Дневник. Бизнес рпц


Откуда деньги, поп? (Секреты бизнеса РПЦ)

Пишет hueviebin1: "Сегодня речь пойдет об основном источнике доходов РПЦ. Это не свечки, не пожертвования, не финансирование государством. Это куда серьезнее. Поднять наверх эту духовную подноготную, о которой не принято говорить вслух, сегодня меня побудило одно интересное происшествие, после которого РПЦ попала в криминальные сводки, причем в данном, описанном ниже амплуа попала впервые (во всяком случае, на моей памяти). И, хочу заметить, впервые попала совершенно несправедливо, ибо в узком кругу данная деятельность РПЦ очень известна, а вот в массах — не особо. Очень хорошо известна она и мне, т.к. в прошлом неоднократно доводилось квасить с настоящими попами — пути господни неисповедимы все-таки. Так что я тоже из первых, так сказать, уст очень хорошо знаю эту подноготную. В Воронежской области чиновник выбивал из бизнесменов «добровольные пожертвования» на храм. А вернее занимался вымогательством с коммерсантов. Схема была очень проста: наезжаешь на бизнесмена и требуешь от него пожертвовать на храм. В случае отказа подключаешь чиновничий аппарат на полную катушку и устраиваешь ему веселую жизнь проверками, которые медленно, но верно загоняют бизнес в могилу. Дабы избежать обвинений в получении взятки, официально деньги идут на пожертвования храму, из которого чиновник их впоследствии забирает чистыми, отстегнув процент попам. Самому чиновнику вполне ожидаемо дали домашний арест, а попов просто отстранили от службы — собственно, в России по другому и быть не могло. Однако же топорность вымогательства и вывела их на чистую воду, когда один из коммерсов пожаловался куда следует. Глупый чиновник однако. Так давно криминалитет не работает, вот и погорел наш герой. Сегодня РПЦ в криминале используется более хитро: человек, заносящий якобы на храм, должен быть сам заинтересован в даче взятки, чтобы до правоохранительных органов ничего не дошло. А вымогательство — это прошлый век.

Но в целом это первое дело, ставшее известным СМИ. Просто ввиду точности схемы остальных дел не было. К остальным докопаться невозможно, хотя разбирающимся в вопросе людям прекрасно известно, что церковь давно превратилась в грандиозную офшорную зону с огромным потенциалом для отмывания теневых и криминальных денег, а также для проведения масштабных коррупционных сделок, о чем сегодня и поговорим. Я давно еще касался этой темы неоднократно, и вот пришло время снова напомнить, да в более развернутой форме. Благо и повод хороший выдался.

Многие атеисты (в т.ч. и Невзоров) делают грубую ошибку, пускаясь в подсчеты прибыли с торговли свечками и иконами в храмах. Нет, за это типичный настоятель не получает ни гроша — все идет в церковный общак, из которого питерский настоятель получает около 30-50 тыс. зарплаты ежемесячно. Прибыль (а с ней и неподсудность) попы черпают совершенно в другом измерении.

Главная опора, поддерживающая сегодняшнюю церковь, зарыта в том месте, на котором отмечена точка пересечения интересов криминальных структур с духовностью. Именно они и материализуют для попов целые автопарки, а иногда даже самолеты (есть и такие попы). И вот несколько наиболее весомых источников доходов церкви и попов.

Первый. Отмывание денег.

Основная причина любви к отмыванию бабок через церкви кроется в том, что это — некоммерческое объединение, освобожденное от уплаты налогов. Отсюда возможно ВСЕ что угодно — такая, образно говоря, оффшорная зона. Все пожертвования анонимны и в суммах не ограничены. Попам идёт определённый процент, остальное они вкладывают в указанное им место.

Пример того, как собираются "добровольные пожертвования" на церковь. Цитата из протокола заседания московских чиновников:---------------------------------------------------Заместителю префекта ВАО Аксенову Александру Петровичу совместно с Управой района Вешняки и ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Заместителю префекта ВАО Неженецу Виктору Станиславовичу совместно с Управой района Вешняки и ФХУ РПЦ продолжить работу по сбору пожертвований.Управе района Гольявово приступить к сбору пожертвований.Управе района Косино-Ухтомский совместно с ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Руководителю аппарата префектуры Носовой Любовь Григорьевне совместно с Управой района Косино-Ухтомский и ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Управе района Новокосино совместно с ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Заместителю префекта ВАО Леоновой Татьяне Юрьевне совместно с Управой района Новокосино и ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.

Т.е. перовоочередная задача церкви состоит не в отмывании душ, но в отмывании денег. Это, кстати, и является первопричиной поддержки церкви сегодняшним коррумпированным государством: высшие чиновники не могут гнать на церковь по той простой причине, что они финансово в ней заинтересованы. Поэтому они и продвигают РПЦ всеми возможными силами, выделяя этой организации, помимо прочего, и деньги из бюджета.

Второй. Посредничество в коррупционных сделках.

Если преступник хочет дать взятку чиновнику, это очень легко и, главное, безопасно сделать через церковь. Бандит жертвует деньги на новый храм, а далее церковнослужитель за дольку этих денег делает с этими деньгами всё, что ему скажут. Согласно законодательству, даже если чиновник выйдет из церкви с чемоданом денег, никто никого не привлечёт к ответственности, так как доказать, что это криминальные деньги, физически невозможно, да и вообще: попробуй докажи, что он не просто исполнял функции церковного курьера (и такая система работает даже в очень развитых странах, не говоря уже о России)!

Например, криминальный авторитет должен забашлять федеральному судье за оправдательный приговор миллион долларов. Его друзья жертвуют 1.200.000 на храм. Все. С этого момента взяточнику невозможно что-либо предъявить. Далее федеральный судья идет на службу в храм, где поп ему передает миллион долларов, двести тыщ оставляя себе за услуги посредника. В храме никогда не будет зафиксирован акт передачи денег, сами понимаете. С момента, когда судья выходит за ворота храма, он волонтер, который из любви к богу просто вызвался послужить курьером у РПЦ. При такой даче взятки физически невозможно кого-либо привлечь к ответственности.

Или зайдем с другой стороны: одной крупной организации очень нужен некий закон, но чиновники категорически отказываются его принимать. Тут организация жертвует несколько миллионов на храм (богу, естественно, храмов всегда мало), и чиновник меняет свою позицию на противоположную. Всё, что может в данном случае прокуратура, — предположить, что бог получил деньги и сделал так, чтобы чиновник помог страждущей организации.

Это единственная причина пламенной поддержки церкви со стороны высших органов власти. Это приносит попам воистину фантастические доходы, на которые они с легкостью могут содержать личные автопарки, а иногда (и эти случаи известны в мировой практике) целые аэродромчики. В этом плане попы, чиновники, силовики и криминалитет повязаны общей георгиевской ленточкой и постоянно помогают друг-другу: чиновники всячески отстаивают и лоббируют интересы РПЦ, что вы и без того можете наблюдать, РПЦ в свою очередь помогает чиновникам выходить чистыми из воды. Все довольны, все сыты, все чисты перед законом и, видимо, богом! Именно благодаря этому любой уважающий себя столичный поп обязательно имеет лексус, а нередко и личный самолет. Именно поэтому любой поп обладает такими связями и авторитетом.

Это все есть основная причина, по которой чиновничий клан (от судей до политиков) всегда будет отстаивать широкую автономность РПЦ, полную бесконтрольность гуляющих в ней денежных средств, абсолютную неприкосновенность этой оффшоровой фирмы и всеми возможными способами лоббировать усиление роли РПЦ в обществе.

3. Сводничество.

Церковь в России носит те же функции, что и гольф в Англии. Гольф никому не нужен и используется очень богатыми людьми лишь как способ поддерживать старые знакомства и обзаводиться новыми. Именно с этой целью сильные мира сего в России используют церковь. Причем почти все эти люди с очень серьезным криминальным опытом (изначально-то в церкви оказались из-за острой нужды в индульгенции, в прощении старых грешков!).

В приходе у попа-настоятеля есть элиты на любой вкус и цвет: судьи, прокуроры, чиновники, высшие чины МВД и ФСБ, очень крупные предприниматели. Они такие разные, но есть у них и общая черта: все они очень серьезно попачканы в преступных деяниях. Все эти люди массово собираются в церкви на всякие православные праздники вроде Пасхи с целью поддержания старых знакомств и обзаведения знакомствами новыми. За всю Россию не скажу, но именно так обстоят дела в Питере и Москве.

А под эгидой одной общей идеи (веры) найти общий язык всем этим людям не составляет никакого труда. Так они устраивают сходняки, например, каждую Пасху в конкретном соборе — у каждого свои тусовки. Как тут не вспомнить про масонскую ложу? Поп объединяет всех этих коррумпированных и криминальных людей, открывая им новые влиятельные знакомства, а стало быть и возможности, за что каждый из них щедро ему и платит помимо прочего дружбой, а стало быть и серьезным покровительством.

Как вы понимаете, просто придти в церковь и в лоб предложить попу поучаствовать в коррупционной схеме чревато. Все это происходит методом постепенного прощупывания (необходимо влиться в тусовку). Воплощается в жинь эта схема как правило следующим образом: внезапно олигарх, судья, силовик или криминальный авторитет на исходе годов решил креститься. И вот он крестится, периодически начинает хаживать в храм и, по мере вливания в духовность, берет себе (обязательно берет) духовного наставника. Они становятся корешами, он начинает ходит на всеразличные пасхи, в элитарные приходы, кишащие такими же, как он. Маховик раскручивается. Теперь он точно может быть уверен в своем духовнике (что не сдаст в случае чего и т.д.) и под его прикрытием начинает проводить свои коррупционные делишки, а также находить в приходе новых партнеров и коллег по непростому ремеслу, после чего начинается все то, что описано в пунктах 1 и 2.

А вы думали, с чем связан внезапный бум крещения в рядах сильных мира сего? Именно с этим и связан. Да взять того же Березовского, который в один прекрасный день совершенно внезапно решил покреститься и стать постоянным завсегдатаем церквей! Вот и все, для чего нужна эта криминальная зона отчуждения, в которой волшебным образом легализуется преступность.

Ну, а про остальные методы добывания денег через выклянчивание известно всем... В качестве примера приведу лишь барыш, снимаемый попами с использования сирот.

4. «Торговля» сиротами.

Итак, все описанное выше в совокупности делает РПЦ одной из богатейших и влиятельнейших корпораций России. Но использует ли РПЦ свое могущество и деньги для помощи страждущим? Ведь помогать, к примеру, больным детям или старикам — это оооочень духовно, духовнее просто ничего нет. Это фактически сразу дорога в рай.

РПЦ утверждает, что помогает: ведь при некоторых храмах находятся детские приюты и дома престарелых, которые содержатся по великой милости РПЦ. В сумме в России около сотни православных детских домов и приютов.

Про один из них я, кстати, как-то даже писал. Назывался пост «Православный концлагерь для детей», где детей морили и истязали прямо до смерти. Случаи издевательств над детьми в подобных приютах, к слову, весьма часты. Гугл в помощь.

Более того, благородство РПЦ не знает границ, ибо святейший Патриарх публично предлагал президенту, чтобы церковь полностью взяла на попечение всех детей-сирот-инвалидов. Вы представляете себе, какой благородный человек? Так вот зачем он деньги через церковь отмывает! Чтоб содержать всех детей. На самом же деле это, конечно же, очковтирательство. Но вы уже, наверное, догадались — иначе не было бы и этой подводки основной темы поста. Дети — это просто-напросто еще один бизнес попов: ведь РПЦ на самом деле не содержит НИ ЕДИНОГО приюта и детского дома, вопреки общепринятому мнению. Чтобы понимать это, достаточно немного сечь в законах этой направленности.

Как известно, каждый ребенок-сирота получает на свое воспитание от государства солидные средства. Точную сумму не назову — она, видимо, в разных регионах разная. Платится либо детским домам, либо опекунам, которые берут детей на воспитание. В некоторых регионах, особенно где нет работы, семейные пары даже приспособились брать нескольких детей — получается что-то вроде семейного детского дома, где «родители» неплохо оплачиваются государством. Деньги идут за ребенком — где ребенок, тому учреждению или частному лицу эти деньги и платят. Если приют церковный... деньги идут в церковь. БИНГО!

Таким образом, содержание ребенка оплачено уже один раз. Государством, налогоплательщиками. Но это еще не конец: ведь РПЦ помимо этого еще и собирает пожертвования на якобы содержание этих приютов. (Иллюстрация к вышесказанному).

То есть дети, находящиеся на попечительстве РПЦ, являют собой еще один очень мощный инструмент зарабатывания денег: на каждого ребенка государство выделяет деньги, часть которых, понятное дело, идет не в приют, а в РПЦ, плюс еще и пожертвования, которые, судя по уровню содержания детей (а он не выше, а зачастую даже хуже, чем в обычных детдомах, в которых никаких пожертвований активно не собирают), до конечного адресата также не доходят. Теперь понятнее стало, почему Гундяев не так давно предлагал президенту, чтобы церковь полностью взяла на себя заботу о всех детях-сиротах-инвалидах? И понятно, почему за всю историю РПЦ неизвестно НИ ОДНОГО случая, чтобы эта организация помогала больным и нуждающимся чем-либо, кроме молитв? Потому что на больных детей надо тратить свои средства, в то время как сирот тебе полностью оплатит государство — еще и сверху жирный навар получится.

Суть в том, что в мире не существует НИ ОДНОГО отчета церковного приюта о собранных и потраченных средствах. Это тайна.Мало того, церковь обеспечивает и третью волну прибыли — воспитание из сирот преданных плательщиков в будущем. Их вовлекают в религиозную деятельность, обучают церковным традициям, учат молиться и соблюдать обряды. Это как Макдональдс устраивает детские праздники, чтобы побольше детей хавали их бутерброды. Но в Макдаке добровольно: хочешь — ходи, хочешь — нет. А у сирот никакого выбора нет. Их мозги будут закомпостированы попами в любом случае, несмотря на декларируемую государством свободу вероисповедания.

Лично я считаю, что православных приютов БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО, ибо они никому не помогают в принципе, и точно так же содержаться государством эти приюты могут и вне РПЦ.

Православные реабилитационные центры для алкоголиков и наркоманов — также чушь собачья. Все лечение в них сводится лишь к двум рецептам: молись и работай. Содержание соответствующее. При этом за него надо платить. Т.е. обратившегося используют как бесплатную рабочую силу, кормят полнейшим дерьмом, а он еще и... платит за это.

Т.е., как мы видим, церковь действительно помогает очень многим людям: бандитам, коррумпированным чиновникам, самим попам в конце концов. А всех остальных, видимо, бог не очень любит".

cinik-ru.livejournal.com

Бизнес, на котором поставлен крест.

Активы Русской православной церкви

Оригинал этого материала © "РБК", август 2012, Фото: "Коммерсант", k-artemiev, Иллюстрация: "РБК"

Бизнес, на котором поставлен крест

Наталия Телегина
Compromat.Ru
Роскошная гостиница, банки, здания, поставки автомобилей BMW, крупные и малые заводы — вот лишь примерный перечень бизнес-интересов Русской православной церкви (РПЦ). Организация получает 100–150 млн долларов наличными в год в виде пожертвований и иных доходов, и часть денег необходимо инвестировать, говорят защитники церкви. Они кивают на Ватикан, чья наличность, акции, земли и недвижимость стоят больше 1 млрд евро. Какие активы принадлежат РПЦ? И отличаются ли ее предпочтения от вкусов зарубежных «коллег»?

Торговый центр Христа Спасителя

Привести в порядок пиджак в этой химчистке стоит, в общем, недорого — 385 рублей. Необычно само ее расположение — на территории храма Христа Спасителя (ХХС). Попасть туда можно с набережной Москвы-реки, минуя Трапезную. «Здесь собственная мини-химчистка, 15 храмов обслуживает, — пожимает плечами приемщица. — Почему бы заодно и обычным людям не воспользоваться?» Впрочем, это копейки. А вот корпоративы в залах ХХС являются настоящей золотой жилой. Так, аренда Трапезной палаты на 200 персон обходится в 70 тыс. рублей, еще 3–4 тыс. на человека — еда, алкоголь и банкетное обслуживание. Гулянки клерков в крупнейшем кафедральном соборе РПЦ продолжаются уже несколько лет. Например, в журнале блогера Максима Дементьева легко найти фотографии с празднования 125-летия Deutsche Bank, проходившего в Зале церковных соборов в 2006 году...

Бурной коммерческой деятельностью храма недавно заинтересовались в Обществе защиты прав потребителей (ОЗПП). В ходе проверки здесь, помимо химчистки и «банкетных» залов, были обнаружены автомойка, шиномонтаж, автосервис, платная парковка, множество торговых ларьков. «Фактически на территории храма действует бизнес-центр, предоставляющий потребителям широкий спектр коммерческих предложений (...). Имеющаяся вывеска «Храм Христа Спасителя» не соответствует требованиям закона к торговым предприятиям», — категоричны в ОЗПП. Однако тяжбу против структур РПЦ организация проиграла: суд признал, что товары не продаются, а дарятся, ценники на самом деле вовсе не ценники и указана на них не цена, а рекомендуемый размер пожертвования.

Compromat.Ru Большинство людей все-таки волнует не отсутствие контрольно-кассовой техники, а моральная сторона вопроса. Представители церкви пытаются доказать: коммерцией занимаются не они, а Фонд храма Христа Спасителя, юридически с РПЦ не связанный. Аргумент неубедительный. Бизнес не может забыть, как в свое время приходили факсы из управ районов, в частности «Коньково», с требованием перечислить минимум 20 тыс. рублей в этот самый Фонд ХХС. Многие предприниматели соглашались, не желая ссориться с московскими чиновниками. Теперь же, когда работы завершены, кафедральный собор, построенный буквально всем миром, стремительно превращается в увеселительный, торговый и деловой центр. Не добавляет красоты и история с девушками из группы Pussy Riot, якобы оскорбившими православную святыню.

Но «банкетные» залы и автомойки — лишь вершина айсберга. Годовой оборот Фонда ХХС вместе с тремя «дочками» (ЧОП «Колокол», ООО «Венец-Ф» и ООО «Врата-4») не превышает 40 млн рублей. Правда, еще 372 млн фонд, по информации газеты «РБК daily», должен получить в текущем году из столичного бюджета. Коммерческие же доходы всех подконтрольных РПЦ предприятий, по самым скромным подсчетам, тянут на 600 млн рублей, а стоимость их активов приближается к 2,3 млрд.

Владельцы заводов, церквей, бутербродов

В тяге к коммерции церковь обвиняли не раз. В 90-е ее дочерние структуры были уличены в беспошлинном импорте сигарет и торговле водкой, а заодно и экспорте нефти при посредстве АО «Международное экономическое сотрудничество». По данным ЕГРЮЛ, в период с 2003 по 2010 год РПЦ через ЗАО «АО Витал» владела четвертью «БМВ Русланд» (остальными 75% — австрийский «БМВ Остеррайх холдинг»), ввозившей в Россию престижные иномарки. Сейчас компания ликвидирована, а на ее месте (по адресу город Химки, улица Панфилова, владение 19, строение 1) расположилось ООО «БМВ Русланд Трейдинг», также на три четверти находящееся в собственности австрийцев. Его годовой оборот в 2010-м перевалил за 46 млрд рублей.

В целом инвестиционные предпочтения священнослужителей не отличаются оригинальностью: строительство, ресторанное и гостиничное дело, оптовая и розничная торговля, сельское хозяйство и производство продуктов питания. В столичном регионе «жемчужинами» бизнеса являются четырехзвездочная гостиница «Даниловская» и ОАО «Ритуальная православная служба» (на него вместе с аффилированными компаниями приходится не менее десятой части московского рынка ритуальных услуг), на Урале — камнеобрабатывающий и фарфоровый заводы, домостроительный комбинат, а Новосибирская епархия долгое время владела долей бутербродной сети «Подорожник». Особой рачительностью отличается Данилов ставропигиальный мужской монастырь в столице. Совокупный оборот принадлежащих ему предприятий в 2010 году достиг почти 180 млн рублей.

Не оставляет РПЦ равнодушной и финансовый сектор. Евгений Пархаев, генеральный директор художественно-производственного предприятия «Софрино» (ХПП «Софрино»), много лет поставляющего свечи, кресты, иконы и другую церковную утварь, одновременно является председателем совета директоров банка «Софрино». Последний знаменит церковным куполом на эмблеме и тесными связями с Московской патриархией. Не исключено, что деньги, зарабатываемые одноименным предприятием, и сформировали капитал кредитного учреждения. Другой околоцерковный банк — АКБ «Пересвет». Различные религиозные организации владеют 3,29% его акций, ровно столько же у другого крупнейшего собственника — ЗАО «Экспоцентр». Наконец, РПЦ принадлежит 0,23% ЗАО «Банкхаус Эрбе». Кстати, порицание роскоши и аскетизм — явно не маркетинговая политика «мошны» РПЦ. «Банкхаус Эрбе» специализируется на private banking для состоятельных клиентов, а «Софрино» первым стал выдавать кредиты на покупку яхт и оказывает спонсорскую поддержку яхтингу.

Какой процент в совокупном доходе церкви составляет деятельность коммерческих «дочек»? РПЦ не любит разговоров о своих финансах. Последнее масштабное исследование на этот счет было проведено еще в начале нулевых социологом Николаем Митрохиным (в настоящее время сотрудник Центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете). Тогда он оценил пожертвования, выручку от продажи свечей, иконок, крестиков, оказания услуг и чисто коммерческой деятельности в 500 млн долларов. Туда попал и так называемый безнал: подарки в виде строительных и иных материалов, безвозмездная помощь бизнеса, бесплатная работа прихожан. Годовой наличный оборот небольшой городской церкви начинается с 3 тыс. долларов, храма в райцентре — с 10 тыс., на кафедральный собор приходится не менее 80 тыс. В целом наличные доходы составляют 100–150 млн долларов, остальное — безнал.

Выручка коммерческих «дочек» РПЦ (тех, что раскрывают такую информацию, и без учета семинарий, гимназий и других образовательных учреждений) в 2010-м была оценена в 600 млн рублей, или 20 млн долларов, то есть 15–20% от оценки наличного оборота, проведенной г-ном Митрохиным. В пресс-службе Святейшего Патриарха Московского и всея Руси на запрос журнала «РБК» об экономической деятельности и доходах организации не ответили. Но если верить этим цифрам, РПЦ не слишком отличается от зарубежных «коллег». Центр изучения глобального христианства при Духовной семинарии Гордона — Конвелла (GCTS), занятый статистическими исследованиями, оценивает оборот всех христианских церквей в 2012-м в 569 млрд долларов. «Откуда эта цифра? По нашим расчетам, основанным на данных ООН и Всемирного банка, совокупный годовой доход всех христиан мира приблизительно равен 32 трлн долларов, — поясняет научный сотрудник центра Альберт Хикман. — Наш анализ показал: на религию приходится 1,78% этой суммы, что и есть 569 млрд». Доходы религиозных организаций эксперты делят на прямые и косвенные. Их соотношение — примерно 70:30. «Первые — это прямые пожертвования в пользу церквей. Вторые — выручка различных околорелигиозных фондов, поддержка со стороны государства, а также доходы от инвестиционных проектов церкви», — продолжает г-н Хикман.

Таким образом, каменоломни или бутербродные, подконтрольные епархии, не уникальная российская ситуация. Христианские организации всего мира, стремясь приумножить свои капиталы, делают инвестиции в реальный сектор. И зарубежные священнослужители в погоне за прибылью часто оказываются в центре скандалов.

Немецкое порно и "прачечная" Ватикан

Где граница между порнографией и эротикой? Этот нескромный вопрос очень занимает Католическую церковь Германии. Недавно выяснилось, что «дочка» издательства Weltbild, полностью принадлежащего духовенству, выпускает книги вроде «Возьми меня здесь и сейчас» или «Грязные рассказы». Католическая организация купила Weltbild более 30 лет назад и с тех пор вложила в компанию 182 млн евро. Средства были получены главным образом за счет так называемого церковного налога, в обязательном порядке взимаемого с прихожан. Ставка его составляет 8–9% от суммы, уплачиваемой немцами в качестве подоходного налога. В 1998 году Weltbild, желая расширить присутствие на рынке, приобрело пять издательских домов, в том числе 50% Droemer Knaur, известного своей порнографической продукцией. Если говорить о чисто финансовой стороне, стратегия оказалась успешной. Сейчас Weltbild имеет 1,7 млрд евро годового оборота и является крупнейшим игроком в секторе офлайн-продаж (20% германского рынка), а в интернет-торговле книгами уступает только Amazon.

Как церковь реагирует на обвинения в свой адрес? В 2009-м она предприняла осторожную попытку продать Weltbild, но купить его по заявленной цене желающих не нашлось. Тогда священнослужители перешли в агрессивное наступление, разместив на официальном сайте издательства пресс-релиз, где обвинили СМИ в целенаправленной атаке на них. Суть же защиты сводилась к тому, что данные книги относятся к эротике, а вовсе не порнографии, а кроме того, на них приходится менее 1% оборота издательского дома. Однако Папу Римского это не убедило: вскоре после опубликования пресс-релиза он раскритиковал инвестиционную политику немецких епископов. В результате некоторые епархии, в том числе Кельнское архиепископство, продали акции злосчастного издательства. «Мы не можем зарабатывать в будни на том, против чего проповедуем по воскресеньям», — объяснил это решение глава архиепископства кардинал Йоахим Мейснер. Впрочем, далеко не все последовали его примеру. Как минимум 70% акций по-прежнему находится в руках Католической церкви Германии, а Droemer Knaur радует читателей книжными новинками вроде «Грешных игр» или «Секса для экспертов».

Конечно, основную часть инвестиций служители Господа направляют все же не в сомнительные, а во вполне респектабельные виды бизнеса — недвижимость и государственные облигации. Как утверждают некоторые аналитики, Католической церкви принадлежит больше недвижимости, чем любой другой организации на планете. В 2006 году — а именно тогда Святой престол в Ватикане в последний раз подробно раскрывал финансовые показатели — девелоперская деятельность принесла 32,3 млн евро, или 25% всей прибыли. Еще около 14 млн (порядка 10% прибыли) дали дивиденды и купонные выплаты по принадлежащим церкви ценным бумагам. В 2008-м в прессу просочился секретный баланс Ватикана. Из документа следовало, что тот владеет 340 млн евро наличными, 540 млн в виде акций и облигаций, а также землей и недвижимостью во Франции, Англии и Швейцарии стоимостью 420 млн.

Финансовые дела Папы Римского тоже едва ли можно назвать безупречными. Недавно с большим скандалом был уволен глава Банка Ватикана Готти Тедески. При заключении контрактов он выбирал определенные строительные компании, несмотря на то что их расценки примерно в 2 раза превышали средние по Италии. Но одной лишь коррупцией дело не ограничивается. Глухая без окон башня средневековой постройки, финансовое сердце всей Католической церкви, Банк Ватикана пользуется неоднозначной репутацией в банковских кругах. Он отказывается соблюдать многие международные требования по раскрытию информации, и контролерам уже приходилось ловить учреждение на отмывании денег. В 2006 году предприимчивый итальянец по фамилии Бонаккорси получил от Евросоюза 250 тыс. евро субсидии на создание рыбной фермы, которую вовсе не собирался строить. Его сын священник положил эти деньги на депозит в Банке Ватикана, оформив как пожертвование. Никаких дополнительных бумаг от священнослужителей не требуется. После нескольких транзакций средства попали на счет родственника семьи Бонаккорси, члена сицилийской мафиозной группировки — это и привлекло внимание финансовой полиции.

Этот копеечный, в общем-то, случай иллюстрирует общую тенденцию. Недавно JP Morgan Chase закрыл у себя счета Банка Ватикана. Как пишут итальянские газеты, за 18 месяцев через них прошло 1,5 млрд евро, причем, несмотря на значительные обороты в течение дня, они всегда становились пустыми к закрытию, что и заставило банкиров заподозрить финансовые махинации. Ранее полиция Италии изъяла 23 млн евро, принадлежавшие Банку Ватикана, со счетов Credito Artigiano. Банк-посредник сам обратился к контролерам, когда представители Ватикана отказались сообщить причину перевода средств и имена получателей. Эта история также в числе причин отставки Готти Тедески.

Веру в дело

Обсуждая не всегда красивый, а порой и просто незаконный бизнес церкви, нужно отметить важный момент — влияние религии на экономику и экономический рост той или иной страны. Экономисты Роберт Барро и Рейчел Макклири в период с 1981 по 1998 год провели шесть международных исследований, которые легли в основу их работы Religion and Economic Growth. С одной стороны, получилось, что набожность людей позитивно влияет на динамику ВВП. Вера заставляет человека придерживаться высоких моральных принципов, положительно сказывающихся на производительности труда. По мнению авторов, речь идет о бережливости, этике в работе, честности и дружелюбном отношении к незнакомым людям, готовности оказать им поддержку. Другим следствием влияния религии на общество является стремление верующих получить образование, а также завести семью и детей.

С другой стороны, привычка граждан часто посещать церковь может, наоборот, иметь негативные последствия. Проведение религиозных обрядов требует ресурсов, которые отвлекаются из других секторов. Из исследования легко сделать вывод: если регулярные визиты в церковь одних прихожан способствуют тому, что туда начинают ходить и другие, а вера первых становится более интенсивной (и они проявляют еще больше трудолюбия, этики в работе и т.д.), то все неплохо.

Если же воскресные службы мало влияют на умы, то никакой пользы для экономики нет, а есть только ущерб, связанный с перераспределением ресурсов. Впрочем, такая логика едва ли понравится хоть кому-то из представителей официальных конфессий. Ведь если следовать ей, получится, что и имущество церкви можно использовать с большей, чем сейчас, пользой.

***

Compromat.Ru

***

Оригинал этого материала © "Русская служба BBC", 30.08.2011

Несчитаные богатства Русской православной церкви

Юрий Маловерьян

[…] Оценить бюджет церкви сейчас крайне сложно, признается Николай Митрохин, научный сотрудник Центра изучения Восточной Европы Бременского университета.

Митрохин — один из очень немногих российских исследователей, кто, не принадлежа к Русской православной церкви, пристально ее изучает. По его словам, в конце 90-х и начале 2000-х в РПЦ шла информационная борьба между двумя группировками, и в ходе этой борьбы в прессу просачивались документы, на основании которых можно было оценивать финансовые дела церкви.

"А теперь информация в гораздо большей степени закрылась: люди научились скрывать даже те куцые данные, которые можно было найти ранее", — говорит Митрохин.

Оценить бюджет РПЦ мешает и то, что его фактически нет: каждый из более 30 тысяч ее приходов — самостоятельное юридическое лицо, каждая из 160 епархий тоже имеет свой бюджет, а Московская патриархия — свой. […]

10 лет назад Митрохин оценил доходы РПЦ в целом примерно в 500 миллионов долларов. Теперь, полагает он, вместе с общим ростом экономики России, Украины и других стран русского православия "в долларах или евро цифры выросли чуть ли не на порядок". […]

Для участия в [...] коммерческих проектах церковь несколько лет назад создала Центр инвестиционных программ РПЦ. В 2007 году ЦИП, по сообщениям российской прессы, провел в Берлине, Брюсселе и Лондоне презентации своих проектов, которые включали инвестиции в строительство жилых и офисных зданий в Москве и других городах, а также создание агропромышленных предприятий при монастырях.

В РПЦ, как рассказал в феврале на архиерейском соборе Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, сейчас действует почти 800 монастырей.

[…] в последний год разгорелись споры о возвращении церковной собственности. Государство все постсоветские годы возвращало и православной церкви, и другим конфессиям храмы и монастыри — но, как правило, в бессрочное и безвозмездное пользование. В конце же 2010 года был принят закон, по которому все религиозные организации могут требовать — и получать назад — свое "имущество религиозного назначения", отнятое советской властью. Воспользовавшись этим законом, РПЦ может снова, как до революции 1917 года, стать крупнейшим или одним из крупнейших собственников в стране.

В начале 2010 года премьер-министр Владимир Путин на встрече с патриархом Кириллом сказал, что передаче церкви подлежат 12 тысяч памятников истории и архитектуры. Оценить их стоимость, по мнению редактора рубрики "Религия" научно-просветительского журнала "Скепсис", кандидата философских наук Александра Аверюшкина, крайне трудно.

По словам Аверюшкина, среди уже переданных и подлежащих передаче объектов — такие обладающие туристическим потенциалом объекты, как кремли некоторых древних городов, монастыри на Соловецких островах, на Валааме, в Верхотурье на Урале.

"Я этим летом был на Валааме, там идет достаточно серьезное строительство, его ведут монахи. И там плотным потоком идут экскурсионные группы — прежде всего паломнические", — рассказывает Аверюшкин.

Критики закона о возвращении имущества церкви, к которым принадлежит и философ Аверюшкин, жалуются, что по этому документу церковь может претендовать на любое здание, к которому когда-либо имела отношение — или даже не имела. В Калининградской области России — бывшей северной части Восточной Пруссии — РПЦ отдали бывшие немецкие кирхи и прочее имущество, исторически не имевшее ничего общего с православием.

Кроме того, в ходе подготовки закона, как и во время и после его принятия, его критиковали музейные работники и деятели искусства, которые опасаются, что передача РПЦ древних монастырей и крепостей ограничит доступ к ним обычных граждан, а передача древних икон или летописей просто подвергнет их опасности, потому что церковь, в отличие от музеев, не умеет как следует хранить такие экспонаты.

Музейщиков власти отчасти услышали: в закон была включена норма о том, что предметы и объекты из государственных музейного, архивного и библиотечного фондов передаче церкви не подлежат.

www.compromat.ru

Откуда деньги, поп? (Секреты бизнеса РПЦ)

Пишет hueviebin1: "Сегодня речь пойдет об основном источнике доходов РПЦ. Это не свечки, не пожертвования, не финансирование государством. Это куда серьезнее. Поднять наверх эту духовную подноготную, о которой не принято говорить вслух, сегодня меня побудило одно интересное происшествие, после которого РПЦ попала в криминальные сводки, причем в данном, описанном ниже амплуа попала впервые (во всяком случае, на моей памяти). И, хочу заметить, впервые попала совершенно несправедливо, ибо в узком кругу данная деятельность РПЦ очень известна, а вот в массах — не особо. Очень хорошо известна она и мне, т.к. в прошлом неоднократно доводилось квасить с настоящими попами — пути господни неисповедимы все-таки. Так что я тоже из первых, так сказать, уст очень хорошо знаю эту подноготную. В Воронежской области чиновник выбивал из бизнесменов «добровольные пожертвования» на храм. А вернее занимался вымогательством с коммерсантов. Схема была очень проста: наезжаешь на бизнесмена и требуешь от него пожертвовать на храм. В случае отказа подключаешь чиновничий аппарат на полную катушку и устраиваешь ему веселую жизнь проверками, которые медленно, но верно загоняют бизнес в могилу. Дабы избежать обвинений в получении взятки, официально деньги идут на пожертвования храму, из которого чиновник их впоследствии забирает чистыми, отстегнув процент попам. Самому чиновнику вполне ожидаемо дали домашний арест, а попов просто отстранили от службы — собственно, в России по другому и быть не могло. Однако же топорность вымогательства и вывела их на чистую воду, когда один из коммерсов пожаловался куда следует. Глупый чиновник однако. Так давно криминалитет не работает, вот и погорел наш герой. Сегодня РПЦ в криминале используется более хитро: человек, заносящий якобы на храм, должен быть сам заинтересован в даче взятки, чтобы до правоохранительных органов ничего не дошло. А вымогательство — это прошлый век.

Но в целом это первое дело, ставшее известным СМИ. Просто ввиду точности схемы остальных дел не было. К остальным докопаться невозможно, хотя разбирающимся в вопросе людям прекрасно известно, что церковь давно превратилась в грандиозную офшорную зону с огромным потенциалом для отмывания теневых и криминальных денег, а также для проведения масштабных коррупционных сделок, о чем сегодня и поговорим. Я давно еще касался этой темы неоднократно, и вот пришло время снова напомнить, да в более развернутой форме. Благо и повод хороший выдался.

Многие атеисты (в т.ч. и Невзоров) делают грубую ошибку, пускаясь в подсчеты прибыли с торговли свечками и иконами в храмах. Нет, за это типичный настоятель не получает ни гроша — все идет в церковный общак, из которого питерский настоятель получает около 30-50 тыс. зарплаты ежемесячно. Прибыль (а с ней и неподсудность) попы черпают совершенно в другом измерении.

Главная опора, поддерживающая сегодняшнюю церковь, зарыта в том месте, на котором отмечена точка пересечения интересов криминальных структур с духовностью. Именно они и материализуют для попов целые автопарки, а иногда даже самолеты (есть и такие попы). И вот несколько наиболее весомых источников доходов церкви и попов.

Первый. Отмывание денег.

Основная причина любви к отмыванию бабок через церкви кроется в том, что это — некоммерческое объединение, освобожденное от уплаты налогов. Отсюда возможно ВСЕ что угодно — такая, образно говоря, оффшорная зона. Все пожертвования анонимны и в суммах не ограничены. Попам идёт определённый процент, остальное они вкладывают в указанное им место.

Пример того, как собираются "добровольные пожертвования" на церковь. Цитата из протокола заседания московских чиновников:---------------------------------------------------Заместителю префекта ВАО Аксенову Александру Петровичу совместно с Управой района Вешняки и ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Заместителю префекта ВАО Неженецу Виктору Станиславовичу совместно с Управой района Вешняки и ФХУ РПЦ продолжить работу по сбору пожертвований.Управе района Гольявово приступить к сбору пожертвований.Управе района Косино-Ухтомский совместно с ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Руководителю аппарата префектуры Носовой Любовь Григорьевне совместно с Управой района Косино-Ухтомский и ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Управе района Новокосино совместно с ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Заместителю префекта ВАО Леоновой Татьяне Юрьевне совместно с Управой района Новокосино и ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.

Т.е. перовоочередная задача церкви состоит не в отмывании душ, но в отмывании денег. Это, кстати, и является первопричиной поддержки церкви сегодняшним коррумпированным государством: высшие чиновники не могут гнать на церковь по той простой причине, что они финансово в ней заинтересованы. Поэтому они и продвигают РПЦ всеми возможными силами, выделяя этой организации, помимо прочего, и деньги из бюджета.

Второй. Посредничество в коррупционных сделках.

Если преступник хочет дать взятку чиновнику, это очень легко и, главное, безопасно сделать через церковь. Бандит жертвует деньги на новый храм, а далее церковнослужитель за дольку этих денег делает с этими деньгами всё, что ему скажут. Согласно законодательству, даже если чиновник выйдет из церкви с чемоданом денег, никто никого не привлечёт к ответственности, так как доказать, что это криминальные деньги, физически невозможно, да и вообще: попробуй докажи, что он не просто исполнял функции церковного курьера (и такая система работает даже в очень развитых странах, не говоря уже о России)!

Например, криминальный авторитет должен забашлять федеральному судье за оправдательный приговор миллион долларов. Его друзья жертвуют 1.200.000 на храм. Все. С этого момента взяточнику невозможно что-либо предъявить. Далее федеральный судья идет на службу в храм, где поп ему передает миллион долларов, двести тыщ оставляя себе за услуги посредника. В храме никогда не будет зафиксирован акт передачи денег, сами понимаете. С момента, когда судья выходит за ворота храма, он волонтер, который из любви к богу просто вызвался послужить курьером у РПЦ. При такой даче взятки физически невозможно кого-либо привлечь к ответственности.

Или зайдем с другой стороны: одной крупной организации очень нужен некий закон, но чиновники категорически отказываются его принимать. Тут организация жертвует несколько миллионов на храм (богу, естественно, храмов всегда мало), и чиновник меняет свою позицию на противоположную. Всё, что может в данном случае прокуратура, — предположить, что бог получил деньги и сделал так, чтобы чиновник помог страждущей организации.

Это единственная причина пламенной поддержки церкви со стороны высших органов власти. Это приносит попам воистину фантастические доходы, на которые они с легкостью могут содержать личные автопарки, а иногда (и эти случаи известны в мировой практике) целые аэродромчики. В этом плане попы, чиновники, силовики и криминалитет повязаны общей георгиевской ленточкой и постоянно помогают друг-другу: чиновники всячески отстаивают и лоббируют интересы РПЦ, что вы и без того можете наблюдать, РПЦ в свою очередь помогает чиновникам выходить чистыми из воды. Все довольны, все сыты, все чисты перед законом и, видимо, богом! Именно благодаря этому любой уважающий себя столичный поп обязательно имеет лексус, а нередко и личный самолет. Именно поэтому любой поп обладает такими связями и авторитетом.

Это все есть основная причина, по которой чиновничий клан (от судей до политиков) всегда будет отстаивать широкую автономность РПЦ, полную бесконтрольность гуляющих в ней денежных средств, абсолютную неприкосновенность этой оффшоровой фирмы и всеми возможными способами лоббировать усиление роли РПЦ в обществе.

3. Сводничество.

Церковь в России носит те же функции, что и гольф в Англии. Гольф никому не нужен и используется очень богатыми людьми лишь как способ поддерживать старые знакомства и обзаводиться новыми. Именно с этой целью сильные мира сего в России используют церковь. Причем почти все эти люди с очень серьезным криминальным опытом (изначально-то в церкви оказались из-за острой нужды в индульгенции, в прощении старых грешков!).

В приходе у попа-настоятеля есть элиты на любой вкус и цвет: судьи, прокуроры, чиновники, высшие чины МВД и ФСБ, очень крупные предприниматели. Они такие разные, но есть у них и общая черта: все они очень серьезно попачканы в преступных деяниях. Все эти люди массово собираются в церкви на всякие православные праздники вроде Пасхи с целью поддержания старых знакомств и обзаведения знакомствами новыми. За всю Россию не скажу, но именно так обстоят дела в Питере и Москве.

А под эгидой одной общей идеи (веры) найти общий язык всем этим людям не составляет никакого труда. Так они устраивают сходняки, например, каждую Пасху в конкретном соборе — у каждого свои тусовки. Как тут не вспомнить про масонскую ложу? Поп объединяет всех этих коррумпированных и криминальных людей, открывая им новые влиятельные знакомства, а стало быть и возможности, за что каждый из них щедро ему и платит помимо прочего дружбой, а стало быть и серьезным покровительством.

Как вы понимаете, просто придти в церковь и в лоб предложить попу поучаствовать в коррупционной схеме чревато. Все это происходит методом постепенного прощупывания (необходимо влиться в тусовку). Воплощается в жинь эта схема как правило следующим образом: внезапно олигарх, судья, силовик или криминальный авторитет на исходе годов решил креститься. И вот он крестится, периодически начинает хаживать в храм и, по мере вливания в духовность, берет себе (обязательно берет) духовного наставника. Они становятся корешами, он начинает ходит на всеразличные пасхи, в элитарные приходы, кишащие такими же, как он. Маховик раскручивается. Теперь он точно может быть уверен в своем духовнике (что не сдаст в случае чего и т.д.) и под его прикрытием начинает проводить свои коррупционные делишки, а также находить в приходе новых партнеров и коллег по непростому ремеслу, после чего начинается все то, что описано в пунктах 1 и 2.

А вы думали, с чем связан внезапный бум крещения в рядах сильных мира сего? Именно с этим и связан. Да взять того же Березовского, который в один прекрасный день совершенно внезапно решил покреститься и стать постоянным завсегдатаем церквей! Вот и все, для чего нужна эта криминальная зона отчуждения, в которой волшебным образом легализуется преступность.

Ну, а про остальные методы добывания денег через выклянчивание известно всем... В качестве примера приведу лишь барыш, снимаемый попами с использования сирот.

4. «Торговля» сиротами.

Итак, все описанное выше в совокупности делает РПЦ одной из богатейших и влиятельнейших корпораций России. Но использует ли РПЦ свое могущество и деньги для помощи страждущим? Ведь помогать, к примеру, больным детям или старикам — это оооочень духовно, духовнее просто ничего нет. Это фактически сразу дорога в рай.

РПЦ утверждает, что помогает: ведь при некоторых храмах находятся детские приюты и дома престарелых, которые содержатся по великой милости РПЦ. В сумме в России около сотни православных детских домов и приютов.

Про один из них я, кстати, как-то даже писал. Назывался пост «Православный концлагерь для детей», где детей морили и истязали прямо до смерти. Случаи издевательств над детьми в подобных приютах, к слову, весьма часты. Гугл в помощь.

Более того, благородство РПЦ не знает границ, ибо святейший Патриарх публично предлагал президенту, чтобы церковь полностью взяла на попечение всех детей-сирот-инвалидов. Вы представляете себе, какой благородный человек? Так вот зачем он деньги через церковь отмывает! Чтоб содержать всех детей. На самом же деле это, конечно же, очковтирательство. Но вы уже, наверное, догадались — иначе не было бы и этой подводки основной темы поста. Дети — это просто-напросто еще один бизнес попов: ведь РПЦ на самом деле не содержит НИ ЕДИНОГО приюта и детского дома, вопреки общепринятому мнению. Чтобы понимать это, достаточно немного сечь в законах этой направленности.

Как известно, каждый ребенок-сирота получает на свое воспитание от государства солидные средства. Точную сумму не назову — она, видимо, в разных регионах разная. Платится либо детским домам, либо опекунам, которые берут детей на воспитание. В некоторых регионах, особенно где нет работы, семейные пары даже приспособились брать нескольких детей — получается что-то вроде семейного детского дома, где «родители» неплохо оплачиваются государством. Деньги идут за ребенком — где ребенок, тому учреждению или частному лицу эти деньги и платят. Если приют церковный... деньги идут в церковь. БИНГО!

Таким образом, содержание ребенка оплачено уже один раз. Государством, налогоплательщиками. Но это еще не конец: ведь РПЦ помимо этого еще и собирает пожертвования на якобы содержание этих приютов. (Иллюстрация к вышесказанному).

То есть дети, находящиеся на попечительстве РПЦ, являют собой еще один очень мощный инструмент зарабатывания денег: на каждого ребенка государство выделяет деньги, часть которых, понятное дело, идет не в приют, а в РПЦ, плюс еще и пожертвования, которые, судя по уровню содержания детей (а он не выше, а зачастую даже хуже, чем в обычных детдомах, в которых никаких пожертвований активно не собирают), до конечного адресата также не доходят. Теперь понятнее стало, почему Гундяев не так давно предлагал президенту, чтобы церковь полностью взяла на себя заботу о всех детях-сиротах-инвалидах? И понятно, почему за всю историю РПЦ неизвестно НИ ОДНОГО случая, чтобы эта организация помогала больным и нуждающимся чем-либо, кроме молитв? Потому что на больных детей надо тратить свои средства, в то время как сирот тебе полностью оплатит государство — еще и сверху жирный навар получится.

Суть в том, что в мире не существует НИ ОДНОГО отчета церковного приюта о собранных и потраченных средствах. Это тайна.Мало того, церковь обеспечивает и третью волну прибыли — воспитание из сирот преданных плательщиков в будущем. Их вовлекают в религиозную деятельность, обучают церковным традициям, учат молиться и соблюдать обряды. Это как Макдональдс устраивает детские праздники, чтобы побольше детей хавали их бутерброды. Но в Макдаке добровольно: хочешь — ходи, хочешь — нет. А у сирот никакого выбора нет. Их мозги будут закомпостированы попами в любом случае, несмотря на декларируемую государством свободу вероисповедания.

Лично я считаю, что православных приютов БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО, ибо они никому не помогают в принципе, и точно так же содержаться государством эти приюты могут и вне РПЦ.

Православные реабилитационные центры для алкоголиков и наркоманов — также чушь собачья. Все лечение в них сводится лишь к двум рецептам: молись и работай. Содержание соответствующее. При этом за него надо платить. Т.е. обратившегося используют как бесплатную рабочую силу, кормят полнейшим дерьмом, а он еще и... платит за это.

Т.е., как мы видим, церковь действительно помогает очень многим людям: бандитам, коррумпированным чиновникам, самим попам в конце концов. А всех остальных, видимо, бог не очень любит".

skurlatov.livejournal.com


Смотрите также