Интеллектуальный бизнес. Бизнес интеллектуальный


Интеллектуальный бизнес - ЭкспертРУ - Новости дня

Люди — главное богатство Сибири. Как себя чувствует сибирский бизнес и какие точки роста существуют для локальных предприятий, — на эти вопросы проще ответить тому, кто видит картину в целом. Корреспондент журнала «Эксперт-Сибирь» поговорила с руководителем Сибирского регио­нального центра КПМГ Леонидом Козленко

–КПМГ — глобальная компания, представленная в разных уголках мира, и, надо полагать, она опирается на определенные стандарты и принципы работы. Тем не менее, есть ли какая-то «сибирская специфика», какие-то отличия, обусловленные менталитетом, экономикой региона?

— У нас очень жесткие требования к качеству услуг, которые мы предоставляем. Они отслеживаются как внутренними службами, так и многочисленными регуляторами. И, конечно, они едины для всех регионов присутствия. В этом смысле никаких различий быть не может.

Задача КПМГ — сделать так, чтобы инвестор или кредитор из любой страны мог понять экономику предприятия, с которым мы работаем, и мог опираться на эти знания при принятии бизнес-решений. Международные стандарты финансовой отчетности — универсальный язык, который применяют организации по всему миру, да и понятие эффективности бизнес-процессов сегодня в российских компаниях соответствует общепринятому.

Мы хорошо понимаем проблемы локального сибирского бизнеса, но как таковой «сибирской специфики» в них нет. Как и везде, у нас в Сибири все озадачены вопросами различных оптимизаций, повышения эффективности, доходности своих предприятий. Другое дело, что структура экономики городов отражается на нашем продуктовом порт­феле и, как следствие, на специализации команд локальных офисов. Новосибирск, например — это город развитой сферы услуг, ритейла, ИТ-разработок, соответственно, предприятия из Новосибирска чаще обращаются за помощью в решении проблем интеллектуальной собственности, ИТ-безопасности, налоговой оптимизации. Красноярский край, особенно после укрупнения, — это добывающий регион, с крупной промышленностью, и бизнес здесь действительно озабочен вопросами оптимизации производства.

— За десять лет многое изменилось — и в экономике, и в политике. Как менялась стратегия присутствия КПМГ на рынке в связи с этими факторами?

— Когда мы открывали офис, рынок консалтинговых услуг был рынком продавца: достаточно много крупных клиентов приходили к нам сами, проекты продавались по телефону. В последние годы это скорее рынок покупателя. Клиенты стали намного более квалифицированными, штатные команды, имея уже большой опыт работы с такими компаниями, как наша, например, учатся делать многие операции самостоятельно. С одной стороны, нам стало легче работать, потому что мы говорим с клиентом на одном языке. С другой стороны, требования клиентов растут пропорцио­нально компетенциям их специалистов. Это накладывает на нас еще больше обязательств по развитию наших команд, ведь мы всегда должны быть на несколько шагов впереди. С каждым годом приходится предлагать все более сложные интеллектуальные продукты. Конечно, аудиторские услуги — это основа нашего бизнеса, но клиенты требуют от нас помимо этого еще и помощи в оптимизации внутренних процессов, закупках, решения налоговых вопросов и прочее. Рынок уже достаточно созрел, чтобы компании думали не только о закрытии сиюминутной потребности, как, например, подготовка отчетности для привлечения капитала, но и для приглашения консультантов, чтобы посмотреть на свой бизнес со стороны и, в конечном счете, стать более конкурентоспособными.

— Десять лет назад, вы говорите, был большой поток входящих клиентов, сейчас за каждого приходится бороться. А что конкретно изменилось? Конкуренты подросли или компании?

— Изменилась среда, в которой работает бизнес. Когда экономика на подъеме, когда постоянно происходят какие-то сделки, приходы новых игроков, реализация мегапроектов и т.д., безусловно, у консультантов больше работы. В сложные же экономические времена все считают деньги, проектов становится очень мало, и, конечно, тебе каждый раз нужно доказывать, что именно ты принесешь наибольшую ценность. Еще один фактор — это достаточно сильное сжатие рынка капитала для российского бизнеса, произошедшее в последние несколько лет по известным причинам. По сути, он сократился до российских банков и инвестиционных фондов с участием государства. Это очень сильно влияет и на нас, ведь заверенная КПМГ отчетность — это, в первую очередь, инструмент привлечения капитала.

— В нынешних экономических условиях, на ваш взгляд, что может стать для ваших клиентов «волшебной таблеткой» для роста?

— Я думаю, что «волшебных таблеток» в бизнесе не существует. Любому бизнесу, чтобы быть успешным, нужно хорошо понимать свои цели и фокусироваться на них. В сегодняшнем мире надо бежать быстро, чтобы оставаться на месте, а чтобы прийти куда-то, надо бежать в два раза быстрее. В то же время, я думаю, что драйверами какого-то взрывного роста могут быть принципиально новые услуги или продукты, основанные на прорывных технологиях, поскольку традиционные ниши уже заняты. Технологические стартапы привлекают большой интерес инвесторов и уже сегодня меняют целые отрасли. Я думаю, что в ближайшем будущем мы станем свидетелями многих подобных трансформаций.

— А с какой скоростью надо бежать компании КПМГ и в каком направлении?

— В нашей профессии главное — это люди, те самые кадры, которые «решают все». И наша стратегия очевидна — постоянные инвестиции в человеческий капитал. Мы привлекаем новых специалистов с редкой специализацией, постоянно обучаем наших сотрудников — у каждого есть норма часов обучения в год, отправляем на стажировки в различные страны, чтобы они лучше понимали тенденции развития рынков, и, конечно, предлагаем лучшим профессио­налам комфортные условия труда и хороший компенсационный пакет.

Мы также растим отраслевые команды, которые специализируются на определенных секторах экономики. Например, с металлургическими компаниями работают аудиторы, которые доско­нально знают именно этот бизнес. Это позволяет говорить с клиентом на одном языке, быть реальным помощником, долгосрочным партнером для клиента, а не просто наемным исполнителем для конкретной задачи.

Ну и конечно, как я уже говорил, мы постоянно предлагаем рынку новые продукты, исходя из потребностей наших клиентов. Например, сейчас предприятия больше внимания обращают на налоги, сама система налогообложения становится более сложной, трудно успевать за всеми изменениями в законодательстве. Бизнесу нужно свыкнуться с тем, что фискальное давление и дальше будет усиливаться: есть очевидные проблемы с наполняемостью бюджета страны, да и технологические возможности нашей налоговой системы с каждым годом становятся все более совершенными. Предприятиям придется подстраивать свои внутренние процессы к этим изменениям и новому уровню квалификации специалистов налоговых инспекций. Налоговых задач будет становиться все больше.

Мы идем за этим трендом и открываем локальную налоговую практику в Сибири, чтобы наши специалисты могли долгосрочно работать в локальном офисе, а не только приезжать из Москвы. Кстати, хочу отметить, что Сибирь и Новосибирск, в частности, всегда отличались очень сильными кадрами. Когда мы только открывали офис, мы смогли набрать здесь людей, способных менять мир вокруг себя к лучшему и приносить пользу бизнесу. И через 10 лет проблем с этим не возникает, здесь по-прежнему очень богатый человеческий капитал.

— А бизнес предпочитает решать эти налоговые задачи самостоятельно или все-таки привлекать консультантов?

— Наш рынок в этом отношении отличается от рынка Европы или США. Там как только выходит налоговое уточнение или новый формат документов, предприятие не думает, как с этим разбираться, а сразу идет к консультанту. У нас пока еще рынок другой: бизнес сначала пытается все сделать сам, набивает шишек, а потом обращается к консультантам. Но ситуация меняется. От многих крупных клиентов мы слышим, что такая практика неэффективна: компаниям невыгодно содержать у себя в штате специалистов, например, по трансфертному ценообразованию такого уровня, с таким качеством компетенций и в таком количестве, как это делаем мы. Более того, у нас есть большое преимущество в виде глобальной сети — у нас офисы в 155 странах мира, и мы с высокой долей вероятности уже решали аналогичные проблемы у клиента с похожим профилем, и уже есть готовый ответ.

— Кстати, о глобальной сети. Если говорить о КПМГ, насколько сложно компании с западным капиталом работать в России в современных условиях?

— У КПМГ нет западного капитала. АО «КПМГ» — это российская компания, все акционеры которой — россияне. В нашем сибирском офисе 90 человек, и все они — граждане России. Другой вопрос, что КПМГ в России и СНГ является членом международной сети компаний и имеет возможность обмениваться опытом и лучшими практиками с офисами в других странах. Это помогает нам предлагать клиентам проверенные эффективные решения и повышать квалификацию своих команд. Однако никак не отражается на принятии управленческих решений или конфиденциальности клиентской информации.

— Каков ваш прогноз на ближайшее или среднесрочное будущее: в каких отраслях с поправкой на специфику Сибири возможен прорыв?

— Я все-таки надеюсь на прорыв в отраслях со значительной долей интеллектуальной составляющей: разработка программного обеспечения, какие-то инновационные технологии, ведь мы регион с очень сильным интеллектуальным потенциалом. Плюс, возможно, у нас, как во всем мире, начнут еще более активно развиваться стартапы. Как только будет построен сотый бизнес-центр, который не найдет себе арендаторов, капиталы перераспределятся в стартапы, в инновационную отрасль. Возможно, там выше риск, но и выше потенциальная доходность. Поэтому в среднесрочной-долгосрочной перспективе мы ожидаем переход от текущих драйверов — это для нас строительство и добыча полезных ископаемых — в сторону продуктов с высокой добавленной стоимостью.

expert.ru

Интеллектуальный бизнес – эффективный и высокодоходный метод.

Предлагаемый вашему вниманию материал основан на современных достижениях в области аналитического мышления и информатики. Представленные решения доказательно, на конкретных примерах, обосновывают не только высокий уровень доходности при использовании предлагаемого интеллектуального продукта, но и доступность его широкого использования в бизнесе. Разработанный высокоинтеллектуальный продукт позволяет поднять аналитический уровень использующего его бизнеса на более высокую ступень, что ведет к росту производительности труда и снижению издержек в самой критичной – интеллектуальной сфере бизнеса. Суммарно предлагаемое решение позволяет добиться не имеющего аналогов уровня доходности в любой области бизнеса. Представленный материал рассматривает вопрос высокодоходной реализации интеллектуальных продуктов на предлагаемом примере.

Исторические обобщения.

В процессе всего исторического пути развития человечества рост интеллектуального уровня неизменно приводил к расширению сферы деятельности человека, росту производительности труда и повышению уровня жизни. Образ первых орудий труда возник в низкоинтеллектуальном сознании первобытного человека. Но и эти первые продукты интеллекта позволили значительно поднять уровень жизни. Дальше – больше. Развитие интеллекта позволяет осваивать новые технологии и овладевать новыми научными достижениями, что не только повышает уровень жизни, но и благотворно влияет на интеллектуальное развитие. Темпы развития как общества в целом, так и его интеллектуальной составляющей в настоящее время поистине грандиозны, а информационные потоки просто чудовищны. Образное сравнение достаточно точно определяет современное состояние рассматриваемого вопроса. Объективно решение встающих в процессе интеллектуального развития проблем лежат в области аналитического мышления человека. Возможный путь решения предложен далее.

Анализ современных проблем интеллектуальной составляющей производства и бизнеса.

Современное состояние рассматриваемой сферы характеризуется, как уже отмечалось, гигантскими информационными потоками и выдающимися достижениями, прежде всего в информатике. В то же время процесс обработки информации и выбора решения по своему уровню значительно уступает открывающимся возможностям. Это вызвано тем, что аналитическая часть мышления, как и многие другие составляющие интеллекта, развивалась по принципу “от достигнутого”. То есть корректировка направления развития мышления происходила при накоплении критического объема знаний, минимально необходимого для перехода на соответствующий интеллектуальный уровень. Таким образом, высокие темпы развития информационных технологий создали не только фантастические возможности использования, но и грандиозные диспропорции в эффективности обработки. Поэтому назрела необходимость серьезной коррекции. В то же время для этого созданы все предпосылки. Развитие парка персональных компьютеров и информационно-коммуникационной среды, создание огромного ряда высокоинтеллектуальных программных продуктов в комплексе предопределило указанные выше предпосылки.

Синтез решения на примере создания высокоинтеллектуального продукта из аналитической области мышления, тесно связанного с конкретным бизнесом.

Вначале выберем объект приложения нашего решения. Если последовательно рассматривать всю сферу аналитического мышления, то нельзя не выделить аналитический процесс разработки, как чрезвычайно показательный и важный сегмент. Итак, мы беремся скорректировать аналитический процесс разработки. Наилучшей формой отображения является модель с прилагаемым алгоритмом действия. Вот мы и воспользуемся данной формой. Модель может быть представлена в виде набора библиотечных элементов с известным комплексом выполняемых функций. В настоящее время процесс разработки включает как составные части функциональный синтез, расчет, моделирование, отображение результатов в текстовом и графическом виде. Следовательно, модель процесса аналитической разработки должна включать текстовый и графический редакторы, а также пакет математического моделирования. Соответствующие современные программные продукты достаточно стандартизованы, то есть обладают необходимым минимумом функциональных возможностей, не только соответствующих функциональным возможностям ручного процесса, но и значительно превосходящих их. Представленная функциональная схема достаточно точно отображает рассматриваемый процесс. Необходимо пояснить, что частный вид программного продукта отображает целый комплекс функциональных процессов в виде библиотечного элемента. Так текстовый редактор отображает комплекс мероприятий по обработке и визуализации текстовой информации. Графический редактор представляет функциональный комплекс по обработке и визуализации графической информации. Пакет математического моделирования представляет сегмент расчета и моделирования в общем аналитическом процессе. Во всяком случае, наглядно видны системные достоинства и недостатки. К достоинствам необходимо отнести автоматизацию таких необходимых процессов, как расчет и моделирование (реализует пакет математического моделирования), а также визуализация результатов, выпуск КД и ТД (реализуют текстовый и графический редакторы). К недостаткам можно отнести отсутствие системной поддержки оператора процесса на этапе функционального синтеза проектируемого изделия.

Модификация синтезированного продукта применительно к современным условиям.

Итак, мы синтезировали необходимый продукт, отметив его достоинства и недостатки. Теперь попробуем избавиться от недостатков. Явным недостатком, как уже отмечалось, является отсутствие системной поддержки оператора процесса на этапе функционального синтеза проектируемого изделия. Проще говоря, если этапы расчета, моделирования и визуализации результатов не просто автоматизированы, а и дополнены огромным количеством различных возможностей, то на этапе синтеза отсутствует минимально необходимая автоматизация. Будем действовать в этом направлении с целью исправления отмеченного недостатка. Представленный алгоритм достаточно прост и действенен. Задача состоит в формализации описания рассматриваемых элементов, но она вполне решаема. Таким образом, мы синтезировали высокоинтеллектуальный продукт, который может быть использован во всех сферах бизнеса.

Глобальные возможности синтезированного продукта.

Сферу использования синтезированного продукта определяет его функциональное назначение. В данном случае модель аналитического процесса разработки может быть востребована в гигантском сегменте научно-технических разработок. А востребованность его, в свою очередь, определяется возможностью введения дополнительных качеств, недоступных вне предлагаемой системы. Особо выделим весь комплекс дополнительных качеств: 1. Возможность глубоко формализовать и автоматизировать этап функционального синтеза. 2. Соответственно, предоставляется возможность полностью формализовать и автоматизировать весь процесс разработки. 3. Возникает возможность глубокой (от этапа функционального синтеза до этапа выпуска КД и ТД) и широкой (включающей все составные части проекта) унификации. 4. Вышеперечисленные опции позволяют не только поднять уровень процесса разработки, но и стандартизовать его на более высоком уровне. 5. В целом предлагаемый интеллектуальный продукт может быть конформно оттранслирован с высоким эффектом в самые разные области жизнедеятельности.

Примеры конкретного использования.

Примером разновидности конкретного использования разработанной модели является работа автора на предмет виртуально смоделированного процесса разработки электронных устройств. Для модели процесса разработки электронных устройств сами закладываемые в предлагаемую систему принципы не только адекватны возникающим в процессе разработки задачам, но и переводят процесс разработки на более высокий уровень. Внедрение проекта позволит не просто значительно автоматизировать процесс разработки и создавать интегрированные библиотеки разработок, но и создать рынок разработок, не имеющий аналогов. Кроме этого хотелось бы отметить возможность глубокой и широкой унификации. Глубина определяется функциональной и идентификационной связью от этапа функционального синтеза до этапа выпуска документации. Ширина подтверждается возможностью использования во всех разделах электроники. Представленный вид виртуального моделирования позволяет не только представить возможности реализации, но и доказывает реальность этого. Частным примером возможности ведения интеллектуального бизнеса является статья автора об “интеллектуализации” электронных устройств. Но интеллектуализация не может обойти малый, средний бизнес и даже индивидуального предпринимателя. Представленная модель даже визуально соответствует структуре автоматизированного рабочего места (АРМ) разработчика. Автор лично убедился в эффективности модели и алгоритма. Кстати в качестве коммуникационно-информационной подпрограммы использовался личный интеллект, действующий в соответствии с алгоритмом. Эффективность может найти подтверждение при использовании в различных сегментах рынка. Применение в малом и среднем бизнесе нашей модели нельзя ограничить только использованием её в виде АРМ. Действительно, модель описывает хоть и чрезвычайно важный, но, все-таки, частный и очень конкретный раздел аналитического мышления. Возникает вопрос: ”Нельзя ли распространить деятельность предлагаемого продукта на другие сферы?” “Легко!” – отвечаем в небезызвестном стиле. Подсознательно многие иинтеллектуально действуют. Но все-таки приятно осознавать, что ты думаешь в соответствии с классическим алгоритмом. Если же говорить серьезно, то представленный материал позволяет проанализировать и скорректировать личную интеллектуальную сферу после анализа эффективности принятого решения. Предлагаемая методика чрезвычайно действенна. Эффективность её определяется наглядностью, гибкостью и полным соответствием достижениям современной информатики. То есть алгоритмические принципы очень эффективно действуют и в сфере бизнеса. Можно предложить целый ряд алгоритмов для конкретного использования, но поставленные цели и рамки статьи ограничивают в этом.

Пример высокодоходной реализации интеллектуального продукта.

Реальную ценность предлагаемого интеллектуального продукта может подтвердить высокая экономическая эффективность. Реальный объем сегмента научно-технических разработок только крупнейших корпораций составляет, на основании общедоступных данных, триллионы в любых денежных единицах. Внедрение комплекса мероприятий на основе представленного интеллектуального продукта позволит значительно поднять производительность труда, качество и расширить номенклатуру изделий, а также значительно снизить издержки в рассматриваемом сегменте. Экономический эффект к базе до введения мероприятий может составлять разы. Стоимость лицензий правильно запатентованного интеллектуального продукта может составить десятки процентов от рассматриваемой базы. Авторские права в таком прозрачном сегменте рынка эффективно защищаются.

Возможность эффективной эксплуатации предлагаемого продукта на основании частного заказа.

Существует реальная возможность эффективной эксплуатации интеллектуальных результатов данного продукта неподготовленным пользователем. Реализация её может произойти на основе частного заказа. То есть заказчик предоставляет объектно-ориентированную и глубоко формализованную модель заказываемого объекта (мероприятия) с расчетным ожидаемым экономическим эффектом. Заказ анализируется, затем, в случае возможности, синтезируется интеллектуальное решение, реализующее заказанные функции и параметры. Готовое решение передается заказчику.

Заключение.

Необходимо отметить, что представленный материал описывает продукт, легко внедряемый в самые разные сферы жизнедеятельности. Причем он не конфликтует с существующими элементами рынка, так как занимает свободную нишу и функционально дополняет эти элементы, предоставляя им дополнительные функции и возможности. Выбор интеллектуального направления объясняется тем, что эта сфера наиболее эффективно взаимодействует со всеми другими сферами жизнедеятельности. То есть думать правильно – это выгодно, а предлагаемый материал может помочь в этом. Автору же хотелось убедить читателя, что интеллектуально вести бизнес – это прогрессивно, выгодно и доступно.

Дата: 07 июля 2010

delovoymir.biz

Что такое интеллектуальный бизнес?

Что такое интеллектуальный бизнес?

 Любой бизнес – это идея и труд. Это интеллектуальный труд. Цель интеллектуального бизнеса - реализовать идею посредством физического или интеллектуального труда и получить прибыль. Бизнес может быть разным. Можно заниматься торговлей (купи\продай), строить дома, стряпать булочки, моделировать одежду. Если у всего этого есть покупатель, то это бизнес. В бизнесе необходимы две составляющих – это продавец и покупатель. Я занимаюсь интеллектуальным бизнесом - продаю свои знания, опыт, навыки.

 Интеллектуальный бизнес  нельзя откусить или надеть на себя. Занимаясь таким бизнесом, содержишь весь товар в голове, а не на прилавке или складе. В интеллектуальном бизнесе товар - это знания, идеи, решения. Интеллект развивает мысль и создаёт идеи – это способность мышления. Впоследствии идея принимает форму и стоимость и оказывается на складе и прилавках магазинов.

В ранней молодости я занималась торговым бизнесом - зарабатывала на разнице в цене. Часто случалось, что товара не было или были какие-то проблемы. Тогда я поняла, что единственная постоянная величина, которая будет низменно нарастающей – это знания.  Я начала искать своё место на интеллектуальном рынке. Нужно было учиться - я получила хорошее образование в области психологии. У меня всегда были бизнес- мечты, тогда они мне очень пригодились. То, что было мечтой много лет назад, уже давно реализовано, и сегодня у меня новые бизнес-идеи.

СКАЧАТЬ ИЛИ КУПИТЬ КНИГУ В ПЕРЕПЛЁТЕ МОЖНО ТУТ >>

 Интеллектуальный бизнес – это большой физический и мыслительный труд. В первую очередь - это интеллектуальный труд. С одной стороны, нужно непрерывно учиться и работать с литературой: читать, писать, проявляя при этом недюжинную волю и терпение. С другой стороны, анализировать, обрабатывать информацию, применять её на практике и совершенствовать. Мысль – это действие ума, чувственный образ. Если у мыслей продавца есть покупатель, то это интеллектуальный бизнес.

 Интеллектуальный бизнес принято называть консалтингом – это консультирование своих клиентов. Консалтинг предполагает от специалиста образование и образованность. Образование – это наличие классической базы знаний вопроса, о котором идёт речь. Образованность – это многогранность компетенций, воспитания и социальных навыков. В совокупности образование с образованностью обеспечивает успех в бизнесе.

 Интеллектуальный бизнес, как и любой другой, предполагает наличие конкурентоспособного предложения. Идею нужно оформить и упаковать, найти покупателя и продать. Идея должна иметь конкурентные преимущества над другими предложениями. Это могут быть личные отношения продавца и покупателя. Может быть привлекательными цена, высокое качество, эффективный результат. Одно дело - создать идею, но совсем другое - продать её, какой бы замечательной она ни была. Нужно суметь  вывести её на рынок спроса. Как об идее узнают те, кому она может быть полезной?  Известно, что реклама - двигатель прогресса. Нужно найти эффективную технологию рекламы. Реклама в хорошем месте – это выход на рынок спроса.

 Моё интеллектуальное предложение рынку потребителей, единственное в своём роде –  методика «приват-критика». Она является моим интеллектуальным трудом и бизнесом. «Приват-критика» как методика была создана в декабре 2008 года, и с каждым годом она становится всё изящнее и совершеннее. Каждый, кто слышит о «приват-критике» впервые, спрашивает: «А что это такое?»

 «Приват-критика» -  это оценка в привате. Для заказчика результатом «приват-критики» является подробный отчёт- анализ его жизни с предложениями возможных путей решения тех  проблем, которые он очерчивает при встрече. Решение проблем – цель «приват-критики». 

За четыре года работы «Критики Роста» продуктом моего интеллектуального бизнеса стали написанные и изданные три книги. Книга «Юность» уже вышла вторым тиражом. Самая эффективная реклама  Консалтинговой  компании «Критика Роста»  – это книги. Люди читают книги и приходят за услугой «приват – критика». Пятьдесят процентов моих клиентов – это рекомендации. Пятьдесят процентов клиентов – это работа книг.

 Книги тоже надо выводить на рынок. Один из самых эффективных способов продажи книги – это исполнение роли продавца самим автором. Никто не сможет продавать книги лучше автора, если у автора имя никому не известно. Так я начала время от времени работать продавцом. В результате, мой интеллектуальный бизнес стал торговым. Продавец – это коммуникатор, а у меня хорошие коммуникативные способности. Мне нравится продавать свои книги, потому что я люблю их. Книги покупают интеллигентные, образованные люди. Приятно, когда чемпион мира Алексей Тихонов, говорит: «Я куплю Вашу книгу, если Вы мне её подпишете». Весьма обаятельный и воспитанный молодой человек. Приятно, когда народная артистка Светлана Немоляева предлагает: «Давай, я подпишу тебе книги, и у тебя будут их хорошо покупать». Её проявление заботы и уважения потрясло меня. Писатель Феликс Меркулов сказал: «Какую книгу мне рекомендуешь прочесть, такую я и куплю». Может, он и не будет читать, купленную книгу, но сам факт проявления интереса и уважения порадовал меня. И таких встреч очень много. Красивые, ухоженные мужчины и женщины покупают мои книги, даже не открывая их.

 Я много общаюсь с людьми. На основании практических наблюдений уже могу с первого взгляда определить - читает человек или нет. У читающего человека глаза, волосы, кожа лица значительно отличается от глаз, волос, кожи лица человека, который не читает. Чтение – это физический и мыслительный труд, который оставляет печать образованности или её отсутствия на лице человека. Люди, которые не читаю, пустышки, их сразу видно. У них не возникают вопросы: «Купить книгу? Прочесть книгу».

Интеллектуальный бизнес проходит испытания временем. Его плоды - это конкурентоспособная  инновационность.  Эта идея, которую надо создать, запустить на рынок спроса и продать. А покупатель оценит её эффективность и нужность. Если идеи не приносят прибыль, то это не бизнес, а хобби. Необходимо иметь чёткое представление, что является продуктом интеллектуального бизнеса, который будут оплачивать покупатели. Знать это должен и продавец, и покупатель, потому что успех любого бизнеса будет обеспечен повторяемостью покупателя.  

 

                                                                                               Наталия Сурьева. 30.10.2013г 

P.S. Статья «Интеллектуальный бизнес» была написана в 2013 году, и она самая популярная во всём интернете. Запросов немного, потому что мало кого волнует, что такое интеллектуальный бизнес, но тех, кого это интересует, заходят в первую очередь на эту статью. Прошло пять лет, сейчас я бы написала её иначе, и всё уже подробно изложено в книге «Кабинет психолога» – технология, методы, проблемы и возможности интеллектуального бизнеса. Если вас интересуют тонкости этого вопроса, не поленитесь, прочтите книгу «Кабинет психолога», она именно о бизнес-психологии нашего времени. Вы получите подробные ответы на вопросы своего интеллектуального бизнес-развития – «что стоит делать и чего нужно избежать? Каким интеллектуальным бизнесом стоит заняться в вашем случае?». Возможно, есть шанс, что вы тоже сможете писать статьи, которые будут уникальными, как эта статья об интеллектуальном бизнесе. Ваша статья приведёт на ваш сайт\блог читателей, а следом – клиентов в ваш бизнес. Но, чтобы создать свою бизнес-идею, нужно очень много знать о людях, о методах влияния и управления интеллектом, об организации процесса его контроля и развития. 20.04.2018

 

 

www.sureva.ru

Интеллектуальный бизнес / Бизнес / Лента.co

   Читать оригинал публикации на expert.ru   

Люди — главное богатство Сибири. Как себя чувствует сибирский бизнес и какие точки роста существуют для локальных предприятий, — на эти вопросы проще ответить тому, кто видит картину в целом. Корреспондент журнала «Эксперт-Сибирь» поговорила с руководителем Сибирского регио­нального центра КПМГ Леонидом Козленко

–КПМГ — глобальная компания, представленная в разных уголках мира, и, надо полагать, она опирается на определенные стандарты и принципы работы. Тем не менее, есть ли какая-то «сибирская специфика», какие-то отличия, обусловленные менталитетом, экономикой региона?

— У нас очень жесткие требования к качеству услуг, которые мы предоставляем. Они отслеживаются как внутренними службами, так и многочисленными регуляторами. И, конечно, они едины для всех регионов присутствия. В этом смысле никаких различий быть не может.

Задача КПМГ — сделать так, чтобы инвестор или кредитор из любой страны мог понять экономику предприятия, с которым мы работаем, и мог опираться на эти знания при принятии бизнес-решений. Международные стандарты финансовой отчетности — универсальный язык, который применяют организации по всему миру, да и понятие эффективности бизнес-процессов сегодня в российских компаниях соответствует общепринятому.

Мы хорошо понимаем проблемы локального сибирского бизнеса, но как таковой «сибирской специфики» в них нет. Как и везде, у нас в Сибири все озадачены вопросами различных оптимизаций, повышения эффективности, доходности своих предприятий. Другое дело, что структура экономики городов отражается на нашем продуктовом порт­феле и, как следствие, на специализации команд локальных офисов. Новосибирск, например — это город развитой сферы услуг, ритейла, ИТ-разработок, соответственно, предприятия из Новосибирска чаще обращаются за помощью в решении проблем интеллектуальной собственности, ИТ-безопасности, налоговой оптимизации. Красноярский край, особенно после укрупнения, — это добывающий регион, с крупной промышленностью, и бизнес здесь действительно озабочен вопросами оптимизации производства.

— За десять лет многое изменилось — и в экономике, и в политике. Как менялась стратегия присутствия КПМГ на рынке в связи с этими факторами?

— Когда мы открывали офис, рынок консалтинговых услуг был рынком продавца: достаточно много крупных клиентов приходили к нам сами, проекты продавались по телефону. В последние годы это скорее рынок покупателя. Клиенты стали намного более квалифицированными, штатные команды, имея уже большой опыт работы с такими компаниями, как наша, например, учатся делать многие операции самостоятельно. С одной стороны, нам стало легче работать, потому что мы говорим с клиентом на одном языке. С другой стороны, требования клиентов растут пропорцио­нально компетенциям их специалистов. Это накладывает на нас еще больше обязательств по развитию наших команд, ведь мы всегда должны быть на несколько шагов впереди. С каждым годом приходится предлагать все более сложные интеллектуальные продукты. Конечно, аудиторские услуги — это основа нашего бизнеса, но клиенты требуют от нас помимо этого еще и помощи в оптимизации внутренних процессов, закупках, решения налоговых вопросов и прочее. Рынок уже достаточно созрел, чтобы компании думали не только о закрытии сиюминутной потребности, как, например, подготовка отчетности для привлечения капитала, но и для приглашения консультантов, чтобы посмотреть на свой бизнес со стороны и, в конечном счете, стать более конкурентоспособными.

— Десять лет назад, вы говорите, был большой поток входящих клиентов, сейчас за каждого приходится бороться. А что конкретно изменилось? Конкуренты подросли или компании?

— Изменилась среда, в которой работает бизнес. Когда экономика на подъеме, когда постоянно происходят какие-то сделки, приходы новых игроков, реализация мегапроектов и т.д., безусловно, у консультантов больше работы. В сложные же экономические времена все считают деньги, проектов становится очень мало, и, конечно, тебе каждый раз нужно доказывать, что именно ты принесешь наибольшую ценность. Еще один фактор — это достаточно сильное сжатие рынка капитала для российского бизнеса, произошедшее в последние несколько лет по известным причинам. По сути, он сократился до российских банков и инвестиционных фондов с участием государства. Это очень сильно влияет и на нас, ведь заверенная КПМГ отчетность — это, в первую очередь, инструмент привлечения капитала.

— В нынешних экономических условиях, на ваш взгляд, что может стать для ваших клиентов «волшебной таблеткой» для роста?

— Я думаю, что «волшебных таблеток» в бизнесе не существует. Любому бизнесу, чтобы быть успешным, нужно хорошо понимать свои цели и фокусироваться на них. В сегодняшнем мире надо бежать быстро, чтобы оставаться на месте, а чтобы прийти куда-то, надо бежать в два раза быстрее. В то же время, я думаю, что драйверами какого-то взрывного роста могут быть принципиально новые услуги или продукты, основанные на прорывных технологиях, поскольку традиционные ниши уже заняты. Технологические стартапы привлекают большой интерес инвесторов и уже сегодня меняют целые отрасли. Я думаю, что в ближайшем будущем мы станем свидетелями многих подобных трансформаций.

— А с какой скоростью надо бежать компании КПМГ и в каком направлении?

— В нашей профессии главное — это люди, те самые кадры, которые «решают все». И наша стратегия очевидна — постоянные инвестиции в человеческий капитал. Мы привлекаем новых специалистов с редкой специализацией, постоянно обучаем наших сотрудников — у каждого есть норма часов обучения в год, отправляем на стажировки в различные страны, чтобы они лучше понимали тенденции развития рынков, и, конечно, предлагаем лучшим профессио­налам комфортные условия труда и хороший компенсационный пакет.

Мы также растим отраслевые команды, которые специализируются на определенных секторах экономики. Например, с металлургическими компаниями работают аудиторы, которые доско­нально знают именно этот бизнес. Это позволяет говорить с клиентом на одном языке, быть реальным помощником, долгосрочным партнером для клиента, а не просто наемным исполнителем для конкретной задачи.

Ну и конечно, как я уже говорил, мы постоянно предлагаем рынку новые продукты, исходя из потребностей наших клиентов. Например, сейчас предприятия больше внимания обращают на налоги, сама система налогообложения становится более сложной, трудно успевать за всеми изменениями в законодательстве. Бизнесу нужно свыкнуться с тем, что фискальное давление и дальше будет усиливаться: есть очевидные проблемы с наполняемостью бюджета страны, да и технологические возможности нашей налоговой системы с каждым годом становятся все более совершенными. Предприятиям придется подстраивать свои внутренние процессы к этим изменениям и новому уровню квалификации специалистов налоговых инспекций. Налоговых задач будет становиться все больше.

Мы идем за этим трендом и открываем локальную налоговую практику в Сибири, чтобы наши специалисты могли долгосрочно работать в локальном офисе, а не только приезжать из Москвы. Кстати, хочу отметить, что Сибирь и Новосибирск, в частности, всегда отличались очень сильными кадрами. Когда мы только открывали офис, мы смогли набрать здесь людей, способных менять мир вокруг себя к лучшему и приносить пользу бизнесу. И через 10 лет проблем с этим не возникает, здесь по-прежнему очень богатый человеческий капитал.

— А бизнес предпочитает решать эти налоговые задачи самостоятельно или все-таки привлекать консультантов?

— Наш рынок в этом отношении отличается от рынка Европы или США. Там как только выходит налоговое уточнение или новый формат документов, предприятие не думает, как с этим разбираться, а сразу идет к консультанту. У нас пока еще рынок другой: бизнес сначала пытается все сделать сам, набивает шишек, а потом обращается к консультантам. Но ситуация меняется. От многих крупных клиентов мы слышим, что такая практика неэффективна: компаниям невыгодно содержать у себя в штате специалистов, например, по трансфертному ценообразованию такого уровня, с таким качеством компетенций и в таком количестве, как это делаем мы. Более того, у нас есть большое преимущество в виде глобальной сети — у нас офисы в 155 странах мира, и мы с высокой долей вероятности уже решали аналогичные проблемы у клиента с похожим профилем, и уже есть готовый ответ.

— Кстати, о глобальной сети. Если говорить о КПМГ, насколько сложно компании с западным капиталом работать в России в современных условиях?

— У КПМГ нет западного капитала. АО «КПМГ» — это российская компания, все акционеры которой — россияне. В нашем сибирском офисе 90 человек, и все они — граждане России. Другой вопрос, что КПМГ в России и СНГ является членом международной сети компаний и имеет возможность обмениваться опытом и лучшими практиками с офисами в других странах. Это помогает нам предлагать клиентам проверенные эффективные решения и повышать квалификацию своих команд. Однако никак не отражается на принятии управленческих решений или конфиденциальности клиентской информации.

— Каков ваш прогноз на ближайшее или среднесрочное будущее: в каких отраслях с поправкой на специфику Сибири возможен прорыв?

— Я все-таки надеюсь на прорыв в отраслях со значительной долей интеллектуальной составляющей: разработка программного обеспечения, какие-то инновационные технологии, ведь мы регион с очень сильным интеллектуальным потенциалом. Плюс, возможно, у нас, как во всем мире, начнут еще более активно развиваться стартапы. Как только будет построен сотый бизнес-центр, который не найдет себе арендаторов, капиталы перераспределятся в стартапы, в инновационную отрасль. Возможно, там выше риск, но и выше потенциальная доходность. Поэтому в среднесрочной-долгосрочной перспективе мы ожидаем переход от текущих драйверов — это для нас строительство и добыча полезных ископаемых — в сторону продуктов с высокой добавленной стоимостью.

lenta.co

Вы за интеллектуальный бизнес? - НИКИТИНСКИЙ.ЖЖ.РФ

= ПИАР. Текст представлен в интересах партнёра блога - INGURU =

Лично я очень рад, что времена «впаривания» и навязывания услуг и товаров уходят в прошлое.«Настойчивые» продажники, любой ценой убеждающие тебя купить совершенно ненужную тебе штуку, скоро вымрут. Почему? Прочитайте книгу Дена Кеннеди «Жесткие продажи» и поймете. Книга реально классная.Пересказывать нет смысла. Просто рекомендую - всё изложено доступным языком.Это, во-первых.

Во-вторых, большинство людей, как и я – за интеллектуальный бизнес.Уверен, что большинство из нас давно пользуются покупкой электронных билетов на самолет и поезд, да и той же оплатой штрафов в сети.В прошлом году без проблем купил электронное ОСАГО. С некоторых пор присматриваюсь к электронному автокаско.Добровольная автостраховка – вещь не такая уж хитрая, и я не хочу платить какому-то агенту за его басни.

При этом, всё о «доброволке» можно легко найти есть в сети на сайтах страховых агрегаторов.Вот взять, к примеру, цену каско при страховании в «Уралсибе» - http://www.inguru.ru/kalkulyator_kasko/uralsib.Легко рассчитать, удобно, наглядно, быстро и просто. Блеск! Никаких тебе разъездов и пробок, звонков и разговоров с навязчивыми барышнями, клянчащими твой сотовый.Зашел. Посмотрел. Не купил, если не надо))Информация без обязательств. Лично я именно за такой бизнес. Открытый и честный.

Или вот взять каско от «Альфы» - http://www.inguru.ru/kalkulyator_kasko/alfastrahovanieТут кроме ценника на услуги страховой компаний представлен ее рейтинг. А также реальные отзывы бывших клиентов. Едва ли ТАКОЕ напишут на заказ. Потратьте пару минут, гляньте, не поленитесь!

Агрегатор – это и автоматический калькулятор цены страховки, и форум с отзывами, и справочный портал с кучей аналитической информацией о страховщике. Красота.Стоишь в пробке – пробежался, повысил свой кругозор, профессиональный уровень.И главное - всё бесплатно!

К тому же, ни один страховой агент не сможет предоставить вам обобщенную информацию о рынке каско.Страхование в «Уралсибе» едва ли чем-то в корне отличается от каско у «АльфаСтрахования» или «Росгосстраха». Все это прекрасно понимают.Но в какой-то конкретной ситуация «своя», «профильная» скидка может быть очень полезна лично вам.К примеру, можно купить полис со скидкой на всю семью, если захотите посадить за руль жену или взрослого ребенка.Но такие скидки нужно искать.А на сайте агрегатора они все кучкой висят. Удобно.

Страховой агент не сможет вам рассказать о последних новостях в мире страхования.А на портале страхового агрегатора новостная лента тут как тут.Может быть, новости и не самая нужная вещь, но агрегатор всегда предупредит, что страховая компания уже не существует, либо у нее проблемы.Агрегатор, в отличие от продажного продажника, просто не будет связываться с левым товаром – себе дороже.А это, сами понимаете, дорогого стоит.Значит, покупать и рассчитывать цену полиса каско через такие сайты не только выгодно, но и надежно.

И еще одно.В Европе до половины всех автостраховок приобретаются в сети. Многие – через порталы-агрегаторы.Я не идеализирую Европу, но их подход к делу мне импонирует. Европейцы зря евро на ветер не пустят.Если такие сервисы у них в ходу, значит и нам стоит взять эту тему на вооружение. Хуже уж точно не станет.А по мне, так только лучше, выгоднее и интеллектуальнее.

Подписаться на обновления

dobriy-vasya.livejournal.com


Смотрите также