Дмитрий Потапенко: «Чтобы начать бизнес,. Бизнес потапенко


«Теперь бизнес отжимают с помощью закона»

Выступление предпринимателя Дмитрия Потапенко с критикой российских чиновников на Московском экономическом форуме вызвало восторг в российских соцсетях. Управляющий партнёр Management Development Group, в которую входят продуктовые сети «Продэко», «ГастрономчикЪ», «Апельсин», «Купцы», «Экономка», сеть кафе и столовых «Настоящее мясо», «Настоящая рыба», «Пицца Уно», «Столовая №1», далеко не первый раз делает эпатажные заявления, но на этот раз он ударил по больному месту. В интервью «Секрету» Потапенко размышляет, почему ситуация приближается к точке кипения, и сравнивает нынешних чиновников с бандитами из 1990-х.

— В завершение речи на МЭФ вы сказали, что «налоговые, таможенные и ОБЭП гораздо хуже бандитов из 1990-х». Вы можете как-то с цифрами в руках это доказать?

— Объём взяток и крышевания у бандитов и силовиков приблизительно одинаковый — 30–40% от выручки. Единственное отличие: братва доила незаконно, поэтому от неё можно было отбиться.

— Как?

— Мы были крепкими ребятами и умели неплохо разговаривать с людьми, в том числе с разводящими. Ну и несмотря на то, что я мальчик интеллигентный, у меня тоже был зелёный пиджак. Мытьём, катаньем, разговорами, применением альтернативных крыш, в том числе правоохранительных, нам удавалось в 90-е работать с минимальными издержками.

— То есть правоохранительные органы тогда играли на стороне бизнеса?

— Нет, они не играли ни на чьей стороне. Только личные связи работали. У меня несколько данов по разным видам карате, мы тренировали в том числе ОМОН, РУБОП и подразделения государственной безопасности. Когда к нам приезжали очередные отморозки, мы звонили пацанам. Они приезжали на встречу, доставали ксивы и задавали вопрос: «Что надо?» Поскольку бандиты — люди адекватные, они от нас отставали.

— Получается, государство тогда в жизнь бизнеса не вмешивалось?

— Тогда шла грызня политических группировок. У чиновников была одна задача — делить портфели. А если вы занимаетесь «холей ногтей», вам не хватает времени на выкапывание картошки.

— Кому проще противостоять — бандитам или чиновникам?

— Невозможно выбрать. Среди бандитов было очень много отморозков, которые чуть что начинали стрелять и взрывать. Экономическая проблема превращалась в личную, а долг не возвращался. Когда отморозки друг друга перестреляли и легли на Аллее героев, вместо них за бизнес взялся middle management в бандитизме. Эти люди были достаточно адекватными. Они не применяли физическое насилие. Хотя романтизировать их упаси господь, потому что всё равно они оставались бандитами.

Свято место пусто не бывает. На место отморозков быстро пришли государственные бандиты. Или бандиты сами стали государством. Например, в 90-е я «взаимодействовал» с одним очень известным политиком, который сейчас в самых высших эшелонах власти. Он тогда говорил мне: «Вы коммерсы, вы сладкие, вас доить надо». Сейчас он в большом фаворе и у власти, и у народа. Судя по тому, как он работает с подшефными ему предприятиями, он не сильно с тех пор изменился.

— Чиновники от бандитов хоть чем-нибудь отличаются?

— Схема и отношение к бизнесу как к дойной корове не изменились. Просто больше не нужен зелёный пиджак. Костюмы и часы, которые носят наши чиновники, существенно дороже, чем те атрибуты красивой жизни, которые использовали бандиты.

— Почему бизнес проглядел тот момент, когда чиновники заменили собой бандитов?

— Что значит проглядел? Задача бизнеса — обслуживать клиента. Он и обслуживал, надеясь, что к власти придёт какой-нибудь мифологический персонаж и обустроит государство Российское. Типа я тебе раз в четыре года «бюллетню» кину, но ты сделай мне хорошо. Правда, что такое хорошо, гражданин формулировать не хочет. Когда он нанимает гастарбайтеров себе кухню делать, он почему-то рисует планы, подбирает шторы, выгоняет рабочих за недоделки. Но когда речь заходит о государстве, он ждёт появления некого Васи, Пети, Путина или Навального, который «сделает красиво».

К сожалению, людей с государственным мышлением, моральной, этической, финансовой, исторической ответственностью, которые бы осознали власть не как источник дохода, так и не появилось. И не появится, пока люди не будут с властью делать то же самое, что с гастарбайтерами на кухне. Подход должен быть в разы чётче и жёстче. Чего ты хочешь получить от государственной машины? Конкретно семь глаголов с существительными, без слов «хорошо», «красиво» и «плохо».

— Бизнес, как вы сказали, обслуживает клиентов, а клиенты объединяются в общества по защите прав потребителей. Почему предприниматели не объединяются для собственной защиты?

— Предприниматели — это одиночки. Прямо или косвенно мы конкуренты друг с другом, и, в отличие от рядовых граждан, нам есть что терять. Десять лет я мотаюсь по регионам и говорю мелким предпринимателям: давайте закупочные тарифы стандартизируем, давайте то, давайте это. Продвижение — только в рамках статистической погрешности. Мы недоговороспособны и не умеем формулировать, чего сами хотим. Когда я прихожу в аудиторию и спрашиваю у 150 человек, у кого есть план продаж в товарном выражении на этот же день следующего года, поднимаются три-четыре руки. Я стараюсь пинать самого себя и других предпринимателей, но прекрасно понимаю, что занят бесперспективным миссионерством. Я это больше для себя делаю, чем для реальных изменений.

— Почему нет привычки далеко заглядывать?

— Это типичная российско-советская черта — отсутствие видения и целеполагания. Единицы могут сформулировать цель и понести ответственность за свои решения, а не валить на Обаму, Обамову маму и Меркель.

Есть бизнесмены, которые существенно круче и авторитетнее меня, чтобы отбиться от кого угодно. Они тоже помалкивают, но не из-за страха, а из-за вопроса «И чё?» Вот Навальный сделал это расследование про Чайку. А сверху ему сказали: «И чё?» Поверьте мне, за кремлёвской стеной знают друг о друге гораздо больше. Их этой всей фигнёй не удивишь. Даже если по «Первому каналу» покажут фильм «Чайка», принципиально ничего не поменяется. Ну народ ахнет. А что дальше? Что, народ на улицу пойдёт? Да ему вообще фиолетово — лишь бы паечку давали.

— Бизнес в принципе может что-нибудь противопоставить государству?

— Да нет у нас государства. Есть люди, пришедшие во власть, чтобы делать бизнес. И есть топ-500 компаний РБК, среди которых негосударственного бизнеса — только в рамках математической погрешности. В 1990-е бюджет России зависел от нефтегазовых доходов на 6–8%, а сейчас — на 55%. Добавьте туда остальное сырьё — и получится, что, кроме сырья, мы ничего не качаем.

Число предпринимателей, которые работают в конкурентном поле, постоянно снижается. Лавочники ничего не могут, что показывает пример дальнобойщиков. У бизнеса, не аффилированного с государством, только один шанс на выживание. Он описан в пьесе «Стакан воды» Эжена Скриба. Там за одного прекрасного юношу борются две дамы — королева и её фаворитка, продавщица из ювелирной лавки. Старый царедворец говорит: «Маленькое государство не может воевать против большого. Оно может выиграть, только когда два больших государства воюют между собой». Юная интриганка стравливает королеву с её первой леди. Пока они рубятся, она получает своего возлюбленного. Так и с малым и средним бизнесом. Власть — это не монолит, а клубок целующихся змей. Единственный шанс проскочить — когда сильные начинают рубиться друг с другом. Ровно как с бандитами в 1990-е годы.

— За последние десять лет отношение чиновников к бизнесу никак не поменялось?

— Единственное отличие — теперь бизнес отжимают при помощи закона. На МЭФ я сказал Владимиру Гутенёву, что налоговые проверяют компании младше трёх лет. А мне депутат, лицо власти, отвечает: «А зачем вы регистрируете новые компании раз в три года?» Хочется задать вопрос: «Так мы всё-таки по закону живём или по понятиям?» Гутенёв фактически оправдывает нарушение властью закона. Вы либо труселя наденьте, либо крестик снимите.

— Как же вы держитесь в бизнесе больше 20 лет, если всё так плохо?

— Наверное, если бы я молчал, был бы более крупным бизнесменом. А так у меня диверсифицированный холдинг с разными компаниями. Мы ныкаемся по полной. Это единственный вариант выживать.

— Вы действительно говорите часто и везде, в том числе и на провластном форуме на озере Селигер. Это был такой способ получить индульгенцию и остаться в бизнесе?

— Какая индульгенция, о чём вы? Да, это организовывали на деньги налогоплательщиков, но предприниматели, которые там присутствовали, тоже крайне критично относились к тому, что там происходило. Они приехали за связями, а я — пообщаться с ними. Если мне не приходится идти на сделки с совестью и хвалить власть, я использую все возможности, чтобы предприниматели не чувствовали себя в темноте и в одиночестве.

— Какова роль предпринимателя в постсоветские времена?

— Барыга, спекулянт, холуй, подонок. На самом деле я всегда говорю коллегам, что буду их колоть и пинать, что вы мало и плохо делаете, но вы всё равно самые любимые и уважаемые для меня сограждане. Потому что предприниматели — это соль земли русской. Они создают страну. Качание недр, принадлежащих не нам, а завоеваниям начиная с князя Владимира, — это не наша заслуга.

— Государство так не считает

— Не надо употреблять слово «государство». Есть конкретные персонажи. Пришёл персонаж, у него есть труба и деньги из неё. А предприниматель, если будет развиваться и нарастит такие же мускулы, как он на качании недр, станет ему конкурентом. Нафиг это ему нужно? Предприниматель — это конкурент чиновника за мысли масс.

— Почему вы призываете не употреблять слово «государство»? Те же антисанкции, «Платон», запретительные ставки по кредитам вводили все институты власти одновременно.

— Это делали конкретные люди! Антисанкциями хотели просто попилить рынок. Например, запрет на ввоз норвежской рыбы явно выгоден компании «Русское море» Максима Воробьёва. Свечу мы, конечно, не держали, но предположить можем. «Папа» подписал список запрещаемых продуктов, который ему подсунули, потому что его уже не волнует российская экономика. Он, как человек, обладающий эгоцентризмом и уже всех раком в своей стране поставивший, хочет, чтобы его уважали на внешнем рынке. Для этого нужна армия и флот, а не предприниматели.

— Восприятие предпринимателя обществом изменилось с 1990-х, когда всех называли исключительно спекулянтами?

— Сейчас получше, но не сильно. Да это и не важно. Дайте мне первую кнопку ТВ — и через пару месяцев нас будут линчевать, палить магазины и рестораны. Народ стал полностью управляем. СССР бы не развалился, если бы коммунисты были поумнее и при вступлении в члены партии выдавали бы телевизоры.

Фотография на обложке: Дмитрий Потапенко / Vkontakte

secretmag.ru

Дмитрий Потапенко официальный сайт | Вопрос Ответ

Для этого нужно:

Программа мероприятия с тематикой и указанием места проведения.

Где мероприятие будет освещаться в СМИ, с описанием количественно и КАЧЕСТВЕННО аудитории. Без общих слов (Топ-менеджеры??)

Моей роли в мероприятии

Если это выезд в другой город и/или страну - полная организация поездки. Оплата расходов на перемещение, питание, проживание, связь, Интерент –ваша задача.

Возможные тематики:

Мастер Класс № 1.

Стратегия развития компании.

Стратегия роста

Постановка целей компании

Стандарты.

Бизнес-процессы. Создание. Внедрение. Оптимизация и упрощение.

Организационные изменения типичные ошибки и лучшая практика.

Система сбалансированных показателей бизнеса и KPI

Бюджетное управление

Консолидация в отрасли

Мастер Класс № 2.

Инвестиции. Внешнее финансирование. Облигации. IPO.

Основные критерии оценки стоимости компании

Слияния и поглощения.

Организация облигационных займов. Выбор покупателя.

Требования при выходе на биржу РФ, Великобритании, США. Иных стран.

Подготовка оргструктуры компании и налоговые последствия

Зарубежные длинные деньги. Мифы и реальность.

Как подготовится и провести IPO.

Мастер Класс № 3.

Ресторанная сеть. Создание. Развитие.

Доходность в различных направлениях сетей: рестораны; Free-flow; fast-food; отельные рестораны.

Создание Концепта. Дизайн. Атмосфера. Архитектурно-планировочные решения

Стандарты. Бизнес процессы

Местоположение Объекта

Инженерия и коммуникации. Ежедневное техническое обслуживание

Внутреннее наполнение. Расстановка оборудования. Распределения зон

Штатное расписание. Тренинговые программы. Персонал: идеология-мотивация-контроль

PR, GR, фишки ресторатора

Мастер Класс № 4.

Розничная сеть. Создание. Развитие.

Стратегия развития розничной сети

Стандарты. Бизнес-процессы. Самостоятельная разработка и внедрение.

Оптимизация издержек: аренда/покупка недвижимости; персонал; стоимость товара; логистика. транспорт и склад

Идеальная матрица. Выкладка товара. Мерчандайзинг.

Private Labels, закупочные альянсы

Программы лояльности; клубные/дисконтные карты

Франшиза. Есть ли она?

Привлечение не банковского финансирования

Развиваться или продаваться? Простые решения, проверенные деньгами.

Мастер Класс № 5.

Как продавать больше?

Стратегия каналов продаж

Организационные изменения: типичные ошибки и лучшая практика

Система сбалансированных показателей бизнеса

Штатное расписание и структура сбытового подразделения производителя.

Тренинговые программы. Персонал: идеология-мотивация-контроль

PR, Promo и реклама

Идеальная товарная линейка

Мастер Класс № 6.

Как войти в сеть?

Стратегия и интересы розницы.

Разница стратегий Производителя и Ритейлера на пути к одной Цели. Экономика без эмоций.

Основные технологии и ГОСТы работы сетей

Штатное расписание и структура сбытового подразделения производителя.

Тренинговые программы. Персонал: идеология-мотивация-контроль

Идеальная товарная линейка. Работает ли конвейер Fordа с кузнецом?

Оптимизация издержек: производство; персонал; стоимость сырья; продвижение; логистика: транспорт и склад

Мастер Класс № 7.

Логистика. Транспорт. Склад.

Стратегия развития 3PL оператора

Стандарты. Бизнес-процессы.

Система сбалансированных показателей бизнеса

Оптимизация издержек: аренда/покупка недвижимости; персонал; оборудование; транспорт; ГСМ

Товарные запасы на складах и оборачиваемость

Работа с арендодателем и субарендаторами. Ответственное хранение. Оптимум площадей.

Коммуникации и инженерия.

Cчет на Яндекс.Деньги 41001712151902

WebMoney 399216536376

PayPal Euro/USD/CKZ

potapenko.ru

Дмитрий Потапенко: «Чтобы начать бизнес,

Дмитрий Потапенко: «Чтобы начать бизнес, надо изучить клиента и забыть, что ты гениален»

Предпринимателями рождаются или становятся? Карьера Дмитрия Потапенко – одна из тех, что мы называем «стремительным ростом». Как признается герой интервью, системный подход ко всем вещам заложен у него в генах. Наверное, поэтому ему удается успешно управлять сетями компаний в России и за рубежом.

— Дмитрий, как известно из вашей биографии, вы, учась еще на первом курсе, вычеркнули учебу из приоритетов и начали свой маленький бизнес — торговлю пластинками. Для вас практика важнее теоретических знаний?

Вспоминается известное высказывание Ленина: «Практика – критерий истины». Когда я был студентом, увлекался музыкой. Тогда мы жили во времена тотального дефицита, поэтому я начал свою «предпринимательскую деятельность». То, чем я занимался, называлось «фарцовкой».

Хотелось слушать не то, что официально продавалось в магазинах. Это можно назвать банальной тягой к знаниям.

— Получается, это было просто увлечение, а не стремление заработать?

Жажда наживы – нормальное человеческое стремление. Ведь что такое жажда наживы? Это получение энергетического ресурса. Любого: власти, денег и т.д. Что такое деньги и власть? Это некая энергия, если говорить научным языком.

Не верю людям, которые называют себя бессребрениками. У каждого есть желание получить какую-то энергию. Другое дело, что виды этой энергии приобретают разную форму. Для кого-то это деньги, для кого-то — вера, духовное прощение. Со времен Адама ничего не изменилось.

— Какой был Ваш первый серьезный бизнес?

Я не люблю прилагательные. Прилагательные – это не деяния, а размышления вслух. Я регулярно читаю лекции в ВШЭ, в Финансовой академии, и прихожу в тихий ужас от студентов, которые мне заявляют, к примеру: «Мы хотим делать инвестиционный социальный доходный проект». На что я всегда отвечаю : «Делать – это глагол, а привлекательный, инвестиционный, и т.д. – это прилагательные, и к бизнесу не имеют никакого отношения».

Если человек при мне употребляет глагол, я понимаю, что это человек дела. А если начинает описательную часть, я понимаю, что с таким собеседником надо ограничить отношения. Понимание прилагательных «привлекательный» или «хороший» — у каждого свое.

Поэтому мне сложно сказать, какой из моих бизнесов можно назвать «серьезным». Первую компанию я зарегистрировал в 1989 году — ЗАО «Черный барс». Когда учился в институте, я работал одновременно на 3 работах, помимо компании «Черный барс».

В 1992 году появилась одна из первых компаний, импортирующих электронику, Natashkyang Korotia Systems. С ней я создал свою первую сеть магазинов.

Потом на российском рынке появилась компания Grundig — один из поставщиков наших магазинов, куда я перешел на должность старшего менеджера, а потом стал вице-президентом по продажам и маркетингу в СНГ и России.

— Что можете сказать о работе в «Пятерочке»?

Меня попросту купили. Мне 7 раз делали предложение, 7 раз я отказывался. Но на 8-й раз цена была настолько высока, что я согласился. Один из основателей «Пятерочки», Андрей Рогачев, искал человека, способного возглавить питерский офис компании. Я на тот момент уже умел организовывать работу сети до 100 магазинов. Я знал, как строить логистику. Это было разумное решение на тот момент для гениального, я считаю, владельца Андрея Рогачева, пригласить человека вроде меня.

— Вы говорите, Вас пригласили, потому что Вы умели управлять, знали логистику.

Умение управлять — врожденное или приобретенное качество?

Есть одна устойчивая фраза, которая гуляет по рынку: «Визитки меняются, логотипы меняются, люди остаются одни и те же». Ситуация такова, что количество настоящих предпринимателей, менеджеров, за последние 10-15 лет, не выросло. Как были единицы, так и остались. Менеджеров с «successfull story» — по пальцам пересчитать.

Боюсь, что умение организовывать — это предрасположенность. Стараюсь всегда прямо отвечать на этот вопрос. У меня в третьем классе была тетрадка, где я расписывал плановость проверки кранов для нашей квартиры и просмотра розеток. Системный подход ко всему был заложен в генах. С людьми такая же ситуация, как с собаками. Есть порода, от которой никуда не денешься. Это моя теория, я готов от нее отказаться, если кто-то докажет обратное.

— Что нужно начинающему предпринимателю для успешного старта, когда нет ничего, кроме идеи?

Я начинал бизнес с нуля и в России, и в Европе. Но я четко знал своего клиента. Если человек заявляет, что у него гениальная идея, но ему под нее не дают деньги, значит, не так уж она и гениальна. Гениальная идея – та, которая нужна клиенту. Нет ни одного кредитного учреждения, которое точно знает, что твоя идея будет востребована, и не выдаст деньги.

Основная проблема сегодняшних предпринимателей в том, что они не могут найти клиента. Человек создал идею, а клиента не видит.

Также вы обязаны предоставить гарантию финансового потока (бизнес — ангелу, инвестору). Никто не готов нести ответственность, подписаться под финансовый поток непроработанного проекта. Своей не проработкой идей мы создали барьер на выдачу инвестиций в России. Студенты ВШЭ регулярно присылают мне свои проекты. В тексте расписано все: инновации, старт-апы, государственное партнерство… Я задаю всего один вопрос: кто клиент? 99,9% не могут ответить внятно.

— Может быть, стоит искать менее занятую область для своего бизнеса? Подход должен быть такой: все области заняты. Нет, не было и не будет той области, в которую вы придете, и она окажется пустой. Все потребности человека прямо или косвенно удовлетворены. В любом случае вы будете с кем-то конкурировать.

Я считаю, что сначала необходимо поработать наемником в той области, которая вам интересна, научиться обслуживать своего клиента, а потом создавать компанию.

— С какими трудностями вы сталкивались на первом этапе бизнеса? Чем они отличались от тех проблем, которые возникают сейчас?

Трудности всегда одни и те же. Раньше я чего-то не знал, например, как разговаривать с регистрационными органами. Но это трудности технического характера. Они преодолеваются, и задача каждого – их решать.

Главное, понять, что нужно клиенту, а вся эта «нарезка» в виде чиновников, инфраструктуры – вторично. У меня и сегодня есть трудности. Но я к ним отношусь немного по-другому.

— В чем разница между бизнесом в России и за рубежом?

В Европе нет государства. Точнее, люди о государстве практически ничего не знают, оно незаметно.

Есть у них минус – долго согласовываются документы. Они называют это европейской бюрократией. Но можно быть спокойным за то, что нужные бумаги дойдут до места назначения, пусть и с большими задержками.

Там выше конкуренция. Но биться за клиента — это основная задача предпринимателя.

В Европе другой подход к персоналу. Кассир в магазине, или тот, кто стоит на раздаче в столовой – основной человек, которого надо «дрессировать». Почему у нас кассиры зачастую хамят покупателям? Потому что у руководителей часто не остается времени на то, чтобы работать с персоналом. Основное время нужно уделять им, а не заниматься другими бесполезными, на мой взгляд, вещами (общением с чиновниками, перепроверкой документов и т.д.)

На мой взгляд, задача государства — создавать условия для работы, а не ограничивать их.

— Как правильно организовать структуру компании?

Основной принцип работы моих компаний: клиент не всегда прав, но клиент есть клиент.

В работе с сотрудниками всегда четко прописываю, кто за что отвечает, за что получает деньги. Прописаны абсолютно все бизнес процессы. На уровне кассиров – прорисованы в комиксах, на уровне менеджеров – в стратегических целях, которые превращаются в финансовые показатели (от чего зависит з/п каждого сотрудника).

Такой же подход применяется в работе с партнерами. Необходимо все закреплять документально, потому что недоговоренности, которые могут возникнуть, в итоге заканчиваются не в вашу пользу. Отсюда возникают конфликты.

— Вы создали группу компаний с Михаилом Зельманом, владельцем «Арпиком» (бренды «Goodman», «Колбасофф»). Насколько удачным оказалось это сотрудничество?

Группу компаний создавал он, пересечения по собственности у нас не было. Мы с Михаилом оказались полезны друг другу в бизнесе . Он был идейным вдохновителем того, что я самостоятельно вышел на рынок общепита. Изучив его, я понял, что это не паханое поле.

У Михаила на тот момент существовал набор брендов. Основная его идея – стандартизировать компании. У меня был опыт стандартизации, поэтому после знакомства со мной количество его брендов сократилось в 2 раза.

Каждый из нас извлек свою пользу из знакомства. Я понял, что рынок общепита не развит, эту нишу надо занимать, он понял, что надо сокращать количество брендов.

— Почему Вы считаете, что бренды бесполезны? Ведь покупатели ведутся на них?

А зачем? В этом сегменте – рынке общепита, все определяется только местом. Бренд играет роль только на очень локальном рынке.

Люди ведутся на бренды с точки зрения приобретения товара, но не с точки зрения места покупки. А общепит – это место покупки. Когда вы выбираете продукт, купите скорее салат «Оливье», чем какой-нибудь «сырный». Это называется силой бренда.

Но место, где вы приобретаете этот салат – будет оно называться «Сковородка» или «Гудман» — по большому счету, не имеет значения.

— Как правильно строить бизнес с партнером? Многие предпочитают работать в одиночку. Есть ли у Вас принципы на этот счет?

Технически вести бизнес с партнером возможно, если вы пропишите четко зоны ответственности. Никаких эмоциональных немотивированных действий не должно быть в предпринимательстве.

Надо понимать: когда вы собираетесь жениться, сначала решите, как вы будете разводиться. До тех пор пока вы все не пропишите, вступать в любые отношения нельзя. Вероятность того, что бизнес с родственниками будет неудачным – велика, практически 90%, но я не исключаю достижения одного и того же результата разными методами.

— В одном из интервью Вы сказали, что придерживаетесь немецкого принципа ведения бизнеса. Как «уживаетесь» с людьми в бизнесе, у которых все же «российский» менталитет?

Безответственности хватает везде. Я считаю, что это не зависит от менталитета. Если вероятность невыполнения обязательств у сотрудника или партнера высока, я просто не буду с ним работать.

Если человек пришел вовремя на встречу – это хорошо, но это не его достоинство, это норма. Поэтому если говорить о немецком стиле ведения бизнеса, я всегда привожу в пример немецкую фразу: «Надо класть 100 кирпичей. Это норма. Положил 99 – ты не доработал. Положил 101 – ты схалтурил». Не надо совершать подвигов на работе. Это как подвиг Александра Матросова. Не надо ложиться на амбразуру дота, надо научиться кидать гранату.

Подвиг в бизнесе – это плохо. Если я знаю, что компания занимается «подвигами», я вынужден закладывать издержки.

Основная проблема российских менеджеров и предпринимателей — привычка жить на работе. Сотрудники и начальники должны без пяти 9 быть на работе, а в 6 вечера –уходить из офиса.

— У вас 8 компаний в разных городах России. Какова специфика ведения бизнеса в Москве по сравнению с другими городами?

У нас в стране — 58 отдельных экономических государств. Нет единого экономического пространства. Поэтому и бизнес сильно различается. Даже одна и та же франшизная сеть в разных городах выглядит по-разному.

Вообще сложно нормально вести бизнес в России. Разница ощущается в отношении властей, в инфраструктуре. В некоторых городах банально нет интернета. В России не хватает недвижимости для предпринимателей. Сложно найти подходящие помещения. Сейчас нет рынка предпринимателей, есть рынок арендодателей.

— Вы занимались каратэ с 8 лет. В этом виде спорта, как, впрочем, и в других, нельзя использовать запрещенные приемы. А в бизнесе?

В любом виде спорта можно использовать запрещенные приемы, вопрос в том, увидит ли это судья. Точно такая же ситуация с бизнесом. Но что считать запрещенными приемами?

Есть 2 критерия: в рамках закона и вне рамок. Все остальное, как я уже говорил, относящееся к прилагательным, я не воспринимаю. Могу сказать одно: я действую в рамках закона. Но как это будет истолковано завтра, я не знаю.

— Какие у вас профессиональные планы на будущее?

С точки зрения творчества планов нет. Все сети развиваются. Есть планы компании, но они имеют отношение не ко мне, а к рынку. В следующем году, я думаю, откроем еще 20 магазинов. Сейчас очень многие обращаются ко мне с просьбой взять их магазины, столовые в управление. У них не хватает менеджеров. Кто-то готов инвестировать деньги, но не знает как.

— Что бы вы хотели пожелать начинающим предпринимателям?

Хотел бы пожелать, чтобы предприниматель был в первую очередь предпринимателем. Чтобы начать бизнес, надо изучить клиента и забыть, что ты гениален. Любой предприниматель со своими тремя высшими образованиями — пустое место, если не может предложить услугу своему клиенту.

whoshop.ru

Дмитрий Потапенко официальный сайт - Откуда берутся бредовые бизнес-идеи?

Российские предприниматели хотят производить особенный, премиальный продукт. Но инвесторы хорошо знают, что выигрывают всегда бананы и туалетная бумага.

Что представляешь себе при слове «стартап»? Безумную творческую бизнес-идею. Но то, что рождается в головах наших стартаперов, трудно отнести к этой категории, часто это нечто вообще за гранью логики.

К примеру, недавно я был в Астрахани на одном форуме и массово пообщался с молодежью и подростками (назвать их молодыми предпринимателями просто невозможно). Мероприятие было с инвестиционной сессией, на которой эти молодые дарования должны были представить свои проекты якобы перед инвесторами. Я был шокирован.

Вот приходит человек где-то 25–27 лет и говорит: «Хочу денег на то, чтобы провести международный фестиваль танцев». На вопрос, а как он собирается эти деньги инвесторам возвращать, получаем гениальный ответ: это произойдет, когда в регионе разовьется туризм. И такую идею предлагает далеко не мальчик, который вроде бы должен понимать, что развитие туризма в крае – это одна история, а его фестиваль – другая.

Выходит девушка; она хочет в университете организовать обучение студентов, которые пойдут работать на предприятия, и их работодатели потом, может быть, вернут деньги за их обучение, когда эти студенты пойдут к ним работать. На первый же вопрос, а какой смысл предприятиям возвращать деньги на обучение, когда готовый специалист к ним уже пришел, мы вразумительного ответа не получаем.

И представьте – вот так часа четыре. Лишний раз убеждаешься, что все эти стартап-тусовки полностью развратили всю предпринимательскую среду, потому что единственное, что оттуда выносит молодежь, – это то, что на халяву можно срубить бабла, даже не задумываясь о возврате. Хотя они молоды, у них начинает проявляться логика совка: когда с ними говоришь о деньгах, первое, что они предлагают, – это составить смету. Но смета – это расходы, расскажи про доходы, но вот этого как раз не может почти никто. Если же проект называется социальным – это точно значит, что кто-то хочет просто потратить некоторое количество твоих денег и ни за что не отвечать.

Я пять лет слежу за подобными мероприятиями, и практически все, кто на них выступает, уходят с рынка или переходят в разряд полных тусовщиков, которые носятся с одними и теми же идеями годами и просят на них одни и те же деньги, – как правило, миллион долларов. Бредовых идей невероятное количество, но удивляет даже не это, а образ мысли; авторы этих идей так и не вышли из образа Емели, за которого все сделает щука. Нежелание нести ответственность просто колоссальное. А ведь уровень личной ответственности, – как если бы вам в случае провала отрубали руку, – это первое, что должен развивать в себе предприниматель.

Возьмем поколение постарше – тех, кто уже имеет реальный предпринимательский опыт и хочет открыть что-то новое. Здесь другая болезнь – желание найти голубую мечту и заниматься высокоинтеллектуальным бизнесом. На потребительском рынке типичная ошибка – метить в премиум. Рестораторов тянет на консоме с профитролями и водопадами, ритейлеров – на премиальные магазины в регионах. Опыт же показывает, что в любом бизнесе выигрывает туалетная бумага и бананы, а именно – массовый продукт. Я знаю, как продается электроника, продукты питания, как продается еще масса всего. Компания Mercedes зарабатывает деньги не на S-классе, а на C-классе. Премиальный продукт – лишь предмет массового пиара. Секрет айфонов не в высоких технологиях, а в том, что они производятся на китайских фабриках тяжелым и низкооплачиваемым трудом. Но наши предприниматели продолжают верить в идею высокого бизнеса, как в Деда Мороза.

С новыми продуктами – то же самое. К нам регулярно приходят с каким-нибудь особенным испанским пивом, японскими соками и худшим обоснованием для бизнеса: «Здесь этого нет». Если нет, то вероятность 99,99%, что это и не нужно. В «Пятерочке» же нет Ferrari – и что?

Так и хочется сказать: «Возомнив себя стартапером, не пытайтесь изобрести что-то разэтакое. Будьте проще».

potapenko.ru

Дмитрий Потапенко официальный сайт - С чего начинается бизнес?

Если начинать бизнес ради желания что-то кому-то доказать или купить красивую тачку, квартиру в центре и по полгода отдыхать на Мальдивах, то лучше даже не пробовать.

Бизнес начинается с действия. Всегда. Если человек размышляет, сомневается, интересуется бизнесом, но реально ничего не делает, бизнес – занятие не для него. Я называю таких «сочувствующими», или «вентиляторами». Они собирают информацию, ходят на тренинги, пишут комментарии и ставят «лайки» в соцсетях, обсуждают, где были и с кем познакомились, коллекционируют визитки, но никак не могут стартануть. Человек, как собака: рождается определенной породы. Склонность к предпринимательству, если она есть, проявляется в детстве или подростковом возрасте. Она может быть подавлена родителями или самим человеком, но она либо есть, либо ее нет. Будьте честны с собой. Определитесь, кто вы – предприниматель или «сочувствующий». Первый шаг в бизнесе – сесть собственным задом на раскаленную сковородку. Перескочить этот этап, исключить это звено из цепочки невозможно.

 

«Если вы сегодня не оторвете пятую точку от дивана, завтра вы будете голодать.»

 

Поймите: это нужно вам. Не стране, не мне. Стране вы не нужны. Маргарет Тэтчер и ее финансисты давным-давно подсчитали, что для обслуживания трубы достаточно 28 миллионов человек. В России проживает 140 миллионов. Мы с вами лишние. Денег на нашу пенсию в бюджете нет. Просто нам об этом не говорят. А когда скажут, будет поздно. Нравится вам это или нет, я говорю честно. Жестко, но честно. Если вы сегодня не оторвете пятую точку от дивана, завтра вы будете голодать. Поэтому начните думать о себе, работать на себя, строить свою жизнь. Если, прочитав эту книгу, вы возьмете на себя ответственность за свою жизнь, я буду считать, что моя задача выполнена. Обучить бизнесу невозможно, пока сам не влезешь в него.

Сейчас много «возвышенных» разговоров о мотивации. На мой взгляд, пустая болтовня. Вам же не нужна мотивация, чтобы, к примеру, поесть или снять штаны перед тем, как сходить по нужде. С работой то же самое. Это вопрос отношения. Я не раз задавал себе вопрос: «Что я буду делать в промежутке между рождением и смертью, если не буду работать?» Пить пиво и смотреть телевизор? Не торкает. А вот когда делаешь дело, что-то создаешь – это прикольно. То, что к этому еще и деньги прилипают, – супер. Деньги – не цель. Они не могут быть целью. Это инструмент, как шариковая ручка, с помощью которого можночто-то создать.

Работа для меня – не тяжкая обязанность, мешающая жить, а сама жизнь. Под работой я понимаю любую деятельность – все, чем занимаешься профессионально. Когда вы перестаете разделять жизнь и работу, все встает на свои места. Исчезают сомнения, внешние стимулы становятся ненужными. Мне всегда нравилось заниматься продажами и обслуживанием клиента, вне зависимости от того, в своей компании или в той, куда меня приглашали«наемником». И рост – это эдакий побочный эффект. Мне нравится, что совершенно понятно и объяснимо для мужчины, развивать, распространять и захватывать территории.

Я развиваю компании, строю продажи просто потому, что физически без этого не могу – это потребность. Работа достаточно нудная, кропотливая и не имеющая ничего общего с сидением в красивом кабинете. Да, я получаю удовольствие, когда сижу над кипами бумаг и просчитываю все, вплоть до того, сколько карандашей и ластиков будет на объекте. А потом, наверное, процентов 80 времени провожу «в полях». Смотреть в глаза клиенту – самое главное в нашей работе. И мы регулярно всем офисом выходим и работаем в торговом зале, на кассе, на раздаче. Это нормально и правильно.

Если вас не прет от всей этой рутины, если вы боитесь договариваться с администрацией, не хотите общаться с проверками и людьми в погонах, ходить по десяткам инстанций, оформляя очередные акты и разрешения, вы не предприниматель – идите наемным менеджером.

potapenko.ru


Смотрите также