым необходимы качественные юридические услуги. Так вот, если вы хотите, чтобы вашими проблемами занимались специалисты, то обращайтесь в компанию «Вы и Право» – сайт www.vyipravo.ru. Здесь трудятся настоящие профессионалы, выполняющие свою работу грамотно и оперативно. Так что вы никогда не пожалеете о том, что доверили защиту своего бизнеса именно им. Удачи!

promoney4you.com

❶ Как открыть адвокатский кабинет 🚩 адвокатский кабинет как форма адвокатского образования 🚩 Предпринимательство

Автор КакПросто!

Для осуществления самостоятельной деятельности в сфере оказания юридических услуг необходимо иметь высшее профильное образование, двухгодичную профессиональную практику и статус адвоката, который позволяет создать любой из существующих видов юридических организаций, в том числе и открыть адвокатский кабинет. Как открыть адвокатский кабинет

Статьи по теме:

Инструкция

Уведомление об учреждении адвокатского кабинета направляется в совет Адвокатской палаты, в котором указываются сведения об адвокате, место нахождения кабинета, порядок осуществления связи между ним и советом. Следует отметить, что такой тип организации не является юридическим лицом, но адвокат получает статус предпринимателя без образования юридического лица. Он также обязан открыть счет в банке и иметь печать.

Адвокат в большинстве случаев предоставляет услуги сразу по нескольким направлениям, например, помощь в разрешении жилищных споров, ведение бракоразводных процессов, оформление прав на недвижимость и наследство, представление интересов клиента в суде и т.д. Однако адвокатский кабинет может специализироваться и в узком правовом сегменте. Взаимодействие с клиентами осуществляется на основе гражданско-правового договора на оказание услуг, где, в том числе, оговаривается их стоимость. Величина клиентской базы напрямую определяется профессиональной репутацией адвоката.

Законом разрешается размещать кабинет в жилых помещениях, например, в собственной квартире, но при условии согласия на то членов семьи адвоката. Такая возможность позволяет существенно снизить расходы на содержание адвокатского кабинета, однако собственный офис выглядит солиднее и вызывает больше доверия со стороны клиентов. Вам потребуется помещение небольшой площади, достаточной для оборудования рабочего места и пространства для комфортного общения с посетителями. Желательно предусмотреть приемную комнату, так как юридическая деятельность сопряжена с конфиденциальностью. Позаботьтесь о привлекательном интерьере и солидной, но сдержанной вывеске на двери адвокатского кабинета.

Совет полезен?

Распечатать

Как открыть адвокатский кабинет

Похожие советы

www.kakprosto.ru

закон не запрещает адвокату заниматься бизнесом

Вправе ли адвокат заниматься предпринимательской деятельностью (бизнесом), одновременно осуществляя адвокатскую деятельность?

Анализ законодательства позволяет сделать вывод: вправе.

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекс профессиональной этики адвоката позволяют адвокату заниматься бизнесом, поэтому все возможные доводы противников такого «коммерческого подхода» с точки зрения закона несостоятельны и необоснованны.

Анализ законодательства относительно правовой возможности совмещать статусы адвоката и предпринимателя сделан адвокатом В.А.Вайпаном, с данным анализом можно ознакомиться на сайте http://www.palatakd.ru/doc/2011_Status.php

Полагаю, что разъяснения, данные в новом Письме Минфина России от 20.05.2013 N 03-11-11/17741 являются необоснованными, как и разъяснения, данные Минфином РФ в предыдущих аналогичных письмах. 

Поэтому только с точки зрения морали (нравственности, этики) противники могут выдвигать свои доводы относительно того, что заниматься бизнесом и одновременно осуществлять адвокатскую деятельность неэтично и аморально.

Я разделяю «коммерческий подход» и поддерживаю тех, кто не считает аморальным и неэтичным совмещение предпринимательства и адвокатской деятельности. Почему бы не осуществить свою «американскую мечту» и одновременно мечту быть адвокатом?!.

Эта статья — своеобразная «лакмусовая бумажка», цель которой — получить некоторое представление о том, как относятся практикующие адвокаты к одновременному совмещению статусов и не считают ли они это совмещение недостойным.

Исходя из личного опыта общения с некоторыми адвокатами по теме «одновременное совмещение статусов адвоката и предпринимателя», я могу сделать примерно следующий вывод: кто-то считает данное совмещение противоречащее закону, но вполне возможное с этической точки зрения; кто-то же считает недопустимым данное совмещение с этической точки зрения, даже если закон позволяет.

Уважаемые коллеги, допустимо ли для вас совмещение статусов?

zakon.ru

Бизнес адвокатура и модернизация рынка юридических услуг в России

Шарафутдинова Зарина Игоревна, Самарский государственный университет

Проблема соотношения понятий адвокатура и предпринимательство является актуальной. Вступление России в ВТО обуславливает необходимость повышения уровня конкурентоспособности и качества оказания квалифицированной юридической помощи. Сегодня довольно часто отечественный юридический рынок изобилует кадрами, чего нельзя сказать о качестве предоставляемых юридических услуг. Как известно, количество очень редко перерастает в качество. Данный факт стал очевиден и первым лицам страны, которые вносят предложение закрыть юридические факультеты в непрофильных вузах.

Дискуссии по поводу перспектив развития бизнес адвокатуры связаны с предоставлением возможности адвокатам заниматься предпринимательской деятельностью. Не смотря на существующий запрет заниматься предпринимательской деятельностью, многих представителей адвокатской профессии продолжает интересовать вопрос о том, насколько необходимо такое нововведение и в какой степени следует внедрять элементы предпринимательской деятельности в адвокатуру? Мнения представителей консервативной профессии разделились: одни выступают за сращивание адвокатуры и предпринимательством, другие, напротив, видят в данном явлении только отрицательные последствия. В этой связи, немаловажным является вопрос, как бизнес адвокатура может улучшить ситуацию на рынке юридических услуг в стране?

Для того, чтобы более детально рассмотреть проблему развития бизнес адвокатуры в России, необходимо обратиться к особенностям легального осуществления адвокатской деятельности в России на основании федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В соответствии с указанным законом, адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном Законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты. Следовательно, адвокатская деятельность предусматривает сложную и требовательную к претендентам процедуру получения статуса адвоката и права заниматься указанной деятельностью. Из дефиниции адвокатской деятельности следует, что ее основной целью является защита прав и законных интересов клиента. Более того, наличие запрета для адвокатов на осуществление предпринимательской деятельности является одной из самых существенных особенностей профессии адвоката. Следовательно, адвокатская деятельность не преследует цели извлечения прибыли. Помимо сказанного, важно отметить, что значимой особенностью также является отсутствие организационно-правовой самостоятельности адвокатских образований. Перечень форм адвокатских образований строго определен в законе, и, следовательно, организация адвокатских образований также не должна ставить в приоритет цель, связанную с извлечением прибыли. Адвокатская деятельность также характеризуется наличием особых привилегий, которые должны способствовать исполнению правозащитных функций и реализации права на правосудие.

Что же тогда представляет собой бизнес адвокатура?

Сторонники предпринимательского подхода к адвокатской деятельности убеждены в необходимости присвоения адвокатам статуса индивидуальных предпринимателей. И, действительно, заимствование предпринимательских элементов в адвокатской деятельности является широко применяемой моделью формирования коммерческих адвокатских образований в таких передовых странах, как Англия, Щвеция. Интересно, что сами адвокаты активно используют такие предпринимательские аспекты, как ребрендинг, технологии по увеличению целевой аудитории, формирование слоганов. Наиболее важным элементом бизнес адвокатуры является наличие свободы в принятии решений. Из данного утверждения следует, что адвокаты вправе самостоятельно определять организацию и организационно-правовую форму осуществления адвокатской деятельности, область личной ответственности за свои действия. Данное положение также касается целевого приоритета адвокатской деятельности. По мнению менее радикальных сторонников адвокатуры в сфере предпринимательства, сращивание адвокатуры и предпринимательства необходимо только в целях упрочнения материальной базы адвокатской деятельности для обеспечения независимости адвокатуры. Таким образом, бизнес адвокатура является симбиозом адвокатской и предпринимательской деятельности.

На мой взгляд, бизнес адвокатура представляет собой исключительно предпринимательскую деятельность по оказанию юридических услуг. Следовательно, термин бизнес адвокатура носит номинальный характер. По моему убеждению, необходимо сохранить консервативную модель организации адвокатской деятельности, потому что установление бизнес адвокатуры нельзя признать реформированием адвокатуры. Скорее бизнес адвокатура является прямым вытеснением адвокатской деятельности предпринимательской. Как известно, адвокатская деятельность является элитой юриспруденции, поэтому упрощение данного института представляет собой прямую угрозу развитию рынка юридических услуг в России. С установлением бизнес адвокатуры немедленно будет изменяться система ценностей профессии адвоката. Если ранее приоритетом являлась защита прав и законных интересов клиента, то в дальнейшем адвокатская деятельность будет преследовать цель, связанную с извлечением прибыли. В этой ситуации адвокатура столкнется с конфликтом профессиональных ценностей. Более того, с переходом к адвокатуре в сфере предпринимательства мы теряем специфику деятельности адвоката: теряет значимость как существующие адвокатские структуры, так и нормативная база, регулирующая данную деятельность. В этой связи немаловажным является и тот факт, что с установлением бизнес адвокатуры адвокатская деятельность может потерять свою независимость. Речь идет о возрастании уровня контроля со стороны государства, либо со стороны крупных бизнес структур. Данное обстоятельство не только влияет на качество, но и ограничивает доступ к правосудию.

Капитализация адвокатских образований является противоестественным явлением для института адвокатуры. Модернизация отечественного юридического рынка посредствам внедрения бизнес адвокатуры не приведет к повышению качества оказываемых юридических услуг, а лишь расширит кадровый состав. Поэтому, каким образом осуществить модернизацию рынка юридических услуг без государственного вмешательства представляется сложным и пока что неразрешимым вопросом.

socialphenomena.org

Адвокатское бюро — АДВОКАТСКИЕ ТАЙНЫ

Адвокатское бюро весьма сходно с такой организационно-правовой формой, как полное товарищество. Эта организационно-правовая форма адвокатской фирмы является самой «молодой»: впервые она была введена в российское поверенное законодательство лишь в 2002 г.

Плюсы и минусы открытия и ведения адвокатского бюро

Это предопределило настороженное отношение адвокатов к подобной организационно-правой форме. Так, В. Емельянов указывал: «Полагаем, что выбор для своей деятельности формы адвокатского бюро вряд ли оправдан. Тем более что в нынешних условиях каких-либо преимуществ по сравнению с коллегией адвокатов бюро не дает» . Однако дальнейшая практика показала жизнеспособность этой формы организации. Сторонник адвокатских бюро В. Буробин отмечает: «В современных условиях адвокатами бизнеса была востребована именно эта организационно-правовая форма. Адвокатские бюро уже доказали, что они прогрессивней традиционных юридических консультаций» .

Положительные аспекты

Выделим положительные стороны выбора такой организационно-правовой формы адвокатского образования:

  • прикрепление к имени;
  • стартовое аккумулирование средств;
  • партнерские отношения учредителей;
  • распределение функций;
  • совместное ведение дел;
  • распределение расходов;
  • финансовые вложения;
  • обмен клиентами.

Прикрепление к имениФормирование успешно работающего адвокатского бюро происходит вокруг одного или нескольких известных адвокатов, обладающих обширной клиентской базой. Их профессиональный авторитет служит своеобразным уставным капиталом, гарантируя уже на первых этапах работы наличие стабильного потока клиентов. Можно выделить два вида адвокатских бюро: семейное и авторитетное. Семейное адвокатское бюро, в отличие от западной адвокатуры, в России довольно редкое явление. Оно основывается на родственных связях: адвокатский бизнес передается от отца к сыну. Отсюда и традиция включать в наименование таких фирм фамилии их учредителей. В России же получила распространение авторитетная форма адвокатских бюро. Создание такой фирмы происходит примерно следующим образом: преуспевающий адвокат на определенном этапе развития своей карьеры перестает успевать обслуживать весь «вал» нахлынувших клиентов. Чтобы не терять их, такой адвокат или группа адвокатов создают адвокатское бюро, в котором выделяется два вида специалистов. Условно их можно назвать адвокаты-учредители и адвокаты-работники. В этом случае первые передают часть дел обратившихся к ним клиентов наемным работникам. Соответственно, в выигрыше остаются обе стороны: адвокаты-учредители удовлетворяют потребности своих клиентов и получают проценты от переданного дела, а остальные сотрудники получают работу.

Стартовое аккумулирование средствПри открытии адвокатского бюро объединенный стартовый капитал позволяет создать более комфортные условия для начала работы. Стабильное финансовое положение адвокатов-учредителей, а также возможность аккумулировать финансовые средства, позволяют адвокатскому бюро иметь более дорогой офис, быстрый и качественный ремонт, современную офисную мебель и другие материальные средства, создающие комфортные условия для работы. Подобный положительный аспект полностью отсутствует у адвокатского кабинета и весьма ограничен у коллегии адвокатов. Индивидуальному адвокату не с кем объединяться, так как он работает один, а учредитель коллегии адвокатов не заинтересован в финансовых вложениях, так как большинство из коллегиальных адвокатов не обладают реальной возможностью влиять на управление этими вложениями.

Партнерские отношения учредителейВ адвокатском бюро отношения построены на доверии и общности интересов, зафиксированных в партнерском договоре. Эта небольшая по количественному составу организация подчас основана на дружеских, семейных или наставнических связях, что предопределяет особую психоэмоциональную зависимость партнеров друг от друга. Это побуждает адвокатов-партнеров делиться друг с другом правовыми и маркетинговыми технологиями, юридическими тонкостями, направленными на достижение единой цели – создание и поддержание положительного бренда своего адвокатского бюро.

Распределение функцийВ ходе работы адвокатской фирмы ее учредители, кроме непосредственной адвокатской деятельности по предоставлению квалифицированных юридических услуг, вынуждены заниматься и иными делами, связанными с функционированием компании. В адвокатском бюро эти дополнительные функции могут быть распределены между учредителями. Например, заключение договоров на оказание адвокатских услуг может быть возложено на управляющего партнера. Это позволяет рядовым адвокатам-партнерам не отвлекаться на осуществление администраторской и иной хозяйственной деятельности, а сосредоточить все свои усилия непосредственно на профессиональной деятельности. Другие обязанности, например, построение маркетинговой политики, ведение налоговой отчетности, прием и контроль над работой обслуживающего персонала, могут быть распределены между адвокатами-учредителями.

Совместное ведение делСоглашение об оказании юридической помощи с доверителем заключается от имени всех партнеров, что дает адвокатскому бюро ряд преимуществ. Так, возможно ведение дела одновременно несколькими партнерами или присоединение на определенном этапе какого-то конкретного специалиста, например, по ценным бумагам. Кроме того, болезнь или отпуск адвоката-партнера не приостановят производство по делу, так как отсутствующего с успехом может заменить или подстраховать коллега по адвокатскому бюро.

Распределение расходовРасходы и убытки, понесенные адвокатским бюро, распределяются непосредственно между всеми адвокатами-партнерами. Это позволяет учредителям разрабатывать хотя и более рискованные, но и более прибыльные юридические проекты по предоставлению юридических услуг. Там, где индивидуальный адвокат побоится рискнуть, адвокат-партнер, обсудив дело со своими коллегами, может взяться за «рисковое» дело.

Финансовые вложенияВкладывать средства из своих доходов – обычная практика для учредителей большинства адвокатских бюро. Дело в том, что адвокатам-партнерам выгодно оставлять часть своей прибыли на развитие фирмы (маркетинг, реклама, офис и т. п.). Во-первых, это повлечет дальнейшее увеличение их доходов, а во-вторых, является надежным вложением капиталов, которые они могут изъять при выходе из адвокатского бюро.

Обмен клиентамиСама природа адвокатского бюро подталкивает его учредителей производить обмен своими клиентами. Это может происходить, например, в связи с загруженностью адвоката или в случаях, когда он не специализируется на той категории дел, по которой необходимо оказать юридическую услугу. Адвокат-учредитель также может передать «неподходящее» ему дело (небольшой гонорар, большой объем рутинной работы) своему адвокату-работнику.

Отрицательные аспектыК отрицательным маркетинговым аспектам выбора такой организационно-правовой формы адвокатского образования, как адвокатское бюро, относятся:

  • повышенная ответственность;
  • неравенство партнеров;
  • кризис роста адвокатов-партнеров;
  • ограничение независимости;
  • проблема лидера.

Повышенная ответственностьЗа неисполнение обязательств одним из адвокатов-партнеров остальные его коллеги несут перед доверителем субсидиарную ответственность всем своим имуществом. С момента прекращения партнерского договора его участники также несут солидарную ответственность по неисполненным общим обязательствам в отношении доверителей и третьих лиц. Подобная повышенная ответственность членов адвокатского бюро является основным доводом противников этой организационно-правовой формы. Однако, с другой стороны, угроза повышенной ответственности может являться дисциплинирующим фактором в работе. Кроме того, в правоприменительной практике угроза привлечения адвокатской фирмы и адвокатов-учредителей к финансовой ответственности является ничтожной до такой степени, что ею возможно пренебречь.

Неравенство партнеровСложившиеся партнерские отношения в адвокатском бюро развиваются под безусловным доминированием управляющего партнера или ведущей группы адвокатов-учредителей. Являясь положительным аспектом в работе адвокатского бюро (прикрепление к имени, обмен клиентами), это может создать и определенные проблемы. Неравенство партнеров может привести к тому, что адвокатское бюро хотя и работает как один сплоченный коллектив, однако в силу того, что у потребителей адвокатское бюро в первую очередь ассоциируется с адвокатами первого звена, львиная доля авторитета достается управляющему партнеру и ведущим адвокатам. Это, в свою очередь, может создать психологическое напряжение в коллективе. Оно может быть снято или авторитарным стилем управления со стороны руководителей бюро, или очень тонко выстроенными партнерскими отношениями.

Кризис профессионального роста«Прикрепляясь» к имени ведущих адвокатов бюро (что является положительным аспектом на первом этапе), адвокат-работник может столкнуться с ситуацией «повзрослевшего ребенка»: возможность продвижения его собственного имени на рынке адвокатских услуг из-за «опеки» старших товарищей может быть ограничена. Кризис роста может быть преодолен или переводом адвоката-работника в категорию партнера, или выходом из адвокатского бюро и созданием собственной фирмы.

Ограничение независимостиСама сущность адвокатской профессии подразумевает индивидуальность и психологическую независимость адвоката. С такой установкой адвокатам-партнерам бывает трудно прийти к общему мнению как в вопросах управления фирмой, так и при ведении конкретных дел. Все это приводит к довольно частому развалу адвокатских бюро. Каковы будут негативные экономические последствия этого шага можно себе только представить.

Проблема лидераУспех работы адвокатского бюро основывается на профессиональных и административных качествах управляющих партнеров. Они должны обладать не только навыками успешного адвоката (что само по себе встречается не так часто), но и талантом управления. Сочетание таких качеств можно наблюдать крайне редко.

Автор: Роман Мельниченко

Адвокатский кабинет

Коллегия адвокатов

Очерки АДВОКАТУРЫ

Выбор внешней формы ведения юридического бизнеса

Рекомендую прочитать

advokat-ko.ru