Стартап, вестинг, клифф: доли в бизнесе и права участников. Доля бизнеса


Доля в бизнесе

Доля в бизнесе. Почему продают и что влияет на стоимость?

Долей в бизнесе называют часть акции компании, которые были проданы по той или иной причине. Это происходит по причине выхода одного из учредителей компании из дела, либо для привлечения инвестиций. Купить или продать долю можно как в обществе с ограниченной ответственностью, так и в акционерном обществе. Доля в бизнесе оценивается дешевле чем такая же часть самого бизнеса.

Причины продажи доли в бизнесе.

Причин может быть несколько. Например, между собственниками могут быть конфликты. Часто доля продается для привлечения инвестиций. Несколько независимых инвесторов могут совместно выкупить доли в бизнесе (формально сделка выглядит как купля-продажа бизнеса в долях). Продажа доли осуществляется, если нынешнему собственнику нужен партнер в бизнесе.

Что влияет на стоимость доли?

Стоимость зависит от нескольких моментов. Ключевой - это полномочия после приобретения доли. Важно понимать, приобретаете вы количество акций, дающих акционеру возможность оказывать решающее влияние, либо нет. Какие условия вас ждут после покупки акций. Например у ген.директора, которому принадлежит количество акций, дающих акционеру возможность оказывать решающее влияние, во время голосования есть два голоса, тогда как у остальных акционеров по одному.

Нужно учитывать уровень вовлеченности в бизнес и требования сотрудничества. За компанией может числиться всего лишь 10000 р. уставного капитала и приобретая 50% такого бизнеса, вы становитесь владельцем 5000 р. Смысла такая сделка не имеет. Приобретая долю, помимо крупного уставного капитала, должно иметься материальное имущество. Все это гарантирует вам, что на момент выхода из бизнеса, вы сможете вернуть свои средства.

Покупаем долю в бизнесе. На что обратить внимание и какие риски могут вас ожидать?

Нужно решить, рассматриваете вы приобретение доли в бизнесе как источника активного или пассивного дохода. Вы покупаете юр. лицо. Если оно новое, то оно имеет "чистую" историю. Если же оно было создано давно и уже перепродавалось, то стоит заказать проверку благонадежности.

Как проходит процесс проверки благонадежности:

  1. Проверяется наличие исков и привлечение к суду;
  2. Происходит анализ по реестру неблагонадежных поставщиков;
  3. Проверяется контрагент по различным открытым, а также платным источникам;
  4. Происходит сбор информации из сети Интернет.

Перед покупкой выясните, кто продает долю в бизнесе и по какой причине, какие полномочия вы получите после покупки доли в бизнесе. Возможны различные варианты. К примеру, один из учредителей может быть в преклонном возрасте и уйти из жизни. Могут возникнуть проблемы с наследством и его распределением.

Риски при приобретении доли в бизнесе.

Вы покупаете не часть бизнеса - это инвестиции в акции дела и в управляющего. Риски зависят от партнеров, потому что невозможно принимать решения в одиночку, они должны быть подтверждены всей командой. Снизить риски возможно, подробно прописав, во что именно инвестированы средства и как они должны быть распределены.

Чтобы наглядно представить себе покупку доли в бизнесе, есть простой пример. Представьте, вы приобрели комнату в коммуналке. Вы не можете единолично пользоваться всей площадью квартиры, т.к вы зависите от соседей.

Нюансы приобретения доли в бизнесе

Можно ли купить долю в ИП?

Нет. Продать либо купить долю в ИП не получится, но можно создать общество с ограниченной ответственностью или закрытое акционерное общество. Бывший владелец ИП и новый инвестор в уставе (устав компании — документ, регулирующий деятельность партнеров и условия их сотрудничества, а также в нем отражены правила функционирования предприятия) компании оговаривают условия сотрудничества: кому будет принадлежать количество акций, дающих акционеру возможность оказывать решающее влияние, приоритеты в принятии заключений, оговариваются возможности прекращения партнерских отношений.

Распределение ответственности между партнерами.

Всю ответственность несет на себе исполнительный орган. Это может быть ген.директор, президент или совет директоров.

Как подстраховаться перед покупкой доли в бизнесе.

Проведите доскональную проверку бизнеса. Узнайте всю необходимую информацию об учредителях и сотрудниках. Имущество может находится в собственности у физического лица, необходимо добиться перерегистрацию его на юридическое, тем самым вы станете владельцем материального имущества.

Пассивный доход.

Доля в бизнесе может приносить пассивный доход. Продавцу интересны дополнительные инвестиции и он обязуется выплачивать дивиденды, в этом случае покупателю не нужно принимать участие в управлении. Если речь идет о малом бизнесе, то тут есть одна проблема. Наверняка, собственник будет скрывать реальный доход для оптимизации налогов и издержек. В этом случае инвестор не может узнать размер дивидендов.

reall-group.ru

доли в бизнесе и права участников / Блог компании Alconost / Хабр

Один из самых привлекательных моментов в присоединении к стартапу — получение опционов (прав на приобретение определенной доли в стартапе по фиксированной цене). Это предоставляет право владения долей компании и помогает сбалансировать интересы руководства и сотрудников. Впрочем, один аспект в обыкновенном пакете опционов вызывает горячие дискуссии между сотрудниками и руководителями, и этот аспект — годовой порог (cliff). Мы в Alconost перевели для вас статью, в которой понятно и практично написано о клифф-вестинге, опционах и рисках, связанных со всем этим.

Обычная схема наделения правами на акции (вестинг) охватывает четырехлетний период с годовым порогом (клиффом). Это значит, что пока вашему участию в стартапе не исполнится год, вы не получите долю в бизнесе. В первую годовщину вы получите 25% от оговоренной доли, а затем будете ежемесячно получать остальное. То есть, если я — разработчик стартапа, которому выделен пакет опционов в 4800 единиц, то через год я получу долю в 1200 единиц (но если до этого момента я уволюсь или буду уволен, то не получу ничего). Затем, после преодоления клиффа, за каждый месяц работы в компании я буду получать по 100 единиц (1/48 часть пакета опционов).

Многие работники стартапов терпеть не могут этот годовой порог. Но руководителям и венчурным инвесторам он нравится, потому что, как они полагают, для его достижения сотрудник будет очень усердно работать. С другой стороны, сотрудники беспокоятся, не уволят ли их прямо перед клиффом. Печаль в том, что я видел, как это случается в стартапах. Руководители держат сотрудника почти год, а затем, за месяц до годового порога, увольняют его.

Для многих руководителей это способ убедиться, что доля в компании достается только тем сотрудникам, которые этого заслуживают. Если вы — сотрудник, оказавшийся в такой ситуации, вы определенно будете недовольны. Вы взяли на себя риск работы в стартапе, а они увольняют вас, когда до клиффа остается всего несколько недель или даже дней! Но в большинстве случаев с этим ничего нельзя сделать: такие условия прописаны в вашем соглашении о трудоустройстве, и вы под ним подписались.

С другой стороны, я знал людей, которые становились участниками стартапа на раннем этапе, оставались в нем чуть более года, а затем присоединялись к другому стартапу. Такую тактику называют «подстраховкой»: получив долю 25% в одном стартапе, они переходят в другой в расчете, что когда-нибудь один из стартапов «выстрелит». Я знал одного человека, который в 2005 г. проработал в Facebook чуть больше года и ушел вскоре после преодоления клиффа. Хоть его доля, вероятно, принесла ему ощутимую выгоду, он мог бы заработать еще больше, если бы остался в компании. Но такие люди думают, что хранить все яйца в одной корзине не стоит. А основатели стартапов начинают сильно нервничать, когда сотрудник так поступает: ведь это может вдохновить других сотрудников сделать так же.

Приближаясь к клиффу, вы заметите много интересного. В некоторых случаях перед годовым порогом сотрудник лезет из кожи вон, работая как проклятый, чтобы показать свою значимость (или наоборот: остается в тени, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания). Когда клифф преодолен, руководители надеются, что сотрудник удовлетворен и оставлять компанию не собирается. Этот период непосредственно до и сразу после клиффа для многих стартапов весьма интересен, если не сказать больше.

В моем первом стартапе было так: если по результатам работы мы увольняли каких-либо сотрудников до клиффа, мы давали им долю, эквивалентную проведенному в компании сроку. Таким образом, у нас будто бы и не было годового порога. Мы поступали так по нескольким причинам. Во-первых, если мы увольняли сотрудника, который старался изо всех сил (пусть и тщетно), мы не видели причин не сохранить связь между его интересами и интересами компании. На деле некоторые люди, которых мы увольняли, помогали нам и после своего ухода. Не думаю, что они поступили бы так, если бы мы не предложили им эти условия. Во-вторых, такая тактика показывает другим сотрудникам, что вы как руководитель обходитесь с персоналом порядочно.

Помимо всего прочего, если в некоторых случаях вы думаете, что сотрудник не очень-то обрадуется предложению покинуть компанию, вы можете договориться с ним об индивидуальном порядке предоставления доли в бизнесе, подписав дополнительные соглашения в какой-либо форме. На наш взгляд, так поступать правильно.

Еще один ход, который предпринимали мы (и я уверен, мало кто еще так делал), — это предложение шестимесячного клиффа тем сотрудникам, которые нам очень нравились и которых мы хотели нанять. Это давало им понимание, что мы заинтересованы в долгосрочном сотрудничестве, и укрепляло доверие.

Но сотрудники — это еще не все. Если основатели стартапа привлекают венчурные инвестиции, они вынуждены работать по заданной инвесторами схеме наделения правами. Например, если вы основали стартап с одним партнером, до получения венчурных инвестиций каждый из вас владеет 50% акций стартапа. Получение инвестиций в размере, допустим, $1 млн для стартапа, стоимость которого первоначально оценена в $4 млн, предполагает, что 20% акций стартапа отдается инвесторам, а еще 20% направляется на создание пула опционов для новых сотрудников. Таким образом, у вас остается 30%-ная доля в бизнесе, но и ее нужно заработать в течение четырех лет. Если предприниматель хорошо умеет вести переговоры, он может договориться, чтобы время его работы над продуктом еще до привлечения финансирования оказалось учтено при определении клиффа. Кстати, таким образом можно вообще избежать клиффа. Описанный ранее пример означает, что после привлечения инвестиций в размере $1 млн каждый основатель владеет уже не 50% акций, а менее чем 1%, и все остальные проценты ему еще нужно заработать!

Я был свидетелем того, как инвесторы выгнали основателя одного весьма известного стартапа всего после года партнерства. Он начинал с владения 100% акций компании, а закончил тем, что был уволен примерно с 1% акций: его доля в компании была размыта вследствие других раундов инвестирования, а срок вестинга не был отработан.

Все больше людей подумывает о том, чтобы основать стартап или войти в уже основанный. И основателям, и сотрудникам стартапов важно понимать риски, заложенные в соглашении о получении опционов.

Одна вещь, которую я весьма рекомендую тем основателям стартапов, которые не планируют привлекать венчурные инвестиции, — это работать по самостоятельно определенной схеме наделения правами. Известно немало случаев, когда один основатель покидал стартап на начальном этапе, но затем извлекал выгоду из усилий, вложенных в стартап другим основателем — а все потому, что они основали стартап как равноправные партнеры. Хороший пример из недавнего — Пол Аллен. В своей новой книге он рассказывает о том, как Билл Гейтс пытался забрать его долю в компании на том основании, что, как казалось Гейтсу, Аллен был недостоин текущей доли из-за редкого присутствия в офисе (причиной этого были болезнь и другие интересы). Если свои права в стартапе каждый из его основателей должен зарабатывать, это может помочь избежать многих возможных проблем по ходу дела. Кроме этого, так каждый из основателей будет понимать: все заинтересованы в том, чтобы заработать свое право.

И в заключение — несколько советов.

Тем, кто рассчитывает войти в стартап: помните, что вхождение в стартап во многом основано на доверии и взаимоотношениях. Чтобы получить свою долю в стартапе целиком, вам нужно быть в стартапе некоторое время. Важно, чтобы вы не просто присоединились к компании, которая имеет большой потенциал в плане бизнеса, но начали сотрудничество с руководством, которому вы можете доверять и с которым сможете ладить долгое время.

Для основателей, привлекающих венчурные инвестиции: почти все венчурные инвесторы попросят вас работать по схеме наделения правами. Самое большое опасение инвесторов — в том, что, получив крупную сумму, один из основателей рано покинет стартап вместе с крупной долей акций. Убедитесь, что видение инвестора относительно вашей компании совпадает с вашим видением. Ведь если даже в «конфетно-букетный» период взаимоотношений с инвестором, когда он предоставляет вам финансирование, у вас возникают в нем сомнения — что же может произойти в будущем, если дела пойдут не так хорошо! Если до того, как выйти на раунд инвестирования, вы работали над стартапом некоторое время — убедитесь в том, что привлекаемые средства окупают те месяцы, которые вы уже вложили в бизнес.

И для основателей, которые не привлекают венчурные инвестиции. Если два человека объединяются, чтобы создать компанию, и им посчастливилось не нуждаться в финансировании извне, — все равно важно быть уверенными в том, что каждый основатель зарабатывает свою долю честно. Для этого можно работать в соответствии со схемой наделения правами. Например: каждый основатель получает 1/48 долю прав в течение четырехлетнего периода. Это важно для многих основателей стартапов и помогает им согласовывать интересы в долгосрочной перспективе.

P.S. Нам в Alconost кажется, что столь сложные схемы распределения долей для отечественной стартап-индустрии пока неактуальны. С другой стороны, когда проект дорастет до внимания зарубежных инвесторов и венчурных фондов, обойтись простым принципом «утром — деньги, вечером — стулья» уже не получится.

А вы как считаете, когда западная практика распределения долей в стартапах придет и к нам? Будем рады узнать ваше мнение в комментариях!

О переводчике

Перевод статьи выполнен в Alconost.

Alconost занимается локализацией приложений, игр и сайтов на 60 языков. Переводчики-носители языка, лингвистическое тестирование, облачная платформа с API, непрерывная локализация, менеджеры проектов 24/7, любые форматы строковых ресурсов.

Мы также делаем рекламные и обучающие видеоролики — для сайтов, продающие, имиджевые, рекламные, обучающие, тизеры, эксплейнеры, трейлеры для Google Play и App Store.

Подробнее: https://alconost.com

habr.com

«Даже малая доля в бизнесе мотивирует сильнее, чем высокая должность». Фото | Карьера и свой бизнес

— На самом деле это была не моя идея, а моих боссов — братьев Аль Файед. У Harrods Group был очень большой обувной розничный бизнес — второй по величине в Великобритании. Чтобы уменьшить управленческие расходы, они решили расстаться с его частью. И Али Аль Файед сказал мне: «Если найдешь 50 млн фунтов, пожалуйста, выкупай Kurt Geiger сам». У меня был опыт общения с инвестиционными банкирами: около года я работал президентом по глобальным продажам в компании Bally, принадлежавшей TPG Capital. Я примерно представлял, как можно получить нужную сумму. Почему бы в такой ситуации не воспользоваться шансом?

— Но работа топ-менеджера более стабильна — в конечном счете за все отвечает владелец бизнеса. Стать собственником — значит взять все риски на себя…

— Это спорный вопрос, что лучше: быть независимым или делать карьеру внутри какой-то большой структуры. Но могу сказать точно: даже малая доля в бизнесе мотивирует сильнее, чем высокая должность. Да, у нас были некоторые опасения. Но мы были уверены, что сможем сделать компанию еще лучше после того, как станем ее совладельцами.

— Мы — это кто?

— Пять топ-менеджеров Kurt Geiger. Все вместе мы вели переговоры с инвестиционными фондами — неделя за неделей, месяц за месяцем. 14 фондов сказали нет. Пятнадцатый — Barclays Private Equity Fund — да.

— На что обращали внимание инвестиционные банкиры?

— Фонды взвешивали буквально все факторы. Почему продается компания? Не потому ли, что дела идут не очень хорошо? Что за люди занимают там ключевые позиции? Эксперты детально изучали не только финансовые отчеты, но и наши биографии, опыт работы. Они понимали, что Kurt Geiger — бизнес со всех сторон здоровый. Но все равно никто не был готов выложить за него £50 млн, десять годовых EBITDA. А у Barclays было понимание модели розничного бизнеса. Незадолго до того, как мы пришли со своим предложением, они удачно продали аналогичный бизнес. Поэтому у нас на переговорах «возникла искра».

— Если бы Barclays отказался, что бы вы делали дальше?

— Продолжали бы поиски. Думаю, в конце концов мы нашли бы деньги. Впрочем… Сейчас, когда у нас все получилось, легко так говорить. Но в то время решиться на это было очень непросто. Мы не могли знать, что за пять лет выручка Kurt Geiger вырастет в два раза, а прибыль — в четыре. Но мы понимали, что будем делать все возможное, чтобы выиграть.

— На каких условиях вы получили деньги?

— Barclays согласился предоставить £47 млн, ни пенсом более. Братья Аль Файед хотели ровно £50 млн и не уступали. Тогда мы предложили им оставить 3% акций Kurt Geiger у себя, но передать нам право управления всем обувным бизнесом Harrods. В итоге мы так и договорились. Barclays получил 72% акций компании, мы, менеджеры, — 25% акций. Этот пакет мы фактически приобрели взаймы. Половина выделенной на выкуп суммы была оформлена как частный кредит, который мы должны были вернуть Barclays. Поэтому, когда сделка состоялась, я неожиданно почувствовал себя сильно обедневшим. Но такова была стратегия Barclays — создать эффект финансового прессинга, чтобы менеджеры, выкупающие бизнес, максимально серьезно относились к своим действиям.

— Как вы поделили эти 25% между собой?

— Я не хотел бы раскрывать, все-таки мы частная компания. Конечно, мы учитывали опыт, значимость должности, вклад в управление, мотивацию каждого из нас. И я также обсуждал распределение акций с Barclays. Мы нашли пропорцию, устраивающую всех. Да! Я не сказал, что мы делили только 22% акций. Три процента мы распределили между 50 сотрудниками Kurt Geiger, чтобы поменять корпоративную культуру, повысить их вовлеченность в дела компании. Они ничего не платили, просто стали совладельцами.

— Вы расплатились с Barclays?

— Да. В 2008 году мы организовали вторичную продажу компании. Акции Barclays и часть нашего долга выкупил за £95 млн инвестиционный фонд Graphite Capital. Выручка Kurt Geiger в том году составила £140 млн, EBITDA — £10 млн. Мы, менеджеры, также инвестировали заработанные нами как акционерами деньги и увеличили свой пакет до 30%. Возможно, через год-два мы продадим компанию снова.

— И опять увеличите свою долю?

— Да.

— Сколько в итоге вы хотите иметь?

— Сколько получится. Вообще-то мы больше заинтересованы в росте самого бизнеса, оборотов, нежели нашей доли в бизнесе. Доля в компании имеет ценность, когда бизнес прибылен. Мы ожидаем, что в 2010 году выручка Kurt Geiger превысит £200 млн, EBITDA будет около £19-20 млн. И мы хотим за пять следующих лет достичь планки £500 млн. Мы верим в свою компанию. Те цифры, что я называю, — это результат того, что все мы делали в магазинах. Каждый из нашей пятерки большую часть своего рабочего времени проводил не за калькулятором, а непосредственно участвуя в торговых процессах.

— Будучи акционером и директором, вы хотя бы изредка встаете за прилавок?

— Постоянно. Я в 17 лет сам был продавцом магазина и прекрасно знаю, что это такое. Каждую неделю я так или иначе присутствую в магазинах Kurt Geiger.

— Вы помните свои ощущения после второй сделки, когда действительно стали собственником?

— Я расслабился, поскольку расплатился по кредиту. Я гордился, что мы сделали то, о чем говорили. Но ровно один день. Это как выиграть футбольный кубок: ты держишь его в руках, ликуешь, а потом ставишь на полку и начинаешь снова работать. Все заработанные деньги мы потратили, чтобы выкупить больший процент собственности. Фактически мы опять оказались на стартовой позиции. Я считаю, что хороший менеджер не живет тем, что произошло вчера. Да, один день можно порадоваться, а потом — снова вперед.

—В интервью с одним известным актером я прочитал: «Чтобы двигаться вперед, нужно ощущать чувство голода». Вы согласны с этим?

— Да, полностью. И еще нужно немного паранойи, немного волнения. Каждый из нас, ежедневно получая отчет по продажам, открывает его с чувством беспокойства. Розничный бизнес очень конкретен — если клиентам не нравится то, что стоит на полках, это моментально отражается на результатах. И мы никогда не довольны тем, что видим. Если в какой-то момент я пойму, что всем доволен, все идеально, то, скорее всего, уйду из компании.

www.forbes.ru

Как делить доли в бизнесе

Для многих начало бизнеса вместе с партнером представляется менее рискованной операцией, чем самостоятельный старт. В таком подходе к решению вопроса об открытии дела много преимуществ, а для того, чтобы сотрудничество не обернулось ссорой (случиться может всякое), нужно изначально поработать над тем, чтобы правильно разделить доли.

  1. Как будут решаться спорные вопросы?

В любом бизнесе желательно, чтобы чей-то голос немного перевешивал, а остальные уступали. Если среди совладельцев бизнеса более трех человек, определите, будет ли приниматься решение большинством проголосовавших или последнее слово остается за владельцем контрольного пакета.

2. Озвучьте условия ухода Через некоторое время определенная часть сотрудников может стать не нужна стартапу. Отдельные люди сойдут с дистанции раньше по личным или профессиональным причинам. Заранее озвучьте всем, на каких условиях они могут покинуть проект по своему желанию или как будет происходить приостановка сотрудничества. В последствии это не вызовет лишних скандалов и не приведет к остановке рабочего процесса.

3. Относитесь к долям бережно.

Выделяйте доли в бизнесе с разумной долей жадности. Проконсультируйтесь или самостоятельно посчитайте, что станет с вашей долей после того, как она пройдет три раунда инвестиций. Вас устраивает эта цифра? Возможно, стоит повременить с продажей долей?

  1. Доли должны принадлежать людям, которым вы доверяете.

Оптимально, если вы проработали вместе хотя бы год, а лучше – заработали 1 млн. За этот период работы вы наверняка видели друг друга в кризисных ситуациях и если вы до сих пор не прекратили сотрудничество, то такой человек не принесет неудобств, обладая долей в бизнесе.

  1. Наличие доли должно мотивировать сотрудника

Один из вашей команды может быть ключевым элементом, тем человеком, без которого компания не может существовать. При этом идея обладать долей его совершенно не заводит, он не хочет брать на себя такую ответственность, его устраивает нынешний формат работы и в глубине души он мечтает совершенно о другом. В этом случае не стоит давить на человека, пусть придет к решению о приобретении доли сам. Лучше постарайтесь сделать так, чтобы его мечта стала более реальной. 6. Самые лучшие инвестиции – умными деньгами.

Что это означает? Привлекая инвестиции молодых и неопытных инвесторов, вы привлекаете еще и проблемы, лишние вопросы, чрезмерное беспокойство и многое другое. Стоимость одного доллара такой инвестиции может, в сущности, ровняться 10 центам. Зато если вы будете работать с «умными» деньгами, привлекая в бизнес опытных инвесторов, которые обладают связями, могут дать совет, экспертное заключение и т.д, то стоимость 1 доллара, инвестированного в ваше дело, приблизится к 100.

investlike.ru

Какова может быть доля инвестора в бизнесе

Доля инвестора в бизнесе – величина, которая устанавливается всякий раз заново.

Для решения вопроса о том, какую именно долю в бизнесе отдать инвестору, нужно грамотно оценить свой проект. Особенно актуальной эта процедура становится для тех, кто владеет непубличными компаниями.

Для примера возьмем случай привлечения инвестиций в стартап-проект IT-сферы. Инвестиции в такой проект обычно совершаются в два этапа, так как активные участники проектов сферы – не только люди, но и технологии.

Много или мало

  1. Во-первых, лучше сразу согласиться с тем, что отдавать большую долю участия в проекте инвестору – шаг не верный. Однако нужно постараться не «убить» потенциал инвестиций в будущем.
  2. Для большинства инвесторов доля в проекте в размере более чем 50 процентов – это стоп-фактор.

Почему большая доля отталкивает инвестора? Дело в том, что такое распределение может вызвать резонные сомнения инвесторов в искренности мотивов основателей проекта. Такие сомнения способны заблокировать сделку. А привлечь инвесторов в следующий раунд проекта окажется намного сложнее.

Даже 30 процентов компании на ранней стадии работы проекта – слишком большой объем для инвестора.

Оптимальное решение

  1. Безусловно, каждый случай следует рассматривать индивидуально. И, все же, важно, чтобы после первого раунда во власти основателя стартапа оставалось больше половины компании. Это будет значить, что у хозяина все еще есть мотивация развивать свой бизнес. Если эта доля уменьшается, поток средств в компанию ограничивается.
  2. Лучше всего начинать привлечение инвестиций в стартап в тот момент, когда компания находится в точке безубыточности. Это значит, что вложения должны поступить в проект тогда, когда он не остро нуждается в деньгах. Следовательно, эти деньги (50 процентов годовых) не будут потрачены на насущные нужды, а будут направлены именно на развитие. Через 4 года рост оборота такой компании может составить около 10 раз.

Компания, миновавшая точку безубыточности, может рассчитывать лишь на 40 процентов в год. Это значит, что деньги для авторов и участников проекта стали стоить дешевле. Из-за этого обороты компании, вероятнее всего, составят около 7,7 процентов за 4 года.

Сторона автора проекта

Считается, что автор и команда стартапа должны быть больше заинтересованы не в том, как сохранить свою долю в проекте, а в том, как получить за нее большую выгоду.

Между тем, сохраняя долю, предприниматель сохраняет, скорее, иллюзию контроля над проектом, нежели сам проект. Здесь важно понимать, что, взяв чьи-то деньги для развития проекта, бизнесмен соглашается с тем, что компания больше не принадлежит только ему, а становится общей.

Контроль и иллюзии

Благоразумный инвестор, конечно, ни в коем случае, не станет рассказывать команде о том, что ее начальник больше не самый главный босс. Но сохранить контрольный пакет на третьем раунде, такому предпринимателю будет уже сложнее. Ограничения будут расти. Поэтому удерживать более половины всей компании под своим контролем целесообразно лишь в целях экономической выгоды, но никак не для осуществления действительного контроля.

Реально контролировать положение дел в компании ее хозяин может лишь за счет абсолютного доверия со стороны инвестора. Иметь полномочия главной контролирующей инстанции можно и при 5 процентах в компании. В то же время, иллюзорный контроль можно разрушить, имея всего 1 инвесторский процент.

investlike.ru