Разведка. Бизнес-разведка. Промышленный шпионаж. Бизнес шпионаж


Бизнес-шпионаж в России

Нынешний кризис стал воистину лакмусовой бумажкой на выживание, для российского бизнеса. Конкурентная борьба обостряется с каждым днём, а методы её становятся всё более жёсткими, если не сказать – жестокими, и чаще всего — незаконными. Самым ценным и высокооплачиваемым товаром стала информация.

Вообще-то, промышленный шпионаж есть везде, но в России нет закона определяющего подобное действие правонарушением. А ведь этот вид «конкуренции» весьма популярен как между небольшими предприятиями, так и на уровне государственных мега монополий.

Главные цели бизнес-шпионажа проверка делового партнёра на благонадёжность или же поиск сведений, с помощью которых станет возможным вытеснить конкурента с рынка сбыта.

Самый популярный способ добыть подобную информацию – поставить «жучок» в телефон (осветительный прибор, вентиляционный выход и т.д.) находящийся непосредственно в офисе «конкурирующей фирмы». С помощью этого нехитрого приспособления «интересующаяся сторона» может легко навредить конкурентам или же вовсе развалить их бизнес. Однако как говорится «и на старуху бывает проруха», нашлась она и на «зловредного жучка», «прорухой» этой стал отечественный антижучок – прибор весьма надёжный и простой в употреблении.

К сожалению это не единственный способ получать не предназначенную для чужих ушей информацию. Есть и более сомнительные методы, например:

— исследование мусора выброшенного из офиса конкурирующего предприятия

— вынуждение конкурентов вступить в ничего незначащий судебный процесс, в ходе которого конкуренту придётся «озвучить» секретные документы

— «засылка шпиона» в «логово» конкурента

Последний «метод» подразумевает что человек, иногда это специалист очень высокого класса, будет работать (хорошо работать!) у конкурентов, но при этом передавать нужную информацию своим настоящим хозяевам. Да и поставить «жучки» такому «работнику» не стоит труда. Иногда информация передаётся во время личной встречи «шпиона» с представителем «интересующейся стороны». Встречу назначают или на улице или (даже!) на конспиративной квартире. Однако такая секретность не свойственна небольшим и средним компаниям. Чаще всего «всё что надо» передаётся по мобильному (сотовому) телефону. Так что можно легко предотвратить эту неприятность, благо на прилавках российских магазинов всегда в наличии подавители сотовых или жучков.

К сожалению, все эти методы получения информации не считаются незаконными, но если становится известно, что, то или иное предприятие прибегает к ним это, несомненно, повредит его имиджу.

No related links found

tainy.net

Промышленный шпионаж в системе недобросовестной конкуренции

Промышленный шпионаж

Промышленный шпионаж

Чрезвычайно эффективным средством в конкурентной борьбе является постоянное слежение за конкурентами, их новейшими изобретениями, опытно-конструкторскими разработками, применяемыми технологиями. Для субъектов рынка, находящихся в конкурентной среде, всегда важно иметь сведения о своих соперниках, об их планах, намерениях, о личной жизни конкурентов, об их связях и контактах.

С другой стороны, каждый участник конкуренции стремится сохранить наиболее важные сведения втайне от своих визави, что ограничивает набор способов легального получения информации. В то же время важность коммерческой информации для хозяйственной деятельности осознавалась во все времена и у всех народов, что и предопределило возникновение целой отрасли нелегального сбора информации методами недобросовестной конкуренции – промышленного шпионажа.

Собственно термин «шпионаж» происходит от немецкого глагола «spähen» – следить, выслеживать, а прилагательное «промышленный» имеет уточняющее значение, указывающее на область экономических интересов. Как нам представляется, категория «промышленный шпионаж» не вполне точно отражает сущность данного явления, которое более точно можно было бы назвать «коммерческая разведка». Однако в силу того, что термин укоренился в системе методов недобросовестной конкуренции, мы будем использовать именно его.

Промышленный шпионаж используется как на межгосударственном уровне, так и в конкурентной борьбе частных лиц и предприятий (см. рис.8).

В целях поддержания национальной безопасности практически каждое государство имеет специальную разведывательную службу, которая осуществляет сбор информации по экономическим, военным и политическим вопросам, а также пытается нейтрализовать действия разведывательных служб иностранных государств средствами контрразведки.

Промышленный шпионаж – один из древнейших методов недобросовестной конкуренции. Первые упоминания о промышленном шпионаже можно найти в анналах истории, относящихся к самым ранним периодам становления человеческой цивилизации. Так, классический пример промышленного шпионажа мы находим в истории Китая, который датируется XV в. до н.э. Источник сообщает о китайской принцессе, отправившейся к своему возлюбленному за границу в шляпе из живых цветов, где были спрятаны шелковичные черви. Тем самым она нарушила монополию Китая на производство шелка.[i]

Рис.8. Структурная схема применения промышленного шпионажа на уровне государств и частных компаний.

Рис.8. Структурная схема применения промышленного шпионажа на уровне государств и частных компаний.

В истории сохранилось немало фактов промышленного шпионажа. Так, долгое время европейцам не удавалось проникнуть в секреты технологии производства фарфора, и только в начале XVIII века на китайскую императорскую торговую мануфактуру проник французский монах-иезуит. Ему удалось изучить технологию производства фарфора из каолина и, обманув местную охрану, выкрасть и переправить в Европу образцы сырья. С помощью химического анализа французам удалось раскрыть состав этого материала. Это обстоятельство, а также наличие каолина позволило французским промышленникам в 1756 г. наладить в Севре производство фарфора.

Англичане, в свою очередь, похитили секреты французского производства с помощью своего агента Бриана, который находился в Севре с теми же целями, с какими французский агент посещал китайскую фарфоровую мануфактуру. Благодаря промышленному шпионажу Англия и Франция намного обогнали Германию, которая самостоятельно раскрыла секреты производства фарфора.[ii]

Промышленному шпионажу мы во многом обязаны тем, что многие научные и технологические секреты алхимиков не были безвозвратно утеряны. В наследство от алхимиков мы получили систематизированные знания по фармацевтике, поиску ядов и противоядий, различных лекарств и способах их получения, о химических процессах, ингибиторах и катализаторах химических реакций. Алхимики впервые получили порох, азотную и серную кислоты, проникли в секреты хранения пищевых продуктов. Однако там, где секреты хранили особо тщательно, они во многих случаях утрачивались для общества, иногда открываясь заново через много лет.

Для современной науки так и остались неразгаданными способы приготовления и состав «греческого огня», напоминающего по своим свойствам напалм; секрет очищения алмазов от цветных включений, снижающих их ценность; секрет «холодного света». Отдельные утраченные технологии удалось со временем восстановить. Так произошло с дамасской сталью – булатом, – упругой и твердой узорчатой сталью, которая в период раннего средневековья производилась в Дамаске и применялась для изготовления кинжалов и сабель. Секрет изготовления дамасской стали был утерян, а затем вновь был открыт в России известным металлургом П.Аносовым в 1841 году.

Таким образом, следует отметить, что промышленный шпионаж выполняет также социально полезную функцию, помогая сберечь для общества новые технологии производства и материалы. Кроме того, похищенные ноу-хау становятся эффективным средством в борьбе с монополизмом, подрывая доминирующее положение отдельного производителя товара или услуги.

В современной экономической практике роль промышленного шпионажа заметно возросла. Большинство крупных фирм имеет в своем составе отдельных служащих или целые подразделения, в обязанность которых входит сбор информации о конкурентах, похищение промышленных и коммерческих секретов, а также борьба с агентурой противоборствующих фирм. Согласно данным опроса, проведенного в США, из 1558 компаний 1324 открыто признали, что ведут постоянный промышленный шпионаж против главных своих конкурентов.[iii] Функционирование подобных подразделений в составе промышленных и торговых компаний тщательно засекречено и получение информации о них из открытых источников крайне затруднено. Американский юрист Р.Найдер отмечает по этому поводу: «Фактически из публикуемой информации мы знаем больше о ЦРУ и других ведомствах по охране национальной безопасности, чем о внутренней кухне и вообще деятельности «Дженерал моторз», «Экссон», ИТТ и других частных компаний».[iv]

Ввиду ограниченности легальных способов добывания необходимой информации, субъекты рынка в жесткой конкурентной борьбе часто используют методы недобросовестной конкуренции. В арсенале способов промышленного шпионажа наибольшее распространение получили:

  • Похищение промышленных образцов, чертежей и документации на изобретения и ноу-хау;
  • Прослушивание разговоров и перлюстрация корреспонденции конкурентов;
  • Приглашение на работу сотрудников конкурирующих фирм, располагающих конфиденциальной информацией;
  • Ложное предложение работы специалистам конкурирующих компаний и ложные переговоры с представителями конкурентов в целях получения конфиденциальной информации;
  • Использование в конкурентной борьбе профессиональных агентов сыскных служб в целях дезорганизации производства конкурентов, подстрекательства персонала фирмы-конкурента к забастовке, а также для выявления агентов конкурирующих фирм;
  • Подкуп сотрудников конкурирующей компании.

Быстро осваивают методы промышленного шпионажа и современные российские предприниматели. Используя в своих целях сложившуюся в экономике страны ситуацию, слабую правовую базу в части законодательства о конкуренции и регламентации использования специальных технических средств, они запасаются необходимым оборудованием, которое ныне имеется в свободной продаже. По некоторым оценкам, только в Москве к началу 2000 г. оборудование для промышленного шпионажа приобрели не менее 3500 юридических лиц. Средняя стоимость «джентльменского набора» для службы безопасности компании оценивается в $ 170-200 тыс. На рынке России действуют около 200 отечественных малых предприятий, специализирующихся на изготовлении шпионской техники и большинство крупнейших иностранных производителей спецоборудования. Так, за российский рынок стали бороться такие известные фирмы, как «PK Elektronik» (Германия), «Knowledge Express» (США), «Anics» (США), «Intraco Engineering» (Германия) и ряд других. Они предложили десятки образцов современной техники в любом количестве. В красочном каталоге французской фирмы COFREXPORT, распространенном в России, около сотни устройств, которыми пользуются и государственные службы. Среди них микропередатчики, включающиеся от голоса и передающие информацию на расстояние до двух километров. Миниатюрная система телефонного прослушивания: когда линия разъединена, микрофон передает все звуки в помещении, а при поднятой трубке прослушивается разговор в радиусе нескольких десятков километров. Перехватчики факсов, микровидеокамера размером с ноготь, электронные стетоскопы, позволяющие прослушивать помещение через стены, двери, окна, водопроводные трубы и многое другое сейчас можно приобрести в розничных магазинах. Такого рода бесконтрольная торговля в значительной степени облегчает деятельность недобросовестных предпринимателей.

Конкретные примеры недобросовестной конкуренции с использованием методов промышленного шпионажа возьмем из современной экономики России. Как известно, специфика экономической ситуации в стране в период 1990-2000 гг. заключается в том, что интеллектуальный труд отечественных ученых, их научные и технологические достижения остались невостребованными, чем незамедлительно воспользовались иностранные конкурирующие компании. В частности, широкую огласку получила деятельность в России известной южнокорейской корпорации «Самсунг электроникс», которую однозначно можно классифицировать как промышленный шпионаж.[v] Методы, использовавшиеся фирмой при сборе информации о ноу-хау российских ученых и промышленников, включают в себя большинство методов промышленного шпионажа, рассмотренных нами выше.

Активно интересоваться новейшими разработками российских научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро «Самсунг электроникс» начала с начала 1990-х гг. В Москве было открыто представительство компании и организован исследовательский центр, в круг интересов которого входил определенный перечень вопросов. Этот перечень содержался в факсе, переведенном из штаб-квартиры компании в Сеуле, где содержалось 21 российское ноу-хау, которые «Самсунг» хотела бы получить в максимально сжатые сроки. В перечне значились: инфракрасная компьютерная локальная сеть, технология расчета электромагнитных полей антенн, операционная система реального времени, система сжатия и развертки аудио и видеоинформации, лазерные диоды, голографические дисплеи и прочее.

В исследовательский центр, организованный «Самсунг», были приняты на работу российские научные сотрудники, специализирующиеся в соответствующих областях и имеющих определенные научные и профессиональные связи. Вновь принятые сотрудники подыскивали для «Самсунг» предприятия, которые могли бы выполнить заказ фирмы. Обнаружив потенциального исполнителя, центр вступал в переговоры с администрацией предприятия, обговаривал приблизительные параметры аппаратуры, которую корейская сторона хотела бы получить. На этом этапе за стол переговоров обязательно приглашались в качестве экспертов ведущие специалисты. Этот момент знакомства с российскими учеными и конструкторами и был ключевым в переговорах.

Корейцы сразу же устанавливали с новыми знакомыми самые теплые отношения: специалистов приглашали на вечеринки и там после соответствующей обработки делали им предложение о трудоустройстве – тем, кому предстояло работать на центр в Москве, предлагали по $ 800 ежемесячно, для тех, кто выезжал в Сеул, оплата была выше — $ 1500.

Как только представителям «Самсунг» удавалось заполучить крупных специалистов, переговоры с российской фирмой тут же прекращались.

Многие сотрудники отечественных КБ и НИИ работали на «Самсунг» по совместительству. Так произошло со специалистами российской компании «Алмаз», которые уже задолго до своего прихода в центр сотрудничали с «Самсунг». Когда о совместительстве стало известно, вся группа специалистов «Алмаза» во избежание скандала спешно сделала выбор, предпочтя «Самсунг» родному предприятию.

Такие примеры встречаются в современной экономической практике достаточно часто и не только в России. Они встречаются в различных вариациях и сочетаниях. Однако цель, в которой используется промышленный шпионаж, в конечном счете, всегда одинакова, – победить в конкурентной борьбе.

[i] Бержье Ж. Промышленный шпионаж. – С.32.

[ii] Гасанов Р.М. Промышленный шпионаж на службе монополий. – С.9.

[iii] Прив. по: Калинин Ю.В. Частный сыск на службе капитала. – С.22.

[iv] Цит. по: Гасанов Р.М. Промышленный шпионаж… — С.37.

[v] Прив. по: Известия. – 1995. – 23 нояб.

vadim-galkin.ru

Бизнес конкуренция, промышленный шпионаж | Ведение бизнеса | TokaDoka

Июн 19 • Ведение бизнеса • 3423 Views • Комментариев к записи Бизнес конкуренция, промышленный шпионаж нет

Загрузка...

Промышленный шпионаж и его цели.

Что такое промышленный шпионаж, сегодня знает не понаслышке практически каждый человек, даже не связанный с бизнесом. А вот руководителям и работникам коммерческих и государственных организаций приходится непосредственно сталкиваться с этим явлением. Конкуренция – это, несомненно, двигатель экономики. Но недобросовестная конкуренция — это ее тормоз, так как противоречащие закону методы ведения бизнеса подтачивают и нарушают стройную систему взаимоотношений, охраняемых государством. Сам по себе сбор информации о конкуренте не запрещен законом, если для этого используются легальные методы. Если же способы добывания информации запрещены законом, то тогда и возникает явление, которое принято называть промышленным шпионажем.

Реклама

Реклама

pspy1Но для чего нужно нарушать закон, добывая информацию? Неужели цель оправдывает средства? Как оказывается – оправдывает. У любой успешной и развивающейся компании есть свои секреты – это и особые технологии, и сведения о наиболее важных клиентах, и планы развития бизнеса. Именно сохранение коммерческой тайны позволяет на шаг опередить конкурентов, когда в запасе есть неизвестные им козыри. Утечка информации – это раскрытие всех карт, после чего конкурентам не составит труда обставить не умеющего хранить секреты соперника, используя его же достижения.

Промышленный шпионаж может преследовать одну из следующих задач:

Реклама

Реклама

1. Получение информации о конкуренте. Само по себе добывание информации при этом не всегда влечет вред для объекта шпионажа, незаконными являются лишь методы ее получения. Обычно это первый этап информационной разведки. Полученные сведения обобщаются и анализируются, после чего принимаются решения о дальнейших направлениях работы. Если информация свидетельствует о том, что конкурент пока не представляет серьезной угрозы, мероприятия по сбору сведений могут быть приостановлены. Необходимость в промышленном шпионаже для простого сбора информации может возникнуть при разведке рынка в определенном регионе; с случаях, когда конкурент тщательно охраняет сведения о своей компании; при появлении новой компании. Однако полученная информация может быть использована во вред тому, у кого она получена. Это относится к случаям перехвата выгодных сделок и инвесторов, использования сведений о работниках предприятия для получения дополнительных подходов к интересующему объекту. Полученная информация также может быть выгодна продана другим конкурентам.

2. Внесение изменений в источники информации. Решение этой задачи возможно как активными (подделка, подчистка, стирание и т.д.), так и пассивными действиями (невнесение данных, неисправление имеющихся ошибок в базах данных). Наиболее часто преследуемые цели – дезинформация конкурента, введение его в заблуждение, что неминуемо влечет для него материальные потери. Например, с помощью дезинформирования можно вынудить конкурента заключить заведомо невыгодный контракт, перевести деньги мошенникам, нанять некомпетентных специалистов.

3. Уничтожение информации. Наиболее простой способ причинения вреда посредством промышленного шпионажа. Уничтожение сведений может быть выгодно, если информация является обязательным условием для решения каких-то определенных задач бизнеса. Например, для справочной службы уничтожение баз данных ведет к полной парализации работы. Для частного детективного агентства уничтожение источников информации приводит к потере добытых улик. Для промышленного предприятия уничтожение документации может привести к невозможности реализовать проект или к потере репутации (если документы необходимо было предоставить заказчику или в государственные органы). Уничтожаться может как сама информация (например, стирание файлов на компьютере), так и ее источники (сжигание бумаги, поломка аудионосителей).

Перечисленные выше задачи могут решаться при осуществлении промышленного шпионажа как по отдельности, так и комплексно. Исходя из поставленных задач выбираются как методы ведения шпионажа, так и меры противодействия им.

Источники и способы получения информации – краткая характеристика.

Известно, что промышленный шпионаж ведется с целью завоевания рынков сбыта за счет выброса на него новых товаров и продукции повышенного качества и более экономной и совершенной технологии их изготовления, а также путем дискредитации и устранения на нем своих конкурентов любыми методами и средствами. Очевидно, что объектами конфиденциальных интересов со стороны служб промышленного шпионажа выступают производственные структуры, фирмы, корпорации, ассоциации, заводы, предприятия и организации, выпускающие (разрабатывающие) продукцию или изделия организации. Это могут быть отдельные цехи, лаборатории, испытательные площадки, технологические линии, станочный парк, технологическая оснастка и т.п., сведения о которых могут характеризовать состояние производства (включая и систему управления, финансов и т.п.) и выпускаемую продукцию, позволяет оценить качество выпускаемой продукции, уровень издержек производства, его производственные мощности и другие параметры и характеристики, связанные не только с производством и его организационными особенностями и финансовым состоянием.

Результатом конкретной производственной деятельности промышленности является изделие как технический объект. Технический объект — весьма широкое понятие. Им может быть отдельное устройство, любой элемент устройства или комплекс взаимосвязанных устройств. Каждый технический объект имеет определенную функцию, обеспечивающую реализацию соответствующий потребительской потребности. К техническим объектам относятся отдельные машины, аппараты, приборы, сооружения и другие устройства, выполняющие определенные функции по преобразованию, хранению или транспортированию вещества, энергии или информации. К техническим объектам также относится любой элемент (агрегат, блок, узел, сборочная единица, деталь и т.п.), входящий в машину, аппарат, прибор и т.д., любой из комплексов функционально взаимосвязанных машин, аппаратов, приборов и т.д. в виде системы машин, технологической линии, цеха и т.п.

Из изложенного вытекает, что понятие технического объекта, в случае промышленного шпионажа, выступающего как объект конфиденциальных интересов, весьма многогранно и с позиции системного анализа иерархично. Это может быть большая техническая система, типа акционерного общества, со значительным количеством заводов или отдельное устройство бытового назначения типа электрического фена.Каждый технический объект предназначается для удовлетворения конкретной потребительской функции. Функция, реализуемая техническим объектом, отражает и описывает его назначение:

— какое действие производит технический объект?— на какой объект (предмет труда) направлено это действие?— при каких особых условиях и ограничениях выполняется это действие?

В этом описании и содержится информация о предмете труда — объекте.Злоумышленник имеет дело с информацией, освещающей те или иные стороны объекта его конфиденциальных интересов. Что же будет интересовать злоумышленника? Естественно, информация о производстве и производимой продукции, об организационных особенностях и финансах, о товарном обороте и системе сбыта, о ценах, рекламе, обслуживании и т.п. информация о фирме, предприятии, которая позволит ему найти решение для успешной борьбы со своими конкурентами.Злоумышленник в своих противоправных действиях всегда выступает субъектом, действия которого направлены на то, что противостоит ему или является объектом его интересов. Известно, что объект — философская категория, выражающая то, что противостоит субъекту в его предметно-практической и познавательной (читай: разведывательной, шпионской) деятельности. В практике военного шпионажа понятие «объект разведки» сложилось давно и не требует каких-либо разъяснений. Так, “объектом работы Р. Зорге в Японии была Япония, а объект — Германское посольство — это только прикрытие». Однозначна трактовка объекта разведки, например, в радиоразведке, в радиолокации и других видах разведки. Объектами наблюдения, например, в радиолокации, являются физические тела, сведения о которых представляют практический интерес. В практике промышленного шпионажа объектами конфиденциальных интересов выступают предприятия, организации, фирмы, компании, банки, конторы, сведения о которых, как потенциальных конкурентах, представляют значительный интерес с позиции анализа производства и производственной, научной, торгово-финансовой, посреднической и другой деятельности, а также ее продукции или услуги. Любая информация, совмещающая эти направления, представляет большой интерес в плане изучения возможных направлений коммерческой деятельности. И так, объектом злоумышленных действий могут выступать организации, продукция, технология (технология — это способ производства), производство, сведения о которых стремится получить конкурент (субъект) с целью успешной борьбы на рынке сбыта. Известно, что информация — это сведения о предметах, объектах, явлениях, процессах (независимо от формы их представления), отображаемые в сознании человека, или на каком-либо носителе, для последующего восприятия их человеком.

Предпринимательская деятельность тесно взаимосвязана с получением, накоплением, обработкой и использованием разнообразных информационных потоков, поступающих от различных источников. Что следует понимать под источником вообще и под источником конфиденциальной информации, в частности?Рассмотрим некоторые формулировки источников информации. В многочисленной литературе встречаются самые различные формулировки понятия “источник ”.Очевидно, что в любой из этих формулировок имеется в виду какой-то объект, обладающий определенной информацией, которую можно получить (получать) одноразово или многократно интересующимися ею лицами. Источник связан с каким-то получателем (субъектом), имеющим ту или иную возможность доступа к информации. Источник в этой паре выступает как бы пассивной стороной, а получатель — субъект — активной. Тогда под источником конфиденциальной информации будем понимать объект, обладающий определенными охраняемыми сведениями, представляющими интерес для злоумышленников.

С учетом изложенного, с некоторой степенью обобщения и с определенным допущением можно привести следующие категории источников, обладающих, владеющих или содержащих в себе конфиденциальную информацию:1. Люди.2. Документы.3. Публикации.4. Технические носители.5. Технические средства обеспечения производственной и трудовой деятельности.6. Продукция.7. Промышленные и производственные отходы.

http://www.sec4all.net/dipl-p2-ipi.html

— далее по теме

« Бизнес конкуренция, промышленный шпионаж, начать свой бизнес, бизнес планы, tokadoka токадока Бизнес конкуренция, промышленный шпионаж, начать свой бизнес, бизнес планы, tokadoka токадока »

tokadoka.com

Глава 5 Бизнес выгоднее шпионажа. Шпионы XX века

Глава 5

Бизнес выгоднее шпионажа

На каждом военном заводе и на каждой верфи в Америке действуют наши агенты, причем некоторые из них занимают ключевые посты. Американцы не могут наметить постройку военного корабля, разработать новый тип самолета или какой-нибудь новый прибор без того, чтобы мы сразу же не узнали об этом.

Слова Эриха Фейфера, офицера абвера в 1934 году, процитированные в книге Ладисласа Фараго «Игра лисиц» (1971 г.)

В апреле 1934 года коммерческий атташе Соединенных Штатов в Берлине сообщал, что американские представители продают разнообразное авиационное оборудование – части двигателей, головки цилиндров, автопилоты, гирокомпасы и прочее. Они также предлагали контрольные системы для зенитных установок, и не штучными образцами, а оптовыми партиями.

Томас Х. Этзольд. «Фактор (не)определенности» (1975 г.)

Несмотря на то что СИС выглядела слабой в глазах Уайт-холла, немцы не сразу смогли правильно оценить её возможности. Нацистские бонзы говорили Гитлеру, что СИС является лучшей в мире разведывательной организацией и Германия должна создавать свою разведслужбу по её образу и подобию. Однако попытка Гитлера воплотить эту идею в жизнь была сорвана вечным соперничеством между уже существующими в Германии спецслужбами. Самой мощной, казалось, был абвер – армейская разведка, сила которой росла вместе с усилением германских вооруженных сил. Его бюджет был секретным, однако его очень энергичный шеф – адмирал Вильгельм Канарис, занявший этот пост 1 января 1935 года, говорил своим офицерам, что в его распоряжении имеются «миллионы марок».

Естественным соперником абвера была Sicherheitsdienst (СД), созданная Рейнхардом Гейдрихом в 1931 году для шефа СС Генриха Гиммлера. В начале их деятельности абвер и СД хорошо сотрудничали. «Офицеры абвера приветствовали эффективность и умение СД. Они отдавали все силы борьбе с вражескими агентами, действуя упорно, с полной отдачей и втайне. Они не обращали внимания на политических противников, поскольку это было делом экспертов, и все это определяло эффективность нового аппарата», – писал биограф Канариса(1). Когда абвер осознал, что амбиции СД простираются несколько дальше, чем обеспечение безопасности нацистов, что она стремится взять под контроль все разведывательные службы Германии, было уже поздно что-либо предпринимать. В «Ночь длинных ножей» среди убитых был и бывший шеф абвера Фердинанд фон Бредов, и отношения между Канарисом и Гейдрихом стали все больше и больше портиться по мере усиления стремлений Гейдриха распространить свою деятельность и на внешнюю разведку.

В этой атмосфере соперничества процветали прочие мелкие агентства, каждое под крышей кого-нибудь из членов нацистского руководства. Некое квази-министерство, Porschungsamt (исследовательский департамент) Министерства авиации рейха, ничего общего не имеющее с этим ведомством, занималось радио – и телефонным перехватом и дешифровкой дипломатических кодов. Оно подчинялось напрямую Герману Герингу. Informationsstelle III, шпионская служба на базе германских дипломатических миссий за рубежом, подчинялось министру иностранных дел Иоахиму фон Риббентропу. Официальное немецкое пресс-агентство, Deutsche Nachrichtenburo, сочетало сбор новостей с тайными операциями и подчинялось прямо министру пропаганды Геббельсу. У заместителя фюрера Рудольфа Гесса тоже была своя разведывательная служба, собиравшая сведения за рубежом и информировавшая его о планах политических соперников в Германии.

Такое разрастание различных разведывательных организаций неизбежно привело к дублированию усилий, неэффективной оценке полученной информации, соперничеству и всеобщей путанице. Например, абвер жаловался на то, что СД мгновенно арестовывает любого иностранного шпиона, как только он попадает в поле её зрения, тогда как абвер, давно знавший об этом агенте, предоставлял ему определенную свободу действия, в надежде установить других агентов или источники информации. Чем сильнее было соперничество между службами, тем более скрытным становилось каждое из них в отношении источников и классификации сведений. Это означало, что правительственные департаменты, использующие полученные сведения, никогда не знали точно степень их достоверности. Майор Оскар Рейль, возглавлявший отделение абвера во Франции с 1935 года до конца войны, позже сказал, что из сотен докладов, полученных им от СД, только в одном был указан источник информации(2).

Таким образом, немецкая разведывательная служба была весьма далека от высокой эффективности, поскольку её поразил фатальный недуг – многоглавость, причем ни одна из голов не пожелала отказаться от своей власти, поскольку обладание разведывательными данными давало доступ к вождю. Мы можем увидеть работу этой покалеченной германской разведки на примере проведенных ею операций в Великобритании и США.

Если немецкие шпионы, пойманные в Великобритании в 30-е годы, являлись классическим образцом, то можно сделать вывод, что немецкая разведка действовала спорадически и была плохо профессионально подготовленной, поэтому угроза британской безопасности со стороны нацистских шпионов была сильно преувеличена[14].

Наиболее типичным является дело доктора Германа Герца, юриста и бывшего офицера армейской разведки, приговоренного в 1936 году к четырем годам тюремного заключения по обвинению в шпионаже. Он попал в поле зрения МИ-5 после того, как его квартирная хозяйка в графстве Кент пожаловалась в местную полицию, что жилец уехал, не заплатив за квартиру, – поступок, вряд ли свойственный профессиональному разведчику.

Перетряхнув жилище Герца, МИ-5 обнаружила множество доказательств, использованных против него на суде: карту юго-восточной части Англии с отмеченными на ней военными аэродромами, фотокамеру, авиационные журналы, письма, записные книжки и справочник под названием «Воздушный пилот». Одно из писем было шестилистной анкетой для поступления на службу в люфтваффе, где Герц описывал свои достижения на поприще разведки во время первой мировой войны – опять надо отметить, что профессиональный разведчик вряд ли оставил бы такого рода вещи в покинутом жилище, которое он снимал.

В свое оправдание Герц заявил, что эти сведения ему необходимы для создания книги под названием «Мост через серые воды». Его адвокат подчеркнул, что все изъятые у него документы могли быть легко приобретены каждым желающим – довод, с которым МИ-5 вынуждена была согласиться. Герц был осужден главным образом на основании пометок, сделанных им на плане Мэнстонского аэродрома, скопированном из «Воздушного пилота», и обозначавших ангары и склады топлива, не указанные в оригинале, что, по мнению обвинения, являлось доказательством чего-то большего, нежели простое любопытство. Представляется достаточно очевидным, что Герц пытался собрать материал, который придал бы вес его заявлению о поступлении в люфтваффе на должность офицера разведки. Попытка МИ-5 выставить дело Герца в качестве предвестника наступления немецких разведслужб на Великобританию успеха не имела.

Другие дела против немецких шпионов в 30-е годы были не более впечатляющими, чем дело Герца. Миссис Джесси Джордан, парикмахерша 51 года, проведшая столько лет в Германии, что она уже не могла говорить по-английски без акцента, была приговорена в 1938 году к четырем годам тюрьмы за то, что она являлась «почтовым ящиком» для абвера, получая письма от германских агентов в США и переправляя их в Германию. Дональд Адамс, журналист 55 лет из Ричмонда (Суррей), был приговорен к тюремному заключению на семь лет в сентябре 1939 года за передачу в письмах информации абверу. Его корреспонденция, перехватываемая потому, что указанный адрес был известен МИ-5 как «крыша» абвера, приходила адресату ещё в течение восьми месяцев, так как Адамс, по признанию МИ-5, не передавал никакой информации сверх той, что могла быть легко получена из британских газет. В мае того же года ирландец, каменщик Джозеф Келли, работавший на одном из военных заводов в Ланкашире, получил три года тюрьмы за кражу и десять лет по закону о шпионаже, так как он продал план завода абверу за 30 фунтов стерлингов(3).

Пока этим «шпионам» выносили суровые приговоры за весьма незначительные проступки, люди из совершенно иной социальной среды передавали немцам очень важную информацию совершенно безнаказанно.

Барон Уильям С. де Роп был по происхождению литовцем, натурализовавшимся в Великобритании и служившим в Королевском воздушном флоте во время первой мировой войны. Де Роп сам возложил на себя обязанность способствовать сближению между гитлеровской Германией и Англией. Вместе со своей женой-англичанкой он обосновался в Берлине и сумел завоевать доверие Гитлера и других нацистских вождей, которые называли его «наш британский агент». Де Роп преследовал две цели: политическую и разведывательную. Он стремился убедить ведущих британских политических деятелей в том, что Германии и Великобритании нужно держаться вместе, чтобы противостоять коммунистической угрозе. Для этого он приглашал в Германию, помимо прочих, «двух генералов, адмирала, журналистов» и многих своих друзей. Разведывательной задачей было получение для люфтваффе достоверной информации о британской авиационной промышленности и Королевском воздушном флоте. С этой целью де Роп решил задействовать своего приятеля Фредерика Уинтерботема, который с 1929 года был шефом авиационной разведки СИС(4).

Взаимоотношения де Ропа и Уинтерботема были несколько странными, и сейчас, по прошествии времени, уже трудно понять, де Роп ли обманом вынудил Уинтерботема помогать ему, или, наоборот, Уинтерботем обманул де Ропа. Говоря о своей жизни, Уинтерботем не делает секрета из того, что он всегда считал настоящим врагом Великобритании Советский Союз, и открыто признает себя сторонником англо-германского сотрудничества против Сталина. С другой стороны, он заявляет, что располагал обширными связями в Германии, которые позволили ему получать максимальное количество сведений о военно-воздушных силах немцев.

В действительности же это была дорога с двусторонним движением. Нацистам почти наверняка было известно о том месте, которое Уинтерботем занимал в СИС – это признает и он сам, – но они решили торговать с ним сведениями, что могло осуществляться на почти официальном уровне, так как Министерство авиации Великобритании во главе с лордом Лондондерри, а затем лордом Суинтоном было сторонником взаимопонимания между Великобританией и Германией. Один из официальных докладов немецкого Министерства иностранных дел 1935 года гласит: «В случае каких-либо антигерманских действий в Лондоне нас всегда запрашивали из Министерства авиации, что можно предпринять для укрепления германских позиций». Велись переговоры между представителями британских моторостроителей и люфтваффе, немцев приглашали «присмотреться повнимательней» к оснащению британской авиации, английский военно-воздушный атташе в Берлине, докладывавший с некоторой тревогой о быстром росте люфтваффе, был заменен более лояльным офицером.

Роль Уинтерботема во всем этом может быть расценена как классическая роль двойного агента. Но, как и со всеми двойными агентами, наниматель время от времени подводит итоги и выясняет, кому же все-таки в этой игре достаются вершки, а кому – корешки. Форин офис пребывало в сомнениях. В 1937 году Уинтерботему было приказано прервать всяческие контакты с нацистами(5). (Он честно служил всю войну, но до самого конца был уверен, что Великобритания сражается не с тем противником.)

С де Ропом дела обстояли иначе. Сведения, переданные им нацистам, – позиции сторонников мира в Британии, возможность сотрудничества люфтваффе и британских военно-воздушных сил, симпатии высокопоставленных офицеров Министерства авиации, перспективы закупки люфтваффе деталей самолетов в Великобритании – были значительно важней для Германии, чем поэтажный план артиллерийского завода, план Мэнстонского аэродрома или пересказ статей из английских газет. Однако МИ-5 никогда не предлагала арестовать де Ропа во время одного из его периодических визитов в Великобританию и выдвинуть против него обвинение в шпионаже. Даже после начала войны он продолжал снабжать немцев информацией из своей новой резиденции в нейтральной Швейцарии. Урок из всего этого можно извлечь следующий: у шпиона гораздо больше шансов выжить, если он принадлежит к высшим слоям общества.

В то время как немецкие разведывательные операции против Великобритании разворачивались вяло, главным образом потому, что Гитлер пребывал в убеждении о возможности достижения договоренности с этой страной, действия против Соединенных Штатов шли вовсю. Немцы сосредоточили свои усилия на США, так как уровень их промышленного развития, исследования и различные нововведения представляли огромный интерес для страны, претворяющей в жизнь широкомасштабную программу перевооружения. Еще до того, как активизировались разведывательные организации, такие крупные немецкие концерны фабрикантов оружия, как «ИГ Фарбен» и «Крупп», дали указания своим представителям в США сообщать в головную организацию – всю возможную информацию о промышленном и военном развитии Америки(6).

Когда Канарис встал во главе абвера, он обнаружил, что его предшественники уже создали маленькую, но активную шпионскую сеть на территории Соединенных Штатов. В книге «Война лисиц» Ладислас Фараго пишет, что в начале и середине 30-х годов такие агенты, как Вильям Лонковски, Вернер Георг Гуденберг, Отто Герман Фосс, Игнац Теодор Грибл, Эрих Фейфер, Карл Эйтель, Ульрих Хаусман и Густав Гуплих, смогли проникнуть в американскую авиационную промышленность и «другие отрасли военной машины США». Описание Фараго деятельности этих агентов читается как шпионский роман. Одна из операций, например, имела кодовое название «Секс». Среди информаторов были армейский капитан – уроженец Швейцарии, чертежник из одной судостроительной компании, рабочие авиационных заводов, конструктор-оружейник из Монреаля. Курьерами выступали моряки немецких судов, курсирующих между Германией и Америкой. Однажды один из курьеров был задержан при таможенном досмотре, но офицер безопасности, уведомленный таможней, приказал пропустить шпиона, при условии, что тот вернется на следующий день, чтобы дать показания!

Согласно Фараго, немцы хвастались: «На каждом военном заводе и на каждой верфи в Америке действуют наши агенты, причем некоторые из них занимают ключевые посты. Американцы не могут наметить постройку военного корабля, разработать новый тип самолета или какой-нибудь новый прибор без того, чтобы мы сразу же не узнали об этом»(7).

По мнению Фараго, это не было пустым бахвальством. Он утверждал, что благодаря высокому уровню немецкой разведки в США в 30-е годы нацисты получили к 1939 году достаточно мощные люфтваффе. Без шпионажа, заключает он, «Гитлер не смог бы начать войну в сентябре 1939 года».

Если принять утверждение Фараго за истину, то события, описываемые им, могут рассматриваться как один из величайших триумфов в истории разведки. На самом же деле, однако, это утверждение не выдерживает пристального рассмотрения. Немецкие разведывательные операции в США, какими бы впечатляющими они ни казались, были бесполезны. К тому же, если принять к сведению тот факт, что некоторые немецкие агенты получали от ФБР дезинформацию, для Германии было бы гораздо лучше не иметь в США шпионов вовсе.

Основной целью немецкой разведки в Америке было получение экономической и технологической информации, необходимой для реализации военной программы Германии. В немецких досье, изученных после войны, содержалось весьма значительное количество материалов, полученных агентами абвера: чертежи оборудования, такого, как самолетные шасси, новые бомбодержатели; данные о новых видах топлива, усовершенствованных приборах и т. д. Но. как показали проведенные в разное время расследования конгресса, большая часть этих сведений была в любом случае легко доступна и могла быть получена (а в некоторых случаях и была получена) совершенно открыто. Фактически настойчивость американских поставщиков навязала немцам многие материалы, которые те собирались добывать шпионскими методами.

В апреле 1934 года Дуглас Миллер, коммерческий атташе американского посольства в Берлине, докладывал, что американские поставщики в Германии продавали все виды авиационного оборудования: части двигателей, автопилоты, гирокомпасы, инструменты. Они также предлагали контрольные системы для зенитной артиллерии. Миллер смог очень точно предсказать, что американские поставки этого оборудования означают, что к концу 1935 года Германия будет обладать 2500 самолетами(8).

Картельные соглашения между американскими и немецкими фирмами предусматривали обмен новыми изобретениями и лицензиями на их производство. Например, Дюпон в начале 30-х годов свободно обменивался с несколькими немецкими фирмами сведениями о взрывчатых веществах. «Сперри Гироскоп» предоставила «Аскания Компани» лицензию на производство в Германии приборов для полетов вслепую и радиолокаторов, а также поставила немцам гирокомпасы и другое авиационное оборудование. «Пратт и Уитни» продала немцам двигатели, пропеллеры и запчасти к ним, а также снабжала «Байерише Моторен Верке» детальными сведениями обо всех исследованиях и разработках, которые велись ею в США.

Между «Стандард Ойл» и «ИГ Фарбен» было заключено соглашение об обмене патентами и научными разработками, согласно которому «Стандард Ойл» передала немцам формулу синтетического каучука – основного стратегического сырья. «Стандард Ойл» также передала «ИГ Фарбен» наиболее совершенную технологию производства взрывчатых веществ. Уже в 1940 году «Бендикс Эйркрафт» предоставила Роберту Бошу детальную информацию относительно производства стартеров для самолетных двигателей, нарушив, таким образом, организованную Великобританией блокаду Германии. В июне 1940 года из 20 основных наименований, перечисленных в правительственном списке секретных и стратегических товаров, важных для обороноспособности страны, не меньше 14 наименований производилось фирмами, имевшими контракты с немецкими компаниями(9).

Иногда эти контракты работали против Соединенных Штатов. Военное командование заказало «Стандард Ойл» разработку горючего с октановым числом 100, предупредив при этом, чтобы его формула не передавалась «ИГ Фарбен». Руководство «Стандард Ойл» ответило, что таким образом нарушается соглашение, подписанное ими в 1929 году с «ИГ Фарбен», и что они предпочитают лучше не разрабатывать такое топливо, чем нарушить договор. «Стандард Ойл» все же были сделаны необходимые разработки и построены перерабатывающие заводы для получения горючего с октановым числом 100, но в Германии! Таким образом, немцы получили не только формулу, но и точные сведения о производительности заводов(10).

Даже получение чертежей бомбодержателя, сделанного на фирме «Норден», операция, считавшаяся самой важной из проведенных абвером в США, при ближайшем рассмотрении оказалась дутым успехом. Николаус Риттер, немец, живший в Америке в течение десяти лет, возглавлял разведывательную группу абвера, заполучившую чертежи. Они были переданы ему Германом Лангом, инспектором завода «Норден», который взял их домой, как только ему предоставилась такая возможность, и спокойно их скопировал. К 1938 году немецкие ученые заполнили те секции, чертежи которых Ланг не смог украсть, и Германия получила то, что называлось «самым строго сберегаемым американским оружием». Однако применение бомбодержателей оказалось весьма ограниченным. Их не успели смонтировать на немецких бомбардировщиках ко времени налетов на Великобританию, а потом немцы уже относительно мало бомбили, делая упор на истребители и вспомогательную авиацию(11).

Что же касается политической разведки, то и здесь немцы отнюдь не блистали. В этой сфере они потерпели неудачу главным образом из-за неверной трактовки полученных данных. В Берлин стекалось огромное количество политических сведений от всех многочисленных разведслужб. Некоторые сведения были вполне достоверными, но большинство основывалось на невежестве и предрассудках, и к тому же даже малая толика полезной информации теряла смысл из-за неверной трактовки.

В абвере не смогли разобраться в существе происходящих в США политических процессов и пытались приобрести влияние и распространить идеи гитлеризма путем оплачиваемой пропаганды. Агенты абвера поверили сплетне, будто президент Рузвельт на самом деле был евреем по фамилии Розенфельд, и изображали его в своих донесениях как застенчивого человека, неумелого и некомпетентного политического деятеля. Они не поняли также сути расовых взаимоотношений в США и сообщали в Берлин, что расовые предрассудки там настолько возрастут, что повлияют на позицию правительства в отношении преследования евреев в Германии. Хоть абвер и нашпиговал американское посольство в Берлине разного рода аппаратурой и имел детальную информацию обо всем происходящем в посольстве, офицеры абвера не видели оснований к тому, чтобы опровергать мнение Гитлера, будто американский президент – застенчивый и некомпетентный полукровка(12).

Однако немецкий дипломат Ганс Дикхофф, бывший послом Германии в США в 1937 – 1938 годах, весьма внятно сообщил Берлину, что он убежден в том, что Соединенные Штаты будут поддерживать Великобританию в случае войны с Германией. Дипломат, в отличие от шпионов, заметил изменение взгляда Рузвельта на мировую политику, отход от изоляционизма и желание взять на себя ответственность мировой державы. Эти изменения в сочетании с эмоциональной поддержкой Великобритании могли означать лишь укрепление антигерманских позиций Америки. Далеко идущий вывод дипломата услышан не был. Он никак не вязался с более ранними разведывательными данными и основывался лишь на дипломатическом опыте, а не на источниках секретной информации. Гитлер отверг его(13).

Спецслужба Советского Союза, сменившая в 20 – 30-х годах много названий (ГПУ, ОГПУ, ГУГБ НКВД), была занята главным образом искоренением подрывных элементов внутри страны. Сталин использовал её для подавления крестьян, чистки в армии и получения доказательств для многочисленных показательных процессов того периода. Ее заграничные интересы касались только эмигрантских организаций, таких, как «Трест», получавших помощь от Великобритании и США. В большую часть этих организаций были внедрены сотрудники советских спецслужб, и эти организации продолжали функционировать до тех пор, пока в Москве считали это нужным. Затем они уничтожались, для чего их основных деятелей завлекали на территорию СССР, а потом арестовывали.

К моменту смерти Дзержинского в 1926 году КГБ ещё не смог проникнуть внутрь британских спецслужб. Его цель казалась недостижимой – найти молодых англичан, которые были бы готовы взять на себя пожизненное обязательство помогать СССР, выполнять функции «агентов на местах» и служить интересам СССР везде, куда бы ни забросила их судьба. Предъявляемые требования были весьма специфическими: политические взгляды, идущие вразрез с происхождением, желание предать свой класс и свою страну и врожденный талант лицедея, поскольку им пришлось бы обманывать не только коллег, но и семью и друзей.

К счастью для Советского Союза, таких молодых людей вскоре стало хоть пруд пруди. В Великобритании крепло глубокое разочарование в британской политике, вызванное сокрушительным поражением лейбористов осенью 1931 года и решением Рамсэя Макдональда продолжать занимать должность премьер-министра правительства, не имеющего ни определенной политики, ни убеждений. Это был третий год Великой депрессии, был очень высок уровень безработицы, а захват Японией Маньчжурии явился предвестником грядущего мирового конфликта. Капитализм вдруг оказался не только злобным, но и уязвимым, и в британских университетах стали рассуждать не о том, как он падет, а когда. Коммунистические «антивоенные» группировки были созданы в Кембридже, Лондонской экономической школе, Лондонском университетском колледже почти одновременно. Представители этих группировок встретились на Пасху в 1932 году, чтобы выработать совместные действия по координации коммунистической деятельности в британских университетах(14).

В КГБ прекрасно знали о том, что происходит среди элиты британских интеллектуалов. Вряд ли когда ещё наступил бы более благоприятный период для поиска молодого англичанина, готового служить интересам СССР. Однако если бы русские попытались привлечь студента, который – неважно, насколько яро тот публично демонстрировал свою приверженность идеям коммунизма, – нашел бы идею предать свою родину отвратительной, игра русских закончилась бы, ещё не начавшись. Русские вряд ли совладали бы со скандалом, который возник бы в связи с попыткой завербовать шпиона в период, когда симпатии публики по отношению к коммунизму были сильны, как никогда. Однако, как нам теперь известно, русские весьма успешно провели свою кампанию. Ким Филби, Гай Берджесс, Дональд Маклин и Энтони Блант – все сделали свой выбор именно в это время. Но – и это озадачивает всех, изучавших этот период, – ни один британский студент не пришел с заявлением: «Они пытались завербовать меня, но я их послал».

Было высказано мнение, что данному факту может быть дано лишь одно объяснение. Русские входили в контакт только с теми студентами, о которых они знали практически однозначно, что те примут предложение, а знать это они могли, только если у них был талантливый осведомитель, обладающий властью и доверием. Исходя из этой теории, должен был быть хоть один кембриджский «дон», который указывал русским вербовщикам возможные объекты, «дон», который хорошо вычислял тех студентов, которые по своему характеру, взглядам и поведению готовы принять предложение стать советским шпионом. Сторонники этой теории потратили массу времени, пытаясь вычислить этого «дона» и размышляя на тему о том, кто в настоящее время является его преемником.

Есть более простое, но менее захватывающее объяснение. Первый контакт с потенциальным кандидатом был настолько легкий, что большинство просто не поняло, что это была попытка вербовки. Отреагировавших медленно и осторожно проводили через кажущуюся бесконечной процедуру, предназначенную для определения их искренности и убежденности. КГБ славится своим терпением. В КГБ готовы были выжидать со всеми потенциальными рекрутами этого периода, кроме одного. Исключением был Ким Филби.

Теперь мы знаем, что, если бы в период внедрения Филби в СИС существовала процедура глубокой проверки, его кандидатуру отвергли бы. Внимательное изучение его студенческих дней в Кембридже выявило бы, как минимум, его прокоммунисгические взгляды. Один его сокурсник сказал: «Ким почти наверняка был членом партии». Бесспорно то, что впервые Филби столкнулся с коммунизмом в Кембридже. В нашей книге «Заговор Филби» мы с моими соавторами пришли к выводу, что Филби был завербован в Австрии. Мы основывались на том, что после окончания университета осенью 1933 года Филби сразу же поехал в Вену, где правые и левые находились на грани гражданской войны. Вовлеченный в водоворот европейской политики как по личному выбору, так и из-за любовной связи с дочерью своей квартирной хозяйки Литце Кольман, Филби вскоре начал помогать коммунистам выезжать из страны после поражения, нанесенного левым фашистами. Выводы для него были однозначными: коммунистическая партия – единственная надежда Европы перед наступающей тьмой.

Мы решили, что именно в этот момент КГБ предпринял определенные шаги. Все, что русским было известно о Филби, говорило в его пользу: то, что он был рожден за границей, слабо выраженное чувство патриотизма у его отца и деятельность Филби в Кембридже. Мы предположили, что вербовщиком выступил беженец из Венгрии Габор Петер, спасавшийся от диктатуры адмирала Хорти и ставший позже шефом венгерской тайной полиции.

Теперь я думаю, что первый контакт с Филби состоялся в Англии, что советская разведка направила Филби в Вену и что. хотя Петер и мог играть какую-то роль во взаимоотношениях Филби с КГБ, на более ранней стадии был задействован офицер КГБ высокого ранга из-за чрезвычайной важности задания, данного Филби. В книге ошибка нами была допущена потому, что мы считали, будто вербовка проходила сразу, по принципу «подпиши-где-пунктирная-линия». На самом деле это была кропотливая, долгосрочная процедура взаимных проверок, которая может тянуться годами и начинается с настолько мягкого контакта, что его значение может быть просто не понято.

Реконструируя события, мы также столкнулись с проблемой сроков. Много лет спустя, в Москве, Филби говорил своим домашним: «Я был завербован в июне 1933 года, и мне было дано задание внедриться в британскую разведку, при этом было сказано, что не имеет значения, сколько уйдет времени на его выполнение»(15). Раньше мы считали, что опыт, полученный Филби в Вене. сделал его готовым к вербовке, но этот опыт он приобрел в 1934, а не в 1933 году. Возможно, в рассказе своим домашним Филби объединил два события: вербовку (1933 г.) и получение задания (1934 г.). Поэтому наиболее вероятным сценарием вербовки Филби представляется следующий.

Первый контакт, очень мягкий, состоялся ещё в Кембридже. Основываясь на прецедентах, мы можем предположить, что это было просто письменное задание типа: «Нас интересует мнение британской молодежи о текущих политических событиях. Не могли бы Вы написать для нас справку с изложением Вашего понимания событий, происходящих сейчас в стране? Не для публикации, конечно. Просто для личного пользования. И разумеется, никто не будет знать, что это написали Вы». Подготовленная бумага была бы очень высоко оценена, а затем, после небольшого интервала, последовало бы продолжение: оценка Филби текущих событий очень точна, не согласился бы он выполнить интернациональное задание? В Австрии происходят важные события. Коминтерну нужна сторонняя оценка происходящего и возможного итога. Путешествие будет также весьма полезно для молодого человека, интересующегося политикой, и по приезде он, может быть, найдет пути помочь тем, чью борьбу он, несомненно, поддерживает.

После Вены Филби был готов, и политически и морально, к принятию решения. Получил ли Филби свое основное задание – внедриться в британскую разведку – именно в этот момент или нет, большого значения не имеет. Скорее всего, подобного рода задание могло быть дано только после значительно более долгого периода проверок и оценки. Если же задание было дано уже тогда (возможно, потому что на КГБ оказывали давление сверху и русские решили положиться на удачу), то нетрудно предположить, как это выглядело. Вербовщик нарисовал Филби живописную картину грядущей борьбы с фашизмом, борьбы, свидетелем которой Филби уже был на улицах Вены. Он должен был подчеркнуть растущую мощь гитлеровской Германии и то, чем это грозило Советскому Союзу. Он наверняка напомнил об интервенции Антанты, когда полмира объединило свои усилия, чтобы задавить коммунистическую революцию ещё в колыбели. Он должен был упомянуть о главном опасении СССР: возможном союзе между Германией и Великобританией с целью ещё раз попытаться уничтожить советское государство.

Вербовщик должен был сказать, что Советский Союз может защитить себя от этой опасности, только имея своего человека в британских правительственных кругах, который мог бы предупредить Москву о любом заговоре против СССР и его народов. В детали сначала вдаваться бы не стали. Основной целью было вызвать у Филби интерес к секретному поручению международного значения, задеть его за живое, затронуть авантюрную жилку. Филби должен был вынести из этого впечатление, что ему не только дан шанс принять участие в значительных событиях, но и быть их творцом, что для 22-летнего молодого человека было весьма заманчиво. Позже Филби говорил: «Для меня предмет гордости, что в столь юном возрасте я был приглашен сыграть мою… роль… Никто дважды не задумывается над предложением вступить в элитные силы»(16).

Возможно, специфика его задания была ему открыта позже. Но в ретроспективе мы видим, что уже в середине 30-х годов Филби начал создавать образ, который должен был привлечь к нему внимание СИС как к потенциальному кандидату и который достаточно надежно защищал его в последующие опасные тридцать лет. Он оставил в стороне все политические интересы, нашел себе незначительную работу на поприще журналистики, издавал журнал общества англо-немецкой дружбы и начал создавать облик тихого поклонника Третьего рейха. Он попытался издавать торговую газету, которая должна была способствовать развитию дружеских отношений между Великобританией и Германией, совершил несколько поездок в Германию для переговоров по данному вопросу в Министерстве пропаганды и Министерстве иностранных дел Германии, несомненно, докладывая обо всем по возвращении своему русскому куратору. Это было время проверки, попытка оценить степень его решимости. Филби, вероятно, прошел проверку вполне успешно, потому что в феврале 1937 года он получил от КГБ первое настоящее задание. Его послали в Испанию.

Филби должен был получить «достоверную информацию обо всех аспектах военных действий фашистов». Какая «крыша» для такого задания может быть лучше, чем журналист, аккредитованный у франкистов, представитель агентства новостей «Лондон дженерал пресс»? КГБ финансировал поездку, и, когда Филби потребовались деньги, необходимая сумма была ему переслана через Берджесса – ошибка, о которой они позже пожалеют. Но игра стоила свеч: хотя Филби и не сообщил своим хозяевам ничего такого, что уже не было известно, он сделал значительный шаг вперед на пути к СИС – Филби получил работу в «Таймс».

24 мая 1937 года, представив серию статей «с места событий», Филби сменил Джеймса Холберна на посту специального корреспондента «Таймс» при генерале Франко. «Таймс» уже давно служила поставщиком кадров для СИС, и Филби надеялся на возможный контакт со стороны этой организации ещё во время войны в Испании. Контакта не было, но Филби заметили. Операция КГБ по делу Филби весьма значительно продвинулась вперед.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Деловая разведка партнера по бизнесу

Вполне возможно, что именно Вы в прошлом были объектом промышленного шпионажа  или, как его еще называют, бизнес-шпионажа. Вы удивлены, а зря. Как показывают социологические исследования, каждый бизнесмен хоть один раз в своей карьере попадал в раскинутые бизнес-разведкой сети промышленного шпионажа, неся при этом значительные материальные потери. Суть промышленного шпионажа базируется на реализации двух поставленных целей:

- проверка делового партнера на предмет благонадежности;- проведение определенной работы по вытеснению или уничтожению (в экономическом плане) конкурента.

Для практической реализации поставленной перед разведкой цели собирается соответствующая информация, а именно:

- при проверке делового партнера необходимо убедиться, что он действительно в состоянии выполнить свои договорные обязательства;- при проверке конкурента желательно знать все (источники поставок товара, готовящиеся контракты, финансовое состояние, методы работы фирмы и постоянные деловые связи) в общем, все то, что определяет экономическое положение фирмы-конкурента.

Как правило, объем собранной информации, подбирается в достаточном количестве для ее анализа и дальнейшей объективной интерпретации. На основе сделанных аналитических заключений принимается решение о целесообразности вступления в деловые отношения с предстоящим партнером (вариант, когда цель - убедиться в благонадежности партнера) или разрабатывается метод воздействия на конкурента. К таким методам можно отнести:

- перехват поставок или контрактов; - переманивание наиболее ценных специалистов; - передача конфиденциальной информации о конкуренте в правоохранительные органы; - сталкивание "лбами" конкурента с третьими лицами (всегда лучше, чтобы "черную" работу делал кто-то другой).

Словом, способов воздействия на конкурентов много, вплоть до физического уничтожения.

У медали есть всегда две стороны. Не является исключением и вопрос промышленного шпионажа. Под какие работы промышленный шпионаж бы не вуалировался, его всегда можно разделить на шпионаж:

- основанный на работе с открытыми (легальным) источниками информации; - несанкционированные методы  сбора информации (в этом случае используются незаконные методы получения информации).

Давайте остановимся на так называемом легальном бизнес-шпионаж (его еще некоторые источники называют конкурентным шпионажем). С точки зрения многих специалистов он может включать в себя следующие методы:

- анализ прессы, рекламных публикаций, который позволяет оценить прибыль фирмы-конкурента с точностью до 10-15%;- наружное наблюдение за офисом, что также позволяет оценить в отношении сотрудников ряд косвенных моментов таких как: количество работников, их материальное положение, привычки, дает представление о круге лиц, входящих в высшее звено организации.

Вся собранная выше информация может стать дальнейшей основой по определению кандидатов для агентурной разработки добровольных помощников.

Теперь подошло время поговорить о нелегальном бизнес-шпионаже, который может включать в себя:

- агентурный метод получения информации;- технические методы получения информации (перехват телефонных переговоров,  аудиоинформации, почтовых и электронных сообщений).

Агентурный метод получения информации - всегда был, есть и будет оставаться основным видом любого вида шпионажа. Против Вас может быть применим один из двух видов "выуживания" бизнес секретов:

- вербовка; - внедрение своего человека.

Так на чем-же могут сыграть Ваши оппоненты из службы контрразведки конкурента. Как не странно все на тех же десяти заповедях прописанных несколько тысяч лет назад в Библии. Обязательно в каждой компании найдется лицо приближенное к первому руководителю, но тем не менее находящиеся на вторых или третьих ролях и естественно по достоинству не оцененное "хозяином" бизнеса.  Такие люди годами могут быть лояльными и благонадежными как к первому руководителю так и к политики компании но в один прекрасный момент все может "круто" измениться. Причин такой перемене может существовать множество, в общем-то и не ставим мы целью в этом ответе глубоко касаться вопросов корпоративной психологии. Но факт остается фактом - предательство существовало во все века. Высшее звено топ-менеджеров по своим знаниям и опыту приближаются к уровню первого руководителя компании, такие сотрудники способны долгое время самостоятельно вести свою игру. Именно они становятся в первую очередь объектом пристального изучения с попытками вовлечения их во всевозможные комбинации "нечестной" игры.  Последствия вербовки таких людей для компании могут иметь очень плачевные результаты. Выгодные заказы  уходя "налево" в большинстве случаев рано или поздно приводят к разрушительным процессам в организации, иногда невосполнимым никогда. Работа "засланного казачка", в условиях активных действий со стороны структур промышленного шпионажа, закономерно приводит к  уничтожению фирмы-конкурента. Крайней мерой может рассматриваться вариант физического уничтожения кого-то из первых лиц. Естественно вариант с внедрением агента влияния имеет существенные преимущества. Втершись в доверие "без мыла" и став "своим в доску" человеком в компании для высшего руководства, при совершенно "случайном" несчастном случае с первым руководителем  может привести к смене руководства и захвате всего бизнеса.Но не надо расслабляться, когда имеется стопроцентная уверенность у руководителя в своих первых заместителях или даже сотрудниках среднего командно-административного звена. Объектами агентурной разработки могут быть любые сотрудники вплоть до уборщицы кабинетов членов правления. Персоналу, которого мало кто замечает, вполне под силу осуществить скрытую установку соответствующей аппаратуры несанкционированного съема информации, которая в обиходе носит разные названия "жучки", "комары", "закладки"  и т.д. Времени для установки подобной аппаратуры требуется не много, от нескольких секунд до двух-трех минут, а для установки аппаратуры перехватывающей телефонные сообщения вообще не нужно проникать в офис, достаточно найти телефониста, который согласится найти искомый телефонный кабель.Хотя мы и ограничены объемом излагаемого ответа нельзя не уделить в нем место техническим методам получения не санкционированной информации, тем самым обезопасив Вас в будущем от нежелательных последствий. В соответствии с действующим законодательством, производство, сбыт и применение такой спецтехники преследуется в уголовном порядке и наказывается длительным сроками лишения свободы. Вопрос заключается только в полной юридической неразберихе, что же понимать под термином "специальные технические средства для негласного получения информации (СТС для НПИ)", ибо есть огромное количество легально продаваемой радиоэлектронной аппаратуры, например, диктофоны, бытовые видеокамеры, сотовые телефоны, радиотелефоны, бинокли и т.д., которые теоретически  возможно применить для целей негласного получения информации. Так же есть большое количество аппаратуры, которую можно приспособить для этих целей. К такому оборудованию можно для примера привести радиостанции с широким диапазоном частот или детские радиоуправляемые игрушки.  Даже такой специфический медицинский прибор как эхофонендоскоп, можно использовать для снятия информации с вибронесущих конструкций стен, дверей, окон.В данном ответе мы постарались коснуться всех аспектов данного направления бизнес-разведки - промышленного шпионажа и надеемся, что теперь многое для Вас стало более понятным, а самое главное это знание - "предупрежден, значит вооружен".

kolchuga-ksb.com.ua

Разведка. Бизнес-разведка. Промышленный шпионаж. | Московский Центр Инновационного Обучения

Главная / Разведка. Бизнес-разведка. Промышленный шпионаж.

Уже ни одну сотню лет в государствах существуют органы, отвечающие как за информирование руководства страны о возможных угрозах, так и за сбор информации о наиболее перспективных достижениях науки и техники, это органы разведки. Так, в советские годы благодаря действиям наших разведчиков страна смогла значительно сократить время на разработку ядерного оружия, урегулировать Карибский кризис, а также принимать важнейшие международные решения, имея необходимую информацию. Однако ошибочно полагать, что разведка существует только на уровне государства. Зачастую и в коммерческих структурах функционируют подразделения, отвечающие за сбор и обработку информации о партнерах и конкурентах. Подобная деятельность получила названия «бизнес-разведка» и «промышленный шпионаж».

Посетив мастер-класс, Вы узнаете:Вы узнаете:

  • ключевые направления деятельности КГБ СССР и Службы Внешней Разведки России;
  • основные методы сбора и анализа информации;
  • что такое оперативная психология и как она применяется на практике;
  • какие методы спецслужб применяются в бизнесе;
  • в чем отличие бизнес-разведки от промышленного шпионажа;
  • что такое контрразведка и как она организованна в крупнейших корпорациях.

Мастер-класс состоится 26 октября 2017 года с 19-00 по 20-30 по адресу г. Москва, ул. Дубининская, д.35 (конференц-зал гостиницы Валс). Поскольку мероприятие проходит в конференцзале гостиницы, вход осуществляется строго по билетам и паспортам.

Лектор Крупенков Виктор, эксперт в области применения методик спецслужб в деловой сфере, бизнес-тренер и преподаватель бизнес-акселератора «Капитаны России» РЭУ им. ПлехановаПерейти к заказу билетов

mos-cio.com

Бизнес конкуренция, бизнес-шпион, шпионы в бизнесе, начать свой бизнес, бизнес планы, tokadoka токадока | Ведение бизнеса | TokaDoka

Июн 19 • Ведение бизнеса • 2609 Views • 1 комментарий к записи Бизнес конкуренция, бизнес-шпион, шпионы в бизнесе, начать свой бизнес, бизнес планы, tokadoka токадока

Загрузка...

Шпионов ловят не только в государственных структурах, но и в самых обычных коммерческих компаниях Эксперты советуют постоянно быть начеку и рассказывают, как вычислить «засланца».

«Я недавно устроилась на работу и столкнулась с удивительной вещью, — рассказывает личный помощник руководителя Мария Антонова. — Один из начальников, отвечающих за развитие компании, подал заявление об уходе. Моя коллега по секрету рассказала мне, что это увольнение — фиктивное. Начальник специально увольняется из фирмы, чтобы устроиться к конкурентам и выведать у них профессиональные секреты. Я смутно понимаю, что именно он собирается делать на новом месте, только знаю, что все это тщательно спланированное мероприятие, и наше руководство в курсе истории».

Реклама

Реклама

То, что промышленным шпионажем занимаются только крупные компании, — одно из самых распространенных заблуждений. У любой организации есть свои конкуренты, а значит, каждая из них когда-нибудь может стать жертвой нечистоплотных действий соперника.

Эксперты считают, что распознать шпиона бывает сложно. «Сотрудник-разведчик будет вести себя в высшей степени аккуратно: сложно представить себе новичка, который в первый же вечер начнет прилюдно копировать все важные документы организации», — комментирует заместитель генерального директора компании «Велес Персонал» Марина Миронова. Но иногда излишняя подозрительность может помочь вывести лгуна на чистую воду. Для этого достаточно присмотреться к сотруднику немного внимательнее.

Реклама

Реклама

Он интересуется не только своей работойСовершенно логично, что такого работника волнует то, что не связано напрямую с его профессиональной деятельностью. Он задает много вопросов, выбирая для этого, как правило, неформальную обстановку: перекуры, обеды, корпоративные мероприятия. Конечно, излишнюю любознательность сотрудника можно списать на характер. К тому же если работник занимает руководящую позицию, ему по долгу службы приходится выходить за рамки своего круга задач: он должен понимать специфику взаимодействия подразделений, основные принципы их работы, проблемы и достижения фирмы.

Однако если любопытство работника не ослабевает, а вопросы, задаваемые им, все меньше и меньше относятся к сути дела — самое время задуматься и усилить контроль над новичком.

Он только что уволился из конкурирующей компанииЛюбого рекрутера интересуют мотивы, побудившие сотрудника уйти с предыдущего места работы. Особое недоверие вызывают высококвалифицированные профессионалы, которым, казалось бы, на прошлом месте должны были быть созданы все необходимые условия для развития. Впрочем, придумать вполне логичное объяснение может каждый, а желание заполучить себе ценный кадр оказывается сильнее инстинкта самосохранения.

Руководителя должен насторожить тот факт, что сотрудник сразу же после увольнения желает устроиться в конкурирующую компанию. Этому тоже можно найти объяснение, но гораздо большее доверие вызовет сотрудник, успевший проработать какое-то время в другой организации или находившийся некоторое время безработным, — это говорит о его принципиальности и избирательности.

Он никого к себе не подпускает«Человек, не нацеленный на длительную работу в компании, по-другому строит свои планы на ближайшее время: он не стремится налаживать контакты с окружающими, так как в этом нет смысла, — говорит Марина Миронова. — Он боится раскрыться перед своими коллегами, старается избегать сближений и привязанностей. Обычно между ним и сослуживцами устанавливаются чисто формальные отношения. Он держит дистанцию, избегает рассказов о себе».

Настоящий шпион ведет себя трезво и собранно в любой ситуации и на корпоративных мероприятиях никогда не позволит себе лишнего, зато обязательно воспользуется приподнятым настроением своих коллег, чтобы уточнить или выведать необходимую информацию.

Он слишком хочет понравитьсяНе все шпионы одинаковы, и многие из них, напротив, стремятся задружиться с коллективом для того, чтобы не вызвать лишних подозрений. Некоторым это удается, другие же, оказавшись «на задании» впервые, напротив, выставляют себя неумелыми манипуляторами.

«К нам в компанию устроился молодой человек, — рассказывает бухгалтер Светлана Домогарова. — Так уж случилось, что у нас работает много женщин, так что все они дико обрадовались потенциальному жениху. Тот сразу же взял их в оборот: комплименты каждый день, „лишние билетики“ в театр, цветы по праздникам от себя лично. И это несмотря на то, что работал он вообще в другом отделе! Через два месяца он испарился из компании, как будто его и не было. Оказалось, его послала другая фирма, он должен был выяснить состояние дел нашей организации. Дела у нас сейчас шли неважно, так что конкуренты решили нас прикончить и наслали налоговую. После всех этих перипетий руководству пришлось серьезно сократить штат и урезать зарплату».

Он задерживается допозднаВряд ли шпион будет возиться с документами на глазах у всего коллектива — ему необходимо избавиться от свидетелей. Поэтому частые задержки на работе без видимых для того причин должны как минимум заинтересовать руководителя.

«Конечно, не существует однозначных ответов на вопрос, как понять, что человек обманывает компанию, — считает Марина Миронова. — Однако некоторые признаки в совокупности могут свидетельствовать о том, что вы приняли в свои ряды „засланца“. Если у вас возникли подобные соображения, приглядитесь к человеку повнимательнее. Ни одна уважающая себя компания не подпустит к секретным данным человека, который себя не зарекомендовал. Для этого необходимо проверить сотрудника и переждать два-три месяца перед тем, как открывать ему значимую информацию».

Следите за новичкомЕсли вы подозреваете работника в шпионаже, попробуйте найти доказательства. Наведите справки о фирме, из которой он уволился, — быть может, они уже и ранее занимались «разведывательной» деятельностью.

Н.Чудова. «Ловушка для шпиона». Труд №, 15 Ноября 2010г.

Выделения от ТокаДока

— далее по теме

« Рейдерство, ведение бизнеса как начать, успешное ведение бизнеса, Токадока Бизнес конкуренция, промышленный шпионаж, начать свой бизнес, бизнес планы, tokadoka токадока »

tokadoka.com