Изнанка модельного бизнеса. Изнанка шоу бизнеса


Изнанка модельного бизнеса | Блогер Belochkina на сайте SPLETNIK.RU 23 ноября 2013

Изнанка модельного бизнеса

Наталия Метлина, журналист

О модельном бизнесе отечественными журналистами сняты десятки программ и документальных фильмов. По большому счету это одна из самых беспроигрышных тем, на которую клюет зритель. Я предложила «Спецрасследование» на эту тему и не прогадала. Рейтинг был сумасшедший, но после выхода программы в эфир в адрес Первого канала посыпались гневные письма от организаторов всевозможных конкурсов красоты, руководителей модельных агентств и прочих борделей.

 Конечно же, приступая к расследованию о модельном бизнесе, я понимала, что это айсберг, где глянцевый подиум — лишь верхушка, а все остальное — интриги, сомнительные услуги, неформальные отношения с клиентами, проституция, завуалированная под эскорт, и даже педофилия.

Чтобы агентству заработать 500 долларов, нужно предоставить модели работу на 5000. Это довольно сложно. И тогда девушки сами пускаются на поиски хл:) насущного. Как правило, в роли «хл:)» выступает бывший или действующий бандит или бизнесмен средней руки. 

***

31 января 1997 года из аэропорта Шереметьево-2 в Афины вылетела группа следователей и оперативников московского РУБОПа. Они точно знали: сбежавший из СИЗО «Матросская тишина» наемный убийца Александр Солоник скрывается в Греции. Их задача — задержать преступника. Но, увы. Московские сыскари опоздали всего на несколько часов. В тот же день в 20 километрах от греческой столицы был обнаружен труп мужчины со следами удушья. В течение суток полиция установила, что покойным мог быть гражданин России Александр Солоник. На следующий день неподалеку от виллы, которую снимал Солоник, обнаружили еще одно тело. Женское. Оно лежало в огромном чемодане, который был зарыт на глубине полуметра. Возможно, между убийствами была связь? Но греки этого не знали.

Российский адвокат Солоника Валерий Карышев срочно вылетел в Афины на опознание. У него с собой была фотография некой Светланы Котовой — модели агентства «Ред Старз», финалистки конкурса «Мисс Россия-96». С ней Солоник жил последние полгода. В эту девушку он влюбился всерьез. Они познакомились в Москве. Александр представился греческим бизнесменом русского происхождения. Но в отличие от своих коллег не дарил ей квартиры, машины, а сразу предложил содержание и выезд за рубеж. Жениться в их среде было не принято. До отъезда в Грецию у адвоката Карышева с Котовой была всего одна мимолетная встреча. Солоник представил Светлану как фотомодель, которой нужно решить две юридические проблемы: помочь расторгнуть контракт с «Ред Старз», так как она собиралась за границу на постоянное место жительства, и второе — решить вопрос с загранпаспортом.

По версии же российского следствия убийство стало частью расправы с «отбившимися от рук» исполнителями из курганской ОПГ, одним из которых и был Солоник. Бывший спецназовец Александр Пустовалов по кличке Саша-Солдат был арестован через несколько месяцев после убийства Солоника. В тюрьме он начал давать показания и признался, что был вынужден убить не только «киллера номер один», но и Светлану Котову, поскольку она находилась рядом и была свидетелем убийства самого Солоника…

***

Судьба многих участниц всевозможных конкурсов красоты сложилась трагически. И Светлана Котова — не первая и не последняя жертва кровавого конвейера. Любая девушка-модель прекрасно понимала, что если человек, на содержании у которого она находится, — криминальный авторитет и «под ним» бригада, то она по своему желанию от него не уйдет.

Александра Петрова на три года пережила свою соперницу по конкурсу «Мисс Россия-96» Светлану Котову. 16 сентября 2000 года она была застрелена в Чебоксарах вместе со своим гражданским мужем — известным уголовным авторитетом Константином Чувилиным. На похоронах прощальные слова адресовали исключительно авторитету. Для его коллег красавица, некогда прославившая Чувашию, так и осталась лишь приложением к коммерсанту и его кошельку.

***

Марина Рябцева (фото не найдено) была успешной моделью известного в столице агентства. Момента, когда убийца нажал на курок, она не видела — резко обернувшись, она сразу получила пулю в лицо. Жених, грузинский бизнесмен, уже лежал на залитой кровью мостовой 3-й Фрунзенской улицы. Одна из пуль, предназначавшаяся мужчине, рикошетом ранила девушку, сделав ее на всю жизнь инвалидом.

***

В советские времена индустрия красоты выглядела примитивно просто. На показах «Общесоюзного Дома моделей» девушек-демонстраторов работало человек пятнадцать. Больше и не нужно: просто работы для них не было. Так продолжалось до середины 1980-х. В перестройку появились частные предприятия, у которых возникала потребность в рекламе своей продукции. В роликах снимали секретарш.

Но вскоре в Москве было создано первое модельное агентство «Ред Старз». Отцами-основателями этого бизнеса стали иностранцы. Они предполагали, что те русские модели, которых они отберут, в будущем поедут работать на Запад. Европейцы, пришедшие осваивать отечественный рынок, благотворительностью не занимались. Потрясшее их воображение количество роскошных девиц прибавляло им уверенности в успехе созданного в России предприятия.

С 1996 года началось триумфальное шествие русских по подиумам мира. Семанова, Завьялова, Пантюшенкова, Водянова. Русские побеждали, брали первые места на конкурсах моделей, отбирали у европейских девушек лучшие рекламные контракты. Тогда же в России начали появляться и мелкие модельные агентства. Но в тот момент россиян радовали глянцем от силы два-три модных журнала. Рекламный рынок находился в эмбриональном состоянии и не успевал за модельным. Расцвета российского модельного бизнеса так и не произошло. Он родился недоношенным, чуть не умер при рождении, в таком недоразвитом состоянии он и находится.

***

Для меня всегда было загадкой, почему девушки выбирают этот странный и рискованный путь: подиум — богатый кавалер — а дальше кому как повезет. Безусловно, большинство идет в модельный бизнес за шансом. Они понимают, что шанс есть. Возможность стать топ-моделью — одна на миллион, а вот «подрезать кошелек» — это реальность, к тому же не требующая особых усилий. Вокруг красоты всегда вьются деньги. Деньги — это мужчины. Молодость быстротечна, красота уходит, как песок сквозь пальцы. Но пока ты молода и красива, можно использовать подиум, чтобы продать себя подороже. Так складывается определенный тип пар: отец-основатель «Русского стандарта» Рустам Тарико живет в гражданском браке с «Мисс Мордовия» и бывшей моделью Аленой Гавриловой, глава «Русского Золота» Александр Таранцев счастливо женат на модели Юлии Визгалиной, что уж говорить о миллионере Владиславе Доронине, который потряс Рублевку своей связью с чернокожей Наоми Кэмбелл.

***

Для того, чтобы сделать модельную карьеру, нужно очень много трудиться, на подиуме выживают сильнейшие. Взаимоотношения между девушками в агентстве добрыми назвать никак нельзя. Они все однотипны и между ними мощная конкуренция — могут и платье порвать, и каблуки подпилить. В Москве за участие в показе модель получает 50–100 долларов; за съемку в журнале — 100–150; в рекламном ролике — от 200 до 1000 долларов. Больших денег, да еще и при такой конкуренции не заработаешь. В году — 6 недель моды, да 100 показов по всей стране. Не каждую девушку на эти показы пригласят.

По сути, единственный способ для российского модельного агентства выйти на уровень рентабельности — это работа на заграницу. Большой интерес к нашим моделям проявляют Южная Корея, Китай и Япония. За два-три месяца в Стране восходящего солнца можно заработать порядка 20 тысяч долларов. Японцы просто помешаны на моде, к тому же местная практика — это настоящий трамплин для Европы. Там ведущая модель агентства в состоянии заработать до двух миллионов долларов за год. Русская красота по-прежнему востребована Западом. Но выдержать иностранный марафон способны единицы. А огромная армия длинноногих красоток на родине не желала влачить жалкое существование.

Молоденькие особы расценивали модельное дело как трамплин в обеспеченное будущее. И они «ковали» его своими ногами, бюстами и улыбками. А модельные дома начали «подрабатывать». Сдавали своих красоток в аренду на подтанцовки к звездам эстрады, на обслуживание корпоративных вечеринок, вручение призов, наград, медалей. Гонорар длинноножки за так называемые «эскорт-услуги» — сопровождение мужчин на деловых встречах — мог доходить до тысячи долларов (правда, и деловая встреча могла затянуться до утра). Любой состоятельный человек мог по композитке (карточке с фотографией модели и указанием размеров ее бюста, талии и бедер) выбрать любую девушку агентства и «купить». При желании для него могли устроить шоу купальников. Девочки думали, что это показ летней коллекции, а по сути — отбор в гарем.

***

Много лет назад в подвале дома на Тверской улице была снята первая документальная лента с участием несостоявшихся моделей и состоявшегося министра юстиции. Сегодня элитная проституция, закамуфлированная под модельный бизнес, продолжает обслуживать политический бомонд по заказу крупного капитала. Именно тогда в середине 90-х началось мощное сращивание представителей модельного бизнеса и криминалитета. Их тяга друг к другу была непреодолима. Состоятельные поклонники дарили своим девушкам иномарки и квартиры. Бриллиантовые колье обвивали шеи избранниц наемных убийц, преступных авторитетов, воров в законе. В те времена в «джентльменский набор», кроме 600-го «Мерседеса», мобильного телефона «Моторола», хорошей одежды и часов «Картье», обязательно входила фотомодель. Для услады «VIP» было даже создано специальное агентство. Многие из тех, кто сдавал там вступительные экзамены, никогда не выходили на подиум.

Я уже и не припомню, кто рассказал мне про эту контору на Кузнецком Мосту, но мы решили со скрытой камерой отправиться именно туда. Это был конец 2004 года, и про Петю Листермана еще никто ничего не знал. У меня в группе работала стажерка — Шурочка Ткаченко. Девчонка красоты неописуемой, но, как потом о ней скажет бывшая хозяйка «Ред Старз» Татьяна Кольцова, слишком яркая для модели, ее место, скорее, на конкурсе красоты. Шуре было тогда лет двадцать, и все «Останкино» ходило к нам в офис на нее посмотреть. Вот с ней я и отправилась в это чертово логово.

В тот день народу там была тьма, проходил очередной «кастинг». Шура делала то, что ей велели, — заполняла анкеты, фотографировалась, отвечала на бестактные вопросы, а мы с коллегой Вадимом Исаевым (типа родители) снимали все вокруг скрытой камерой и опрашивали окружающих. Все сидели по стеночке в обшарпанном коридоре небольшого офисного помещения. Вот в такой скромной обстановке сбивается «костяк» для обслуживания олигархов и политиков на Лазурном берегу, Карибских островах, Куршавеле.

К нам подсела девочка, только что прошедшая «кастинг». Щеки ее горели, она, по всей видимости, была сильно взволнована или напугана. Я налила ей из кулера стаканчик воды, разговорились. Она частый гость подобных мероприятий — ищет себя в модельном мире. Но этот отбор произвел на нее неизгладимое впечатление. Первый вопрос, который ей задали, — ведет ли она половую жизнь и какие у нее отношения с родителями (на случай невозвращения домой ночью). Девушка сразу поняла, что речь идет как минимум об эскорт-услугах. Кстати, на ее памяти это было уже не первое агентство, где предлагали «расширить» профессию модели. Но в других интим предлагали более мягко. «Менеджеры», которых мы насчитали с десяток, были больше похожи на мамок, стоящих на ночных шоссе и торгующих проститут-ками. Через заботливые руки каждой из них в неделю проходит не менее 70–80 девушек. Даже если десятая часть из вновь пришедших станет тем, на кого рассчитан весь этот спектакль, — доходы уже немалые. Мы поинтересовались у одной из дам, какие еще услуги предлагает агентство. — Это не только работа моделью, — неохотно ответила менеджер, — ну, сейчас на одном модельном деле агентства не работают. Они шире…

Нашу Шуру, конечно же, зацепили не на шутку. Фотограф облизал ее со всех сторон. Спросили, есть ли у нее загранпаспорт, не связывают ли ее какие-либо обязательства. Узнав, что девочка учится в МГУ, они поостыли — вряд ли она бросит уч:), ради мимолетной развлекаловки. Сашку передавали от одного менеджера к другому, но когда мы поняли, что кассета в скрытой камере кончилась, то решили больше не искушать судьбу — быстро перекинулись с менеджером парой фраз, мол, мы злые родители и больше не хотим здесь оставаться, после чего ретировались.

***

«Широкие» взгляды устроителей подобных контор не заканчиваются удовлетворением исключительно «олигархического» спроса. Перспективные, но не представляющие интереса для «VIP»-персон девушки проходят тонкую психологическую обработку, после чего их следы теряются в многочисленных притонах столицы. И это — тоже «пирамида». Только не финансовая, а из живых людей.

«Звездные» гонорары, толпы поклонников, вспышки фотокамер — все осталось за порогом того, что в обиходе и на языке милицейского протокола принято называть «притон». Сегодня только в Москве функционирует более 300 притонов, большая часть из которых работают под вывеской модельных агентств, фотостудий, в лучшем случае массажных салонов или «саун с продолжением». Полиция нравов еженощно срывает с каждого подобного куста до полусотни девушек. Многие из них — провинциалки, приехавшие покорять подиум, но либо они попались на удочку агентств-мошенников, либо не прошли конкурс по экстерьеру. Возвращаться домой ни с чем — радости мало. Неудавшиеся модели вливаются в огромную армию проституток — и это еще один печальный вариант финала сказки о Золушке.

Из тех, кого мне пришлось снимать к этой программе, запомнились двое. Татьяна Кольцова — хозяйка «Ред старз» — очень красивая, ведущая кровопролитную борьбу со старением женщина, показалась мне крайне скрытной.

Она боялась прессы, несмотря на то, что я пообещала показать ей программу перед эфиром и задавать только ранее оговоренные вопросы. Это потом мне рассказали мои друзья с Шаболовки (РУБОП), что девушки ее агентства (а там были собраны самые потрясающие барышни со всей страны) охотно подрабатывали по ночам. Стоило это удовольствие от 600 долларов. Кольцова, возможно, об этом и не знала. Красотки предпочитали только миллионеров. Более того, когда в разговоре с оперативниками я попыталась защитить агентство, надо мной просто посмеялись. Кольцова уверяла меня, что после каждого показа лично развозила девушек по домам. Впрочем, поруководив «красными звездами» несколько лет, она бросила этот бизнес. Наверное, эта женщина когда-нибудь напишет книгу, ей будет, что рассказать о клиентах своих подопечных.

Второй же персонаж — модель Олег Сукаченко — оставил в моей душе незаживающую рану. Мой соавтор Вадим Исаев договорился с ним об интервью и привел парня в «Останкино». Съемочная группа выставляла камеру и свет в нашем офисе, как вдруг дверь отворилась, и на пороге появился молодой человек, при виде которого у меня застучало сердце. Я никогда не обращаю внимания на экстерьер, в мужчинах меня привлекают ум и талант, но тут я изменила своему кредо. Парень был настолько хорош, что Вадик даже шепнул мне на ухо: «Мамань, держись».

Смуглый красавец огромного роста, со жгучими миндалевидными глазами, атлетического телосложения, на голове которого красовалась черная беретка, он был слегка застенчив и немного заикался. Кстати, оказался неглуп и хорошо образован, в интервью рассказал мне всю подноготную модельного бизнеса. Запомнилась и его личная история: оказывается, он не знал своего отца, мама умерла несколько лет назад, но даже перед смертью так и не открыла тайну его рождения (я думаю, в нем намешана какая-то восточная кровь). Олег даже обращался в программу «Жди меня», но откликнулось так много старых гомосексуалистов, желавших приютить красавчика, что он плюнул на это дело.

На момент нашей встречи ему было лет тридцать. Его карьера началась в Москве, а потом он собрал сумку и рванул в Париж. На одном из кастингов его подхватили двое скаутеров (охотников за моделями) Березин и Васильев. У них была отшита коллекция, и никого, кроме Олега, в роли модели они не видели. Первый гонорар будущей топ-модели составил пять долларов. Девятнадцатилетний парень покривлялся перед камерой несколько минут — и получил пять долларов, что равнялось на тот момент его московской стипендии. Все эти годы он предпочитал работать в Европе. В Париже в день он посещал до 10 кастингов в разных агентствах. О российском модельном бизнесе Сукаченко говорил только в уничижительных красках, кстати, подчеркивая, что наши девушки-модели на Западе достаточно конкурентоспособны, а вот русских парней — по пальцам пересчитать, и те на вторых ролях. Он смог бы, наверное, сделать неплохую телевизионную карьеру.

***

В апреле 2004 года на перекрестке Осташковской улицы остановился черный «Мерседес». Сидящий за рулем мужчина предложил троим девятилетним девочкам попробовать свои силы на подиуме. Пообещал отблагодарить и подарить три шикарных платья. Девочки сели в машину. «Мерседес» привез их в элитный подмосковный поселок «Вёшки-сити» на дачу экс-президента конкурса красоты «Мисс Россия» Станислава Молодякова. Несколько часов девочки удовлетворяли похоть хозяина дачи. Потом как истинный джентльмен он вернул детей обратно на перекресток, высадил из машины и спокойно уехал. Родители обратились в милицию, прокуратура тут же возбудила уголовное дело. Но преступника уже след простыл, а охрана в спешном порядке уничтожила вещественные доказательства — видеокассеты с записями развлечений Молодякова. Он и по сей день находится в федеральном розыске, а мытищинская прокуратура, в которую мы обратились за комментарием о ходе расследования, так ничего вразумительного и не смогла нам сказать. И это не единственная подобная история с участием менеджеров «от красоты».

***

Сейчас в России можно выделить пять крупных модельных агентств. Они удовлетворяют потребности 80 процентов отечественного рекламного рынка, остальные 20 процентов делят полсотни мелких контор. И хлеб из рук монстров им вырывать достаточно тяжело. Годовой оборот одного крупного модельного агентства Парижа 10–15 миллионов долларов. Такова емкость всего московского модельного рынка. Питерский оценивается в пять миллионов долларов. А тысячи агентств, рассыпанных по другим регионам России, вместе прокручивают в год не более семи миллионов долларов.

***

Мы выбирали самые громкие истории, а сколько их было банальных, однотипных! У журналистов не принято употреблять затасканное выражение «красота спасет мир», но в процессе подготовки этого расследования я все больше и больше убеждалась, что это не так. Иногда после соприкосновения с «прекрасным» хочется просто помыться. Так произошло и со мной.

www.spletnik.ru

Почему поссорились Сергей Нетиевский и «Уральские пельмени». Изнанка шоу-бизнеса - Новости

История конфликта участников юмористического шоу «Уральские пельмени» с их бывшим директором Сергеем Нетиевским ранее была известна публике в основном со слов самого Нетиевского. Свою версию развития событий и причин конфликта рассказали Дмитрий Соколов, Дмитрий Брекоткин и новый гендиректор «Пельменей» Евгений Орлов. А мы попросили высказать свою точку зрения юриста, который представляет в суде интересы бывшего директора шоу. Управляющий партнер юридической фирмы «Юста Аура» Евгений Дедков в авторской колонке на портале 66.RU объясняет, что «Пельмени» могли бы предотвратить конфликт много лет назад, если бы вовремя соблюли все формальности.

Евгений Дедков, управляющий партнер юридической фирмы «Юста Аура» и адвокат Сергея Нетиевского. Фото: личная страница Евгения Дедкова в социальной сети Facebook

— Ситуация, которая произошла с «Уральскими пельменями», к сожалению, повторяется очень часто. Многие творческие коллективы наступают на одни и те же грабли, просто потому что все договоренности между участниками носят понятийный характер: каждый понимает свою роль по-своему, на бумаге договоренности не прописаны.

То, чем изначально занимались «Уральские пельмени», не было бизнесом, и поэтому характер организации и всех отношений между участниками был неформальным. Так же происходит, например, с музыкальными группами. Юридического статуса «музыкальная группа» не существует. Группа представляет собой творческий коллектив, объединение в рамках общей деятельности. Ребята просто собираются вместе и что-то делают. На начальном этапе неизвестно, останутся ли музыканты играть в гараже или начнут зарабатывать деньги, поэтому юридически отношения между ними не оформляются.

Важным с этой точки зрения является момент, когда в проекте появляются первые деньги, когда дело доходит до монетизации. Это переход коллектива от простого времяпрепровождения к коммерческой деятельности. И вот этот этап многие творческие группы упускают и совершают ошибки.

Момент появления в проекте денег — это принципиальный фактор, который вносит изменения и оказывает воздействие на организационные отношения. Потому что сразу возникает вопрос: кто является формальным лидером? На этом этапе представления участников образований, которые изначально носили неформальный характер, могут разойтись.

В качестве примера можно привести екатеринбургскую группу Do-up, которая на определенном этапе распалась. Была часть коллектива с Александром Богомоловым, который был основателем, музыкантом, создателем песен и т.д. И была вторая часть группы — Вадим Шакуров, который был пиар-менеджером и занимался финансовыми вопросами. Оба считали себя лидерами проекта, причем у каждого были основания для этого. У каждого была своя правда, а внятных договоренностей не было. Когда группа распалась, Шакуров переманил к себе вокалистку и использовал свои ресурсы контактного представителя группы, чтобы переключить на себя денежные потоки.

Каждый раз все происходит одинаково, творческим коллективам важно не упустить момент перехода к коммерческой деятельности и четко выстроить отношения между участниками проекта. С организационной точки зрения это означает, что отношения нужно оформить, создав совместное хозяйственное общество, чаще всего это общество с ограниченной ответственностью.

Возвращаясь к «Уральским пельменям», надо отметить, что этот момент они выполнили — создали ООО «Творческое Объединение «Уральские Пельмени», где, согласно формальному распределению ролей, каждый член команды получил равную долю. То есть как они привыкли неформально взаимодействовать, такую специфику отношений и отразили в уставе общества.

Но у «Пельменей» проблема в том, что организацию создали просто для формальности. Как субъект, обладающий расчетным счетом, куда могут поступать деньги от концертной или иной деятельности. Они совершили типичную ошибку: недооценили важность проработки положений учредительных документов.

Обычно люди в силу недостаточной юридической грамотности смотрят в интернете, сколько стоит регистрация ООО, видят небольшую стоимость и рассчитывают ровно на эту сумму. Общество регистрируют, людям выдают устав, но никто его толком не читает. Устав — это основной формализованный документ, который регулирует отношения бизнес партнеров, и поэтому требует самой тщательной проработки. В случае с «Уральскими пельменями» в него включили взаимоисключающие положения. Очевидно, что участники коллектива не заморачивались, чтобы прочесть документ и понять, что там написано. Поэтому они не проследили за тем, чтобы в уставе было прописано, как участники должны поступать в тех или иных ситуациях.

Всем творческим коллективам, которые планируют заниматься коммерческой деятельностью, можно дать практический совет: нужно уделить максимум времени, чтобы отразить фактические договоренности по ведению совместного бизнеса в учредительных документах. Дело в том, что действующее корпоративное законодательство очень гибкое, и большинство параметров отношений можно изменять. Это касается и распределения прибыли между участниками. Совсем не обязательно, чтобы прибыль распределяли между участниками согласно долям, прописанным в уставе. Ее можно распределять и по иным параметрам.

Также корпоративное законодательство предусматривает такой важный для регулирования отношений партнеров по бизнесу инструмент как корпоративный договор. Поскольку в уставе нельзя отразить динамику развития отношений участников общества в зависимости от наступления тех или иных обстоятельств, этот инструмент позволяет заранее договориться о том, как будут реализованы корпоративные права участников. Например, они могут договориться голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, предусмотреть обязанность продажи доли при наступлении определенных обстоятельств и т. д. В отличие от устава информация, содержащаяся в корпоративном договоре, нигде не раскрывается и является конфиденциальной. У «Уральских пельменей» такого договора не было.

Но в большинстве случаев корпоративного договора оказывается недостаточно, чтобы урегулировать отношения бизнес-партнеров. Во-первых, ведение совместного бизнеса часто не ограничивается использованием единственного ООО. Во-вторых, существуют вещи, которые не регулируются правом. Поэтому вместо устных договоренностей можно также рекомендовать заключать письменное партнерское соглашение, в котором можно смоделировать различные ситуации и определить, какие действия партнеров будут являться в этих ситуациях правильными и справедливыми. Например, определить цели бизнеса, принципы, на которых предприниматели будут вести совместную деятельность, распределить роли и зоны ответственности, определить принципы распределения прибыли, установить, что будет, если будет достигнута какая-либо цель.

В отличие от корпоративного договора, нарушение партнерского соглашения не повлечет за собой юридических последствий. Но это не означает, что последствий не будет совсем. Так, в определенных ситуациях суд может признать нарушение партнерских договоренностей злоупотреблением правом, и это будет основанием для взыскания причиненных убытков. А если такого соглашения нет, каждый из партнеров будет исходить из собственного представления о справедливости, и это создаст благоприятную почву для конфликтов. Именно так и произошло с «Уральскими пельменями».

На мой взгляд, именно отсутствие четких договоренностей явилось основной причиной их конфликта, ведь Сергей Нетиевский не совершил никаких неправомерных действий. Работая в должности директора совместного ООО «Творческое объединение «Уральские пельмени», он не нарушил прав своих коллег по команде. Однако остальные участники команды обвинили Сергея в недобросовестности. Если бы стороны конфликта заранее заключили партнерское соглашение, тогда можно было бы четко установить, были нарушены ли конкретные договоренности членов команды и имелась ли в действительности какая-либо почва для прозвучавших обвинений. Поскольку такого соглашения в данном случае не было, обвинения со стороны коллег по команде в адрес Сергея лично мне кажутся некорректными.

В общем, все инструменты, необходимые для урегулирования отношений партнеров по бизнесу, в том числе и творческих коллективов, давно придуманы. На Западе их активно применяют, но в России, к сожалению, им часто уделяют мало внимания.

Фото: архив 66.ru; личная страница Евгения Дедкова в социальной сети Facebook

66.ru

Изнанка шоу-бизнеса - Вокруг ТВ.

16:46, 30.11.2010

В прокат выходит комедия «Зайцев, жги! История шоумена».

Поделиться | Понравилось

2 декабря в прокат выходит российский фильм о правде и шоу-бизнесе«Зайцев, жги! История шоумена». Это последняя работа режиссера Антона Барщевского, который летом этого года умер от остановки сердца.

Идея снять кино об изнанке шоу-бизнеса пришла в голову Антону Барщевскому и исполнителю главной роли Валерию Закутскому, известному по ярким выступлениям в команде КВН «Эскадрон гусар летучих».  Идея не нова, но фильм рассказывает о человеке, который не может говорить неправду.

— Мы хотели снять фильм о простых, нормальных вещах, а правда – это как раз та простая, нормальная вещь, без которой все наше существование теряет всякий смысл, — рассказывает Валерий Закутский. – К сожалению, в последнее время правды в нашем мире становится все меньше и меньше…

Известный шоумен Алексей Зайцев (Валерий Закутский), устав от работы, соглашается опробовать на себе новый способ восстановления сил, разработанный другом-ученым (Марат Башаров). Но результат оказывается неожиданным: шоумен вдруг понимает, что больше не может врать, даже в мелочах. По ходу действия выясняется, что жить с правдой крайне сложно, и меньше всего к ней готовы в шоу-бизнесе.

— Я в шоу-бизнесе давно, — делится Закутский. – И, мне кажется, понял одно. Чем человек профессиональнее, чем талантливее – тем он правдивее. Те, кто начинает вокруг создавать вот эту иллюзию «дыма», для которого нет огня, делают это просто для того, чтобы приковать к себе внимание.

Поначалу фильм задумывался как драма, но одним из соавторов сценария стал актер Эдуард Радзюкевич, известный по комедийным ролям. Он наделил фильм тонким юмором, превратив его в добрую комедию.

Валерий Закутский сам является шоуменном и хотя много лет почти не появлялся на телеэкране, легко вжился в кинообраз. Возлюбленную Зайцева, от которой шоумена отдаляют постоянные гастроли и светские мероприятия, сыграла Марина Александрова. Закутскому вообще повезло с партнерами, потому что фильм собрал множество звездных имен: Михаил Ефремов, Александр Балуев, Марат Башаров, Марина Голуб, Александр Лазарев-мл., Лев Лещенко, Борис Моисеев, Ольга Орлова, Аркадий Укупник и др.

Для режиссера Антона Барщевского фильм стал одновременно первым и последним. До него он выступал в качестве продюсера многих громких проектов, в том числе исторического цикла «Пережившие Холокост». В качестве режиссера Барщевский известен только по работе в сериале «Тяжелый песок». «Зайцев, жги!» — это его первый полнометражный фильм, до премьеры которого он не дожил четыре месяца.

www.vokrug.tv