Социализация бизнеса в России: утопия или реальность. Социализация бизнеса


Блог ЕСМ-Консалтинг | Социальные решения для Вашего бизнеса: Социализация бизнеса – это больше чем социальные технологии

Просматривая материалы по социальным решениям и тенденциям в области взаимодействия сотрудников, партнеров и клиентов, невольно ловишь себя на мысли, что ритм жизни настолько ускорился, что людям для того, чтобы не потерять опору под ногами, необходимо манипулировать куда более значимыми терминами, нежели «решение», «инновация» или даже «революция». Подходят, например, «ЭРА» или «ЭПОХА», не меньше. И, если десяток-другой лет назад, данными эпитетами оперировали лишь археологи, да продвинутые режиссеры уровня Спилберга, то сейчас к ним присоединились и сторонники использования социального подхода во всех областях человеческой практики. Но, если оставить высокопарные слова и спокойно посмотреть на те тектонические сдвиги, начало которым положила «социализация» общения в самом широком смысле - общение между людьми, между государством и обществом, а так же, между бизнесом и клиентами, и между работниками и работодателями - и та лавинообразная скорость, с которой она набирает популярность и сторонников во всех странах (вспомнить хотя бы очередной рубеж, преодоленный Facebook) - то приходится согласиться, что те отношения, которые создавались и постепенно развивались на протяжении последних десятков лет перевернулись на 180 градусов. Теперь получается, что вещи, которые мы противопоставляли друг другу – капитализм «с человеческим лицом» и достижение результатов, сотрудничество и целеустремленность, социальная ответственность и получение прибыли – в общем-то, не являются антиподами. И, как бы, никогда ими и не были. Непривычно? Отчасти. Здесь только нужно понять и использовать несколько другой подход и иные бизнес-модели, где получение прибыли не означает размывание целей и разобщенность участников, когда каждый «сам за себя». Залогом успеха как раз является гармоничный баланс  между постановкой целей, выработкой стратегии социального взаимодействия и воплощением открытого общения у частников сообщества (бизнес, сотрудники, клиенты, партнеры) в рамках достижения поставленных рубежей. Данная комбинация ингредиентов позволит получить впечатляющие результаты для компаний, работающих в самых разных отраслях. Ниже приводятся некоторые факторы, которые способствуют успешному использованию социальных технологий в бизнесе.

Связи создают ценностьКанули в лету те времена, когда большие корпорации сами производили все комплектующие для своей продукции (памятником этой эпохи осталось, разве что, наследие ЗИЛа). Законы рынка требовали повышения эффективности и снижения затрат, что привело к тому, что сейчас практически любой бренд работает в тесной кооперации с десятком других поставщиков комплектующих и сервисов, предоставляя на рынок конкурентные товары и услуги. Но это неплохо работало в индустриальную эпоху.  Сейчас же, когда «вирус» социализации проник во все сферы общения людей, ведущие позиции занимают те компании, которые понимают,  что успех кроется в синергии связей между людьми и их идеями, подкрепленным общностью интересов и ясностью целей. Когда все работают как одна команда на достижение поставленного результата.

Коллективизм – это силаРаньше «размер имел значение» и мощь всегда чувствовалась за большими корпорациями. Не то, чтобы сегодня этот фактор совсем сошел на нет, но сейчас все-таки доминирующим источником потенциала компаний являются люди, связанные в сообщества. Здесь важным фактором является то, КАК люди общаются друг с другом, насколько они готовы к открытости в обмене знаниями и искренности за успех другого. Когда коллективный разум и новаторство каждого приводят к тому, что идеи отдельных его участников становятся достоянием всех. Где мерилом успеха являются не столько персональные достижения, сколько успех всего сообщества, гармонично увязывающего смысл значения «личное» через призму интересов «сообщества».

Совместная работа без потери фокуса Много копий сломано вокруг оптимальных моделей управления предприятием: от жестко выстроенной «вертикали власти» до «плоской», где каждый может общаться с каждым. Существуют различные обстоятельства, которые накладывают ограничения, как на выбор модели управления, так и на характер общения сотрудников. Но с очевидностью можно сказать одно – чем четче каждый в компании понимает ее задачи и свою роль  в достижении этих целей, чем меньше преград находится между сотрудниками, чем свободнее, а, следовательно, быстрее, они смогут  общаться друг с другом, обсуждая, советуя и предлагая, тем гибче является сама компания, тем быстрее она реагирует на внешние обстоятельства, что является надежным фундаментом развития компании сейчас и в будущем.Коллективный разум всегда оказывался хорошим подспорьем в принятии решений, когда многие ощущают ответственность за сделанный выбор.

Радуемся успеху коллег как своему собственномуНепременным условием успешного взаимодействия, поддержки и инициативы является фактор искренности в успехах коллег, признании их достижений. Без «черной» зависти, когда никто не занимает чужого места и не подсиживает соседа, с нетерпением ожидая его ошибки или оплошности.Когда каждый отдельный человек не является «маленьким винтиком в большом механизме», а напротив, благодаря своим знаниям, опыту и навыкам способствует обогащению коллективных знаний, быстрому решению проблем, приближению к поставленной цели. Все это видят и все это ценят, благодарят за помощь, за совет, за отклик. Особенно это важно при адаптации новых сотрудников, когда новый коллектив вызывает у них определенную настороженность – как примут, к кому можно обратиться с вопросом, не глупо ли я выгляжу?Что может окрылить человека более чем признание и благодарность коллег, уважение и одобрение руководства, когда он видит результат своих трудов, бессонных ночей и мук творчества?Тогда люди будут помогать друг другу, осуществлять наставничество, делиться личным опытом и лучшими практиками, не обращая внимания на время и не зацикливаясь на материальном стимулировании. Если работа и общение с коллегами доставляет удовольствие, она не в тягость.

Дорогу талантам Две головы – это всегда лучше, чем одна. А если их в вашей компании не один десяток?  Ведь каждый человек – это индивидуальность. Со своими идеями, своим видением мира, а так же устройства своего отдела, компании, запросов клиентов. Сложно представить, что по простой директиве сверху как грибы в дождливую погоду начнут появляться идеи и инновации в компании или отдельном ее департаменте. Пусть люди не бояться высказать свое мнение, поскольку все отнесутся к этому предложению уважительно, никто не будет над ним смеяться. Собирайте и анализируйте предложения и идеи, которые помогут решить не только новые проблемы, но и по иному взглянуть на разрешение старых вопросов. Приветствуйте и поддерживайте новые идеи своих сотрудников, клиентов, партнеров, используйте их для улучшения качества продукции, обслуживания ваших клиентов, усиления конкурентного преимущества компании на рынке.

Клиенты становятся сподвижникамиВсе большее количество компаний стремятся выстроить со своими клиентами отношения, больше похожие на партнерские, вовлекая их в обмен идеями и инновациями, подготовку новых продуктов вместо того, чтобы рассматривать их как «денежный мешок» и конечный пункт в «цепочке получения прибыли». Покупатели, которые традиционно рассматривались как разменная монета в процессе монетизации произведенного товара, в настоящее время выступают  как источник получения дополнительной прибыли и конкурентных преимуществ. В итоге, получается симбиоз, когда выгоду извлекают все участники процесса. Производитель стремится вывести на рынок инновационные продукты, которые сохранят ему приверженность потребителей и обеспечат конкурентный отрыв вместе с долей на рынке. Получить устойчивую систему невозможно без контура обратной связи, в качестве которой, как раз, и выступает потребитель, реализуя свое исконное (и вполне справедливое) желание быть услышанным и значимым со стороны поставщика продукта или услуги.

Ошибки создают доверительные отношенияГотовность к сотрудничеству и взаимодействие в «социальную эпоху» выстраивают особые магические отношения между людьми, в которых, как и в реальной жизни, присутствуют романтика и борьба, обязательства и взаимовыручка. Здесь неприменимы привычные законы доминирования и управления одних другими. Здесь каждый имеет право голоса и принимает участие в достижении общей цели и, следовательно, как успех, так и неудача, честно делятся на всех. И эти отношения только укрепляются в процессе совместного поиска новых путей при решении привычных вопросов, пусть даже порой не совсем удачных.  Ведь проблема не в самой ошибке (не совершает ошибок только тот, кто ничего не делает), а в способности открыто ее признать, проанализировать, сделать выводы и двинуться дальше. Пожалуй, в этом состоит залог устойчивого поступательного развития компании.

Простота и адаптивность Залог успеха внедрения любой технологии или продукта в компании – это простота его использования, адаптивность к существующим навыкам сотрудников, при выполнении ими своей каждодневной работы.  Если принять во внимание постоянно растущее число участников популярных сетевых ресурсов, таких как Facebook, Twitter или LinkedIn, то здесь в плане простоты и понятности все обстоит не так уж и плохо. С другой стороны,  ведь никто не будет внедрять что-то новое, если это решение не позволяет упростить выполнение сотрудниками их задач, повысить эффективность взаимодействия с коллегами и качество принимаемых решений. Это тот случай, когда каждый (и руководство и сотрудники) должен не только понимать, но и видеть выгоду от применения решения. Но ведь существует еще и адаптивность на уровне компании. Как отмечалось выше, отраслевая специфика была и будет всегда – люди добывают нефть, продают газ и автомобили, оказывают услуги сотовой связи. Мало того, внешние обстоятельства ставят перед компаниями задачи, которые вынуждают их изменяться, находя те приемы, которые позволяют им комфортно чувствовать себя на рынке. При внешней разнице в специфике ведения бизнеса, основой получения результата все-таки являются люди, и готовность компании по привлечению их потенциала в конкурентной борьбе, поиске новых форм и содержания в ведении бизнеса, выстраивании доверительных отношений, как раз и создает условия для постоянных инноваций, которые наилучшим образом обеспечат и адаптивность компании к внешним вызовам.

Движение к открытостиДолгие годы компании при работе на рынках тщательно защищали коммерческую тайну (интеллектуальную собственность), которая обеспечивала им преимущество перед конкурентами и приносила доход. По крайней мере, раньше. Но с развитием технического прогресса, ускорением в развитии практически всех отраслей промышленности, стало появляться множество новых возможностей (да и запросы покупателей не стоят на месте) для производства инновационных продуктов и услуг и, следовательно, расширения присутствия компаний на рынке. Современные реалии требуют от компаний, скорее, новых идей, которые будут отвечать меняющимся потребностям рынка (читай «клиентов»), а так же новым переосмыслением и обогащением имеющегося «багажа», составляющим «сокровенное знание» предприятий. И  грамотный подход к обмену знаниями в компаниях с точки зрения развития и совершенствования их «ноу-хау», выступает как катализатор, как процессы обогащения кислородом и купажирование в виноделии, что в конечном итоге приводит к появлению новых знаний, продуктов и услуг, страстно ожидаемых вашими клиентами и рынком.

Социализация как новая культураСмыслом работы людей в сообществе является далеко не компания как таковая, или отдельный ее продукт. Ведь далеко не все в этой жизни измеряется «звонкой монетой».Главным здесь выступает общность ценностей и целей. Когда каждый участник сообщества не только имеет «право голоса», но и шанс быть услышанным, оцененным коллегами и руководством, готов поделиться опытом и дать ценный совет, приободрить и поддержать коллегу вне зависимости от его местоположения.Когда все участники сообщества знают о целях, которые стоят перед компанией (без регистрации в какой-либо закрытой системе или получения дополнительных «прав доступа» к секретному разделу), открыто предлагают пути по эффективным путям достижения этих целей, и вносят свою посильную лепту для достижения новых рубежей.«Творческая инициатива масс» действительно может творить чудеса, примеры чего мы в избытке можем наблюдать вокруг себя. Почему бы не использовать ее и во благо бизнеса?Кроме того, новая культура позволит бизнесу не только объединить всех одними целями, но и дополнительно вовлечь людей в создание «нового качества» компании без дополнительных финансовых издержек, что послужит тем якорем, делающих участников сообщества «евангелистами» вашей компании. Чего скрывать, при выборе жизненных ориентиров сотрудники зачастую оперируют лишь «компенсационной» составляющей. Это означает только одно – всегда найдется тот, кто сможет переманить у вас ценного сотрудника. Это лишь вопрос времени и места. А что вы сможете предложить ему в качестве достойной альтернативы?

Вместо заключенияКонечно, каждая отрасль имеет свои особенности, на которые накладываются цели компании и устоявшиеся практики управления бизнесом. Но оглянитесь -  вокруг нас уже не осталось ничего устоявшегося на все времена, отлитого, так сказать, «в бронзе». Все меняется под воздействием обстоятельств, которые природа и люди постоянно создают друг для друга. Остановимся ли мы на достигнутом? Вряд ли. Постоянные количественные изменения и улучшения, непременно приведут нас к следующему качественному скачку. Что же делать? Ждать нового пришествия или начинать действовать сейчас, адаптируя себя, своих сотрудников, бизнес к тому, как живет весь мир за стенами Вашей компании.Имеются лучшие практики по использованию социальных технологий и решений в управлении бизнесом. Выявляйте узкие места компании, требующие улучшения как для взаимодействия внутри компании, так и во вне при выстраивании отношений с клиентами и партнёрами, ставьте цели, определяйте критерии достижения успеха, учитесь слушать и слышать, общаться и уважать мнение других. «Один в поле не воин» - это как раз про сегодняшний день. Используйте социальный рычаг для стимулирования и вовлечения сотрудников в инновационный процесс и усиление своего конкурентного преимущества на рынке.

Слушайте, учитесь, анализируйте, улучшайтесь.Начинайте действовать, трансформируйте управление бизнесом!

P.S. Вместе с тем, не стоит все идеализировать...Социальные технологии – это всего лишь инструмент, требующий умных рук, постоянного и заботливого отношения, а так же перспективного мышления.Стоит помнить, что социальные решения, которые вы будете создавать с помощью выбранных инструментов – это не только и, быть может, не столько сами технологии, сколько люди, которые означенными технологиями пользуются, и процессы, которые мотивируют и вовлекают сотрудников по иному относиться не только к своей работе, но и к коллегам и даже компании. Социальные решения - как дети, требующие постоянного вашего участия и неустанного внимания. Их нельзя выключить, как телевизор. Они взрослеют и развиваются вместе с вами, где вы, ваш бизнес, сотрудники и клиенты становятся чем-то похожим на семью с общими целями, проблемами, успехам и достижениями. Когда вы вместе радуетесь первому слову, робким самостоятельным шагам, первой пятерке, внутренней гордости по окончании школы... И в итоге вы получите ровно столько, сколько вкладывали в них сил, знаний и души. И, если наши дети - это посильный вклад в копилку человечества, то создаваемые вами социальные «экосистемы» - это шаг на пути к эволюции вашей компании, где размываются границы «внешнего» и «внутреннего», «личного» и «общественного», когда бизнес становится частью жизни всех участников сообщества.

blog.ecm-consulting.ru

Социализация бизнеса в России: утопия или реальность / Проблемное поле / Главная

От редакции. «Социальный бизнес» - это понятие, которое только входит в российский общественный язык. За ним стоит новое явление, о котором говорил Игорь Задорин - социолог, руководитель Исследовательской группы «ЦИРКОН» - на Международной неформальной конференции по социальной и гражданской активности «Social Camp – 2011», проходившей в Твери летом этого года. Мы поговорили с Игорем Задориным на эту тему.

* * *

Русский журнал: Что это за явление, и почему оно новое? Это нечто другое, чем «социальное предпринимательство», «социально-ответственный бизнес»?...

Игорь Задорин: К сожалению, здесь налицо часто возникающая проблема адекватного перевода. За рубежом существует и получает распространение термин «social business». Его, например, использует один из идеологов нового бизнеса Джеффри Дачис, работы которого мы учитывали при подготовке выступления на Social Camp. Но очевидно, что простая калька этого иностранного термина в варианте «социальный бизнес» в России мало приемлема. Слово «социальный» в русском языке перегружено самыми разными ассоциациями и смыслами. В том случае, который мы имеем в виду, правильнее говорить о социализированном бизнесе, то есть бизнесе, устроенном «как общество» (business as society), функционирующем по модели сообщества (socially calibrated organizations). Когда говорят о социально ответственном бизнесе, как правило, имеют в виду отношения какого-либо предприятия с обществом как с внешней для предприятия средой. А в случае social business мы говорим о социализированной внутренней среде предприятия, развивающейся как сообщество.

РЖ: А разве большинство сегодняшних предприятий, бизнес-организаций устроено по-другому? Разве правила внутрикорпоративных отношений не являются правилами человеческого общества, зафиксированными в законах, нормах, традициях…

И.З.: Уже не совсем так. Можно сказать, что корпоративное устройство большинства современных предприятий отражает человеческое общество вековой давности с жесткой иерархией (структурой подчинения), долгосрочным закреплением социального статуса (должности), поддерживаемой и поощряемой внутренней конкуренцией за ресурсы, закрытостью внутреннего мира от внешнего (корпоративные границы, безопасность и секретность). В то же время передовые общества современности (именно общества, не государства) строятся по-другому: на принципах демократии, вертикальной социальной мобильности, сетевого горизонтального сотрудничества, открытости и прозрачности. И бизнес не может не реагировать на изменения в обществе, он будет вынужден меняться, принимать формат сообщества с менее жесткой иерархией, существенно более развитыми горизонтальными связями. Будет вынужден учитывать большую свободу и мобильность людей. То есть будет становиться «социальным бизнесом», устроенным как современное открытое и свободное общество.

РЖ: А это не очередная интеллектуальная утопия? Есть ли объективные предпосылки и стимулы для трансформации традиционных, десятилетиями (если не дольше) существующих, моделей организации бизнеса?

И.З.: Таких предпосылок очень много. Расскажу о некоторых из тенденций, которые становятся доминирующими сейчас как в технологической сфере, так и в социальной.

Первая тенденция связана с изменениями в технологиях производства. Современные, прежде всего информационные, технологии развиваются таким образом, что мощные средства производства (персональные суперкомпьютеры и средства коммуникации вкупе с возможностями cloud computing) становятся доступными не только корпорациям, но и отдельным индивидам. Информация распространяется по всему миру все быстрее и все более открыто. Меняются сами понятия конфиденциальности и авторского права на информацию, новые сведения и данные почти мгновенно становятся общественным достоянием. Бездонные информационные базы открывают доступ к дефицитным прежде ресурсам отдельным пользователям в любое время. Возрастающая открытость способствует все большей доступности производственных и технологических решений компаний как для внешних потребителей (покупателей), так и для работников самих компаний. Все это делает отдельного квалифицированного индивида сопоставимым по производительной силе с некоторыми бизнес-компаниями.

К тому же люди могут передвигаться по разным городам и странам, и это уже не препятствует осуществлению рабочего процесса, поскольку точки доступа к технологиям и информационным ресурсам (данным) не привязаны к конкретным рабочим местам. Получается, что для производства продукта человек совершенно не обязательно должен приходить на свое рабочее место в корпорацию. Конечно, иногда ему требуется помощь коллег, и тогда возникают сетевые временные коллективы, организованные по принципу социальной сети. В любом случае, само производство может выполняться вне рамок компании. Таким образом, теряется преимущественное право (монополия) традиционных компаний на средства производства.

Вторая тенденция означает конец власти компаний над сотрудником (преимущественное право на трудовой ресурс). Люди становятся все более свободными, они меньше привязаны к конкретной корпорации и могут выбирать, чем именно и с кем они хотят заниматься. На рынке появляется все больше фрилансеров, которые объединяются для выполнения отдельных проектов. При этом они могут одновременно участвовать в нескольких проектах для разных компаний, это перестает быть из ряда вон выходящим явлением. Сейчас фрилансерам поручаются даже весьма конфиденциальные работы крупных корпораций, о чем раньше и речи быть не могло. Отмечу, что существенно повысилась горизонтальная мобильность специалистов между предприятиями. Люди активно переобучаются и с большей легкостью меняют профессиональные позиции, участвуя в проектах в разных отраслях и сферах. Все это приводит к тому, что компании имеют все меньше возможностей жестко привязывать к себе сотрудников.

Наконец, третья тенденция касается изменений в общественном поведении. Во-первых, люди все чаще остаются, выражаясь техническим языком, «всегда-на-связи» - то есть они постоянно доступны в любой момент времени, в любой точке пространства. Мир становится все более прозрачным, это относится и к личной жизни. Мы все пользуемся мобильными телефонами и другими средствами коммуникации, а поэтому всегда можно выяснить, где именно, а порой и с кем, находится конкретный человек. Во-вторых, изменяется баланс «работа/личная жизнь». Переход к производству, базирующемуся на информации, делает понятие «рабочего времени» более сложным – «люди не «отключают мозг», когда выходят за пределы офиса, и не остаются на 100% сконцентрированными на задаче в течение всего дня». Раньше между рабочим (общественным) и личным (приватным) пространствами существовала принципиальная граница: с девяти до восемнадцати это был один мир с определенными социальными ролями, отношениями, а за пределом этих рамок – уже совершенно другой, с иным кругом ролей и отношений. Сейчас получается, что человек не выключается из работы, даже находясь в кафе или дома. Но и будучи в рабочем пространстве он точно также свободно отвлекается на личные вопросы практически без потери производственной «мощности». Я, например, зачастую веду одновременно три разговора в Skype: два по работе, третий – личный. Труд и досуг совмещаются, личное общение может конвертироваться в деловые достижения и проекты и обратно. Человек не делит жестко время между работой и отдыхом, он просто живет и назначает себе «рабочий статус» по собственному усмотрению в зависимости от состояния и настроения.

РЖ: Тенденции действительно фундаментальны, хотя отмечу, что всё, что Вы назвали, относится к отношениям между предпринимателем и сотрудниками. А собственно бизнес, по моему глубокому убеждению, возникает прежде всего на отношениях предприятия с потребителями, клиентами, покупателями…

И.З.: Все правильно. Но и в этих отношениях появляются очень интересные новации. Во-первых, краудсорсинг, т.е. использование ресурсов «толпы» - передача определённых производственных функций неопределённому кругу лиц. Во-вторых, brand-вовлеченность. Программы потребительской лояльности и вовлеченности постепенно приводят к тому, что «общество» все более включается в производственные процессы, не связывая себя с производством и работой. Потребители «присоединяются к брендам» через каналы социальных медиа и начинают участвовать в бизнесе «своих любимых брендов». Компании реально включают потребителей в контуры управления и принятия решений через формальные клубы (общества) потребителей и неформальные социальные сети, в которых стираются границы между сотрудниками корпораций, членами их семей и вроде бы совсем далекими «клиентами» (потребителями).

Вообще раньше такое было немыслимо, потребителю просто навязывали продукцию, не очень интересуясь его мнением о свойствах этой продукции. Сегодня через обратную связь, сайты компаний в сети Интернет, социальные сети, клубы потребителей потребитель может оказывать влияние на производственный процесс, напрямую влиять на характеристики продукта или бренда. Потребитель перестает быть сторонним наблюдателем, он включается в процессы производства и управления. Это тоже важная часть социализированного бизнеса.

Указанные тенденции, на мой взгляд, однозначно ведут к ситуации, характеризующейся тремя важными свойствами. Бизнес все меньше контролирует технологические мощности, напротив, индивидуумы могут предоставить эти мощности бизнесу. Бизнес все меньше контролирует работников, напротив, работники все чаще могут создавать временные «облачные» бизнесы. Бизнес все меньше контролирует потребителей, напротив, потребители все чаще участвуют в производстве и управляют бизнесом.

РЖ: И какой же, на Ваш взгляд, может и должна быть реакция бизнеса на такие тенденции и на такие перспективы?

И.З.: Бизнесу надо становиться более социальным! От барьеров и ограничений переходить к открытости и доступности. От вертикальной иерархии – к горизонтальным сетям. От «организации» – к «сообществу».

Должны появиться новые модели бизнеса, в которых учитываются и существующие тенденции доступности технологий, и новые права сотрудников, и снижение корпоративности (усиление «общественного характера») производственного процесса. Создание социализированной конфигурации бизнеса при более активном задействовании горизонтальных связей, с учетом изменившейся реальности жизни человека, и должно стать естественной реакцией бизнеса на происходящие в обществе процессы. Перемещение бизнеса в социальное пространство – такой я вижу перспективу развития деловой среды. Бизнес становится более похожим на общество: люди живут, взаимодействуют, сотрудничают без жесткой привязки и зависимости от корпорации, но при этом выполняют рабочие функции для этой «облачной» корпорации.

РЖ: Вы говорите о социализации бизнеса и рассуждаете о возрастающем значении горизонтальных связей внутри предприятия. Но как же отношения «руководитель-подчиненный»? Захотят ли современные менеджеры изменить свои рабочие статусы и форматы взаимодействия с сотрудниками?

И.З.: В модели социализированного бизнеса характер внутрикорпоративных отношений, конечно, радикально меняется: вместо руководства, основанного на статусе, большее значение обретает лидерство, основанное на авторитете и доверии, вместо подчинения и конкуренции – партнерство и сотрудничество (collaboration).

Именно этот непривычный аспект новой деловой реальности может потребовать серьезной перестройки, практически революции, в менеджменте, изменения психологии управления, и отношения к новой рабочей конфигурации, поскольку исчезает жесткая организационная иерархия. Не секрет, что в привычной бизнес-среде формальные лидеры (менеджеры, начальники) зачастую находятся в противоречии и конкуренции с неформальными «авторитетами» коллектива и амбициозными подчиненными. Сегодняшний руководитель заинтересован в концентрации в своих руках всех ключевых ресурсов, в т.ч. информационных – этим в существующей системе утверждается и поддерживается его доминирующее положение.

В новой реальности все должно выглядеть иначе. Управляющим лидером становится человек, который вызывает уважение своими действиями, идеями, уровнем компетентности, реальным вкладом в рабочий процесс. Все ресурсы являются предметом постоянного обмена и кооперации, сотрудники (и руководители!) делятся идеями и наработками для достижения общего результата. И, конечно, эти черты «социального бизнеса» могут вызвать самые серьезное сопротивление в сложившихся корпорациях: руководители, которые не чувствуют себя лидерами, не заинтересованы в развитии новой философии бизнеса, они привыкли управлять и конкурировать за счет статуса и административного ресурса.

А что говорить о вовлечении в производственный процесс клиентов и потребителей? Ломка психологических стереотипов сегодняшнего управленца, основанных на канонах бизнес-безопасности и секретности, будет очень тяжела, но, на мой взгляд, неизбежна.

Новая философия бизнеса основана на лидерстве и партнерстве, а не на исполнении и контроле. Следовательно, ключевым капиталом в таком бизнесе становится доверие. В социализированном бизнесе внутри предприятия и за его пределами все больше работают не только денежные потоки, но и инвестиции социального капитала.

РЖ: Что-то не верится, что у процессов социализации бизнеса нет никаких ограничений. Что или кто может воспрепятствовать реализации философии социализированного бизнеса?

И.З.: Ну, конечно, есть и ограничения, есть и противники. Первое естественное ограничения распространения концепции social business связано с характером производства. Понятно, что многие факторы-стимулы, о которых мы говорили, работают пока только в сфере информационного и высокотехнологичного бизнеса, сфере услуг и аналогичных отраслях с высокой значимостью социального и культурного капитала (доверия, инициативы, креативности, ответственности), и, напротив, традиционные производства, основанные на рутинизации, жесткой «процедурированности», и с высоким значением материальных активов (сырье, строения, гигантские «производственные мощности»), наверное, еще долго будут требовать административно-командного управления, «режимности» и закрытости. Хотя за рубежом уже есть примеры внедрения некоторых элементов социализированного бизнеса даже на крупных производственных комплексах (в химической и электронной промышленности).

Новой социальной организации бизнеса требуются новые (социальные) технологии, новые тиражируемые организационные модели, новые культурные образцы для подражания – признанные и успешные лидеры social business. Всего этого пока нет или почти нет. Крайне мало распространены пока новые поддерживающие социальный бизнес технологические платформы. Но тот факт, что ряд авторитетных компаний компьютерной индустрии всерьез занялись разработкой программного обеспечения для поддержки социальных сетей в бизнесе, свидетельствует о перспективности этого тренда. На Social Camp наша презентация как раз существенно опиралась на соответствующий проект компании IBM (комплекс «IBM Connections», внедренный в Новгородском государственном университете).

Но, пожалуй, главное ограничение для социализированного бизнеса – это все-таки психологические и квалификационные барьеры современных менеджеров и принципы, заложенные в существующей культуре менеджмента и предпринимательства, которая усердно прививалась в последние десятилетия. Фактически под новую философию надо переписать тысячи учебников менеджмента, серьезно обновить систему бизнес-образования и т.п. Понятно, что у такой революции будет немало противников.

Возможно, одним из них может стать колоссальное по масштабу и влиятельности юридическое лобби. В современной системе бизнеса и менеджмента юридическое сопровождение играет огромную роль (договора, контракты, протоколы, лицензии, сертификаты и т.п.). При этом в своей работе юристы часто просто эксплуатируют такой человеческий порок как недоверие. В новой философии бизнеса, основанной на сотрудничестве и неформальных доверительных отношениях предприниматель-менеджер-сотрудник-потребитель, убираются множество транзакционных издержек, но и серьезно уменьшается юридическая делянка.

Но что это мы все про противников? Ведь есть и очевидные союзники и передовики процесса.

РЖ: Да что Вы?! Кто же это?

И.З.: Как ни странно, некоммерческие организации. Мы же неслучайно представляли новую философию бизнеса на форуме НКО, которые вроде бы по своему определению чужды всякому бизнесу. Дело в том, что распространение философии социализированного, «облачного», неформального и т.п. бизнеса – это тот самый редкий случай, когда НКО существенно опережают бизнес в приобщении к новому, «модному» и передовому. Сама природа деятельности НКО способствовала тому, что многие элементы social business (сетевая структура организаций и управления, лидерство, отношения, построенные на доверии, свободный режим работы, тонкая прозрачная и порой просто отсутствующая граница между организацией и потребителем услуг и т.п.) являются для НКО естественными и привычными.

Раньше многие нормы поведения и стиль менеджмента, принятые в бизнесе, транслировались в некоммерческий сектор, и это считалось правильным. А теперь наоборот, бизнес заинтересован в усвоении практик и технологий, уже освоенных общественным сектором – практик и технологий, основанных на социальной коммуникации и социальных сетях. Поэтому социализация бизнеса в России может начаться с конвергенции некоторых социально-ориентированных НКО и некоторых бизнес-компаний на базе трансфера социальных практик некоммерческих объединений.

Беседовала Наталья Лайдинен

www.russ.ru

Социализация бизнеса и системы мониторинга социальных сетей || SemanticForce

Конец бизнеса, каким мы его знаем

Социализация бизнеса – это естественный процесс, когда на первый план выходят отношения с людьми: клиентами, бизнес-партнерами, обществом. При современном развитии digital каналов, общение с потребителями стало неотъемлемой частью рабочего процесса почти каждой компании.

В условиях высокой конкуренции становится важным такой фактор, как лояльность, которая рождается при качественной слаженной работе с аудиторией и существующими клиентами.

В то же время, представителям поколения 2.0 уже не могут оставаться просто наблюдателями, они становятся полноценными участниками создания бренда и влияют на его развитие. И, разумеется, они желают быть услышанными. Закономерная реакция компаний на подобное поведение – создание комплексной платформы для сбора всех отзывов клиентов, своевременной реакция на них и общения с клиентом и между клиентами. На Западе популярность и призвание получают системы Social Community Relation Management – или системы Social CRM.

Social CRM - это операционная модель на основе технологий и бизнес-процессов, которая разработана с целью вовлечения клиентов во взаимовыгодный двусторонний разговор.

Консалтинговая компания Accenture определяет Social CRM как операционную модель на основе технологий и бизнес-процессов, которая разработана с целью вовлечения клиентов во взаимовыгодный двусторонний разговор.

Социализируйся или умирай

Если вы уже сейчас следите за своими клиентами и заботитесь о своевременной помощи, то замечаете, что определенные люди говорят о вас чаще, кто-то даже советует друзьям или обсуждают похожие темы на своих площадках. Причем полем для разговоров является весь простор виртуальной сети, начиная с самых популярных социальных сетей и блогов и заканчивая нишевыми ресурсами, комментариями к статьям, и описаниям продуктов в онлайн-маретах (и если вы думаете, что о вас там не говорят, значит просто плохо ищете). Не секрет, что уже сейчас многие узнают новости в Рунете, глядя на картинки на "Демотиваторе".

А также наверняка пользователи оставляют много схожих вопросов. И даже если сейчас база клиентов, которые говорят о вас в сети, невелика, она в любом случае будет только увеличиваться – вы будете развивать бизнес используя онлайн каналы коммуникацции и продвижения, а в сеть будет выходить все больше людей. Поэтому необходимо оптимизировать бизнес-процессы, связанные с работой с клиентами. И Social CRM на данный момент являются самым универсальным способом решения этого вопроса.

Подобное решение воздействует сразу на несколько факторов маркетинга. Social CRM система (в случае правильного внедрения) позволит существенно снизить затраты на службу поддержки, так как теперь все ответы a) будут собираться централизовано, б) на популярные вопросы можно будет получать ответы мгновенно в автоматическом режиме.

Во-вторых, такой подход увеличит лояльность к бренду, так как выслушать клиента, комплексно подойти к его проблеме и решить ее – главный путь к сердцу потребителя. Кроме того, каждый человек сможет поделиться опытом и дать совет другому, а значит его знания будут также цениться.

Наконец, Social CRM повлияет на  важнейший показателя – приведет к росту продаж. Вы сможете работать с клиентами эффективнее, постоянно поддерживать связь и учиться у них.

От хорошего к удобному

Однако невозможно собрать всех клиентов в одной платформе и заставить задавать вопросы только на одной площадке. Поэтому Social CRM будет работать неполно без дополнительного элемента – мониторинговой системы, которая бы находила и пополняла базу пользовательских запросов, предложений, комментариев и т.п.

В рамках платформы SemanticForce мы реализовали базовую технологическую интеграцию с Social CRM системой Copiny. Несколько наших клиентов уже тестируют данное интегрированное решение, среди которых компании в сфере телекома, медицины, фототехники и даже одно министерство.

Любые упоминания о компании, которые соответствуют CRM-запросам (то есть если это реальные отзывы пользователей – например, в их число не попадет новость из онлайн-сми и подобные упоминания), будут добавлены в онлайн-сообщество на модерацию.

Еще одна ценность Social CRM – это составление единой базы всех пользовательских профилей, которые говорят о вас и ваших продуктах и сервисах. Мы активно развиваваем интеграцию в этом направлении. Клиенты SemanticForce смогут видеть все детали о действиях персоны в Social CRM (например, историю лояльности пользователя, рейтинг и др. информацию), а также, в свою очередь, в системе Copiny будет доступна как можно больше информации о пользователях, собранной в SemanticForce.

Если вы хотите узнать больше об интеграции или увидеть ее в действии, свяжитесь с нами через службу поддержки. Мы проведем демонстрацию и проконсультируем в плане выбора оптимального  развития Вашей компании в направлении Social CRM.

Ждите нас с докладом о Social CRM на Social Media Conference Russia 29 ноября - будет интересно!

www.semanticforce.net

Маркетинговый подход к социализации бизнеса

Ключевая роль бизнеса в жизни общества определяется рядом функций, в том числе социальной, направленной на комплексное устойчивое экономическое, социальное и экологическое развитие. Социальная ответственность бизнеса является показателем общественного развития страны, а ее формирование и реализация относятся к числу наиболее сложных социально-экономических процессов.

Прибыль бизнеса или качество жизни потребителей?

 

Социализация бизнеса, понимаемая как комплекс цивилизационных, гуманитарных, социокультурных, социально-экономических, психологических и других общественных решений в России еще только формируется. В основном завершился период, когда наиболее активно разрабатывались политические, экономические, социальные и психологические аспекты социализации бизнеса.

Политико-экономическая социализация акцентирует внимание на макроэкономических и макросоциальных явлениях, процессах, механизмах.

Психологическая социализации бизнеса состоит в том, что менеджеры преодолевает собственный эгоцентризм, понимает интересы, мотивы и механизмы поведения внешних и внутренних субъектов, согласовывают с ними свои интересы, т.е. наращивают свои социальные способности.

В настоящее время в центре социализации оказывается категория координации деятельности бизнеса в системе формирования качества жизни населения. В научной литературе преобладает мнение, связывающее маркетинговый подход к социализации бизнеса с перенесением акцентов управления бизнес-системами с получения тактической прибыли на стратегическую значимость удовлетворения потребностей. В связи с этим в рамках теории индивидуального выбора (в соответствии с которой суверенитет потребителя является глобальной гарантией его благополучия), концепция управления маркетингом оперирует не только воспроизводством бизнес-процессов, но и их внешних эффектов (в основном социальных и экологических).

Однако следует отметить, что взаимосвязь суверенитета потребителей и качества их жизни не является однозначной.

Во-первых, суверенитет потребителя обратно пропорционален усилиям маркетинга: современные маркетинговые стратегии обеспечения лояльности потребителей выходят за рамки формирования предпочтений относительно определенных продуктов и марок и направлены на формирование типа потребления, то есть коммерческое «позиционирование» самого потребителя.

Во-вторых, под воздействием усиления товарной конкуренции традиционный конфликт между эффективностью бизнеса и полезностью для потребителей переходит в плоскость конкурентной рациональности самих моделей потребления, вызывая диссонанс между более полным удовлетворение потребностей и реальным благополучием (качеством жизни) потребителей.

Социализация бизнеса в рамках маркетингового подхода

 

В этой связи особое значение приобретает изучение феномена социализации бизнеса как результата маркетингового управления потребительским потенциалом общества. Выход технологий и принципов маркетинга за пределы прибыльной сферы общества происходит в следующих направлениях. Во-первых, использование маркетинговых технологий в некоммерческой, имеющей общественное значение сфере, чаще всего обозначаемых как социальный маркетинг. Данное понимание маркетинга означает применение принципов маркетинга и его технологии для содействия решению социальных задач, реализации социальных идей, а также в процессе социальных действий. Так, предметное поле социальной концепции обозначается как разработка, реализация и контроль над выполнением программ, цель которых – добиться восприятия и отношения в положительную сторону суждений и мнений определенных целевых групп о социальных идеях, целях, задачах и конкретной деятельности [1].

Во-вторых, устойчивое развитие бизнеса неразрывно связано с социальным благополучием и устойчивым развитием общества. В то же время социальная ответственность бизнеса становится важнейшим общественным запросом, новым ориентиром для оценки деятельности успешной компании. Повышение социальных притязаний общества в лице, как, правило, государства и общественных объединений граждан к бизнесу привело к развитию социально-ответственного маркетинга. Данная концепция маркетинга представляет собой попытку интеграции в маркетинг общественно-ориентированного измерения как способности приспосабливаться к требованиям общества.

Причем, чем активнее социальный маркетинг, тем больше требований возникает к социальной ответственности бизнеса. В частности концепция социального маркетинга, использующая весь комплекс маркетинга и предполагающая в качестве объекта воздействия не только социальные инвестиции, но и намерения населения, стимулирует усиление социального контроля со стороны субъектов гражданского общества: объединений потребителей, профсоюзов, экологических движений и т.п.

Таким образом, социализация бизнеса в рамках маркетингового подхода предполагает не только соблюдение социальных норм и правил (интересов общества), но и формирование стандартов жизнеобеспечения. Фундаментальным направлением развития маркетингового подхода к социализации бизнеса становится ориентация бизнес-систем на ценности и смыслы, включенные в широкий социальный контекст, предполагающий направленность их деятельности на повышение качества жизни населения.

Американский индекс удовлетворенности клиентов

 

Одним из инструментов измерения уровня социализации бизнеса является национальный индекс удовлетворенности потребителей страны, который в экономически развитых странах рассматривается как качественный параметр национальной экономики, стратегический критерий принятия решений в области социально-экономической политики. Например, национальным показателем оценки потребителями качества товаров и услуг в США с 1994 года является Американский индекс удовлетворенности клиентов (American Customer Satisfaction Index) – ACSI. Данные о результатах его исследований публикуются в средствах массовой информации и представляются как для отраслей, так и для отдельных компаний, использующих сопоставление индексов для оценки своего рыночного положения.

Американский индекс удовлетворенности клиентов представляет собой причинно-следственную модель, связывающую факторы потребительской удовлетворенности (ожидания клиентов, воспринимаемое качество и воспринимаемую ценность) и результаты удовлетворения (жалоб клиентов и лояльности клиентов), посредством оценки степени удовлетворенности (ACSI) [2].

Ожидания клиентов является нормативным показателем, отражающим собственный опыт потребления, соответствующий интериоризированному стандарту жизнеобеспечения. Воспринимаемое качество является мерой оценки степени соответствия продукта или услуги индивидуальным ожиданиям потребителя. Воспринимаемое значение является мерой сравнения качества с ценой. Жалобы клиентов измеряется как процент респондентов, которые имевших претензии к качеству товаров компании. Лояльность клиентов – это желание совершать аналогичные покупки в будущем, в том числе в возможных условиях роста цен (цена толерантности).

ACSI был разработан в качестве макроэкономического индикатора для оценки качества экономического роста: изменения в удовлетворенности потребителей является ведущим индикатором потребительских расходов, объясняющий их вариацию в большей степени, чем любой другой фактор [2].

Модель национального индекса удовлетворенности потребителей

 

Однако важным недостатком, ограничивающим возможности данной методологии в сфере оценки вклада бизнес-систем в качество жизни населения, является то, она не отражает взаимосвязь существующих стандартов жизнеобеспечения и реального качества жизни.

С нашей точки зрения, это возможно в рамках моделирования взаимосвязи уровня удовлетворенности, понимаемой полезности, лояльности и качества жизни потребителей (см. рис. ниже).

Рис. Модель национального индекса удовлетворенности потребителей

Удовлетворенность потребителей является результатом взаимодействия, взаимопроникновения информационных моделей потребителей и бизнес-систем. При этом если воспринимаемая полезность содержит критерии оценки благ как возможных причин удовлетворения потребностей, то понимая полезность – это отражение воспринимаемого образа товара в сознании потребителя, включая гипотезы, объясняющие полезность самого удовлетворения потребностей.

Лояльность потребителей означает не только устойчивое во времени предпочтение товаров конкретных производителей, но и доверие его социальной функции. Лояльность как показатель доверия демонстрирует степень взаимопонимания, взаимной предсказуемости субъектов системы потребления и в информационных моделях рассматривается как детерминирующий фактор не только прибыли бизнес-системы, но и качества жизни потребителей. С точки зрения потребителей собственная лояльность продуктам, брендам, производителям и т.п. рассматривается в качестве гарантии предсказуемости качества жизни. Этим объясняются ситуации, когда индекс лояльности имеет большее значение, чем индекс потребительской удовлетворенности.

В настоящее время реализация предложенной модели оценки уровня социализации бизнеса на уровне эмпирических исследований возможна на основе интеграции и дополнения сложившейся отечественной практики оценки индекса потребительских настроений и индекса уверенности потребителей.

creativeconomy.ru

Социализированный бизнес

За ним стоит новое явление, о котором говорил Игорь Задорин - социолог, руководитель Исследовательской группы «ЦИРКОН» - на Международной неформальной конференции по социальной и гражданской активности «Social Camp – 2011», проходившей в Твери летом этого года. Мы поговорили с Игорем Задориным на эту тему.

 

Русский журнал: Что это за явление, и почему оно новое? Это нечто другое, чем «социальное предпринимательство», «социально-ответственный бизнес»?...

Игорь Задорин: К сожалению, здесь налицо часто возникающая проблема адекватного перевода. За рубежом существует и получает распространение термин «social business». Его, например, использует один из идеологов нового бизнеса Джеффри Дачис, работы которого мы учитывали при подготовке выступления на Social Camp. Но очевидно, что простая калька этого иностранного термина в варианте «социальный бизнес» в России мало приемлема. Слово «социальный» в русском языке перегружено самыми разными ассоциациями и смыслами. В том случае, который мы имеем в виду, правильнее говорить о социализированном бизнесе, то есть бизнесе, устроенном «как общество» (business as society), функционирующем по модели сообщества (socially calibrated organizations). Когда говорят о социально ответственном бизнесе, как правило, имеют в виду отношения какого-либо предприятия с обществом как с внешней для предприятия средой. А в случае social business мы говорим о социализированной внутренней среде предприятия, развивающейся как сообщество.

РЖ: А разве большинство сегодняшних предприятий, бизнес-организаций устроено по-другому? Разве правила внутрикорпоративных отношений не являются правилами человеческого общества, зафиксированными в законах, нормах, традициях…

И.З.: Уже не совсем так. Можно сказать, что корпоративное устройство большинства современных предприятий отражает человеческое общество вековой давности с жесткой иерархией (структурой подчинения), долгосрочным закреплением социального статуса (должности), поддерживаемой и поощряемой внутренней конкуренцией за ресурсы, закрытостью внутреннего мира от внешнего (корпоративные границы, безопасность и секретность). В то же время передовые общества современности (именно общества, не государства) строятся по-другому: на принципах демократии, вертикальной социальной мобильности, сетевого горизонтального сотрудничества, открытости и прозрачности. И бизнес не может не реагировать на изменения в обществе, он будет вынужден меняться, принимать формат сообщества с менее жесткой иерархией, существенно более развитыми горизонтальными связями. Будет вынужден учитывать большую свободу и мобильность людей. То есть будет становиться «социальным бизнесом», устроенным как современное открытое и свободное общество.

РЖ: А это не очередная интеллектуальная утопия? Есть ли объективные предпосылки и стимулы для трансформации традиционных, десятилетиями (если не дольше) существующих, моделей организации бизнеса?И.З.: Таких предпосылок очень много. Расскажу о некоторых из тенденций, которые становятся доминирующими сейчас как в технологической сфере, так и в социальной.

Первая тенденция связана с изменениями в технологиях производства. Современные, прежде всего информационные, технологии развиваются таким образом, что мощные средства производства (персональные суперкомпьютеры и средства коммуникации вкупе с возможностями cloud computing) становятся доступными не только корпорациям, но и отдельным индивидам. Информация распространяется по всему миру все быстрее и все более открыто. Меняются сами понятия конфиденциальности и авторского права на информацию, новые сведения и данные почти мгновенно становятся общественным достоянием. Бездонные информационные базы открывают доступ к дефицитным прежде ресурсам отдельным пользователям в любое время. Возрастающая открытость способствует все большей доступности производственных и технологических решений компаний как для внешних потребителей (покупателей), так и для работников самих компаний. Все это делает отдельного квалифицированного индивида сопоставимым по производительной силе с некоторыми бизнес-компаниями.

К тому же люди могут передвигаться по разным городам и странам, и это уже не препятствует осуществлению рабочего процесса, поскольку точки доступа к технологиям и информационным ресурсам (данным) не привязаны к конкретным рабочим местам. Получается, что для производства продукта человек совершенно не обязательно должен приходить на свое рабочее место в корпорацию. Конечно, иногда ему требуется помощь коллег, и тогда возникают сетевые временные коллективы, организованные по принципу социальной сети. В любом случае, само производство может выполняться вне рамок компании. Таким образом, теряется преимущественное право (монополия) традиционных компаний на средства производства.

Вторая тенденция означает конец власти компаний над сотрудником (преимущественное право на трудовой ресурс). Люди становятся все более свободными, они меньше привязаны к конкретной корпорации и могут выбирать, чем именно и с кем они хотят заниматься. На рынке появляется все больше фрилансеров, которые объединяются для выполнения отдельных проектов. При этом они могут одновременно участвовать в нескольких проектах для разных компаний, это перестает быть из ряда вон выходящим явлением. Сейчас фрилансерам поручаются даже весьма конфиденциальные работы крупных корпораций, о чем раньше и речи быть не могло. Отмечу, что существенно повысилась горизонтальная мобильность специалистов между предприятиями. Люди активно переобучаются и с большей легкостью меняют профессиональные позиции, участвуя в проектах в разных отраслях и сферах. Все это приводит к тому, что компании имеют все меньше возможностей жестко привязывать к себе сотрудников.

Наконец, третья тенденция касается изменений в общественном поведении. Во-первых, люди все чаще остаются, выражаясь техническим языком, «всегда-на-связи» - то есть они постоянно доступны в любой момент времени, в любой точке пространства. Мир становится все более прозрачным, это относится и к личной жизни. Мы все пользуемся мобильными телефонами и другими средствами коммуникации, а поэтому всегда можно выяснить, где именно, а порой и с кем, находится конкретный человек. Во-вторых, изменяется баланс «работа/личная жизнь». Переход к производству, базирующемуся на информации, делает понятие «рабочего времени» более сложным – «люди не «отключают мозг», когда выходят за пределы офиса, и не остаются на 100% сконцентрированными на задаче в течение всего дня». Раньше между рабочим (общественным) и личным (приватным) пространствами существовала принципиальная граница: с девяти до восемнадцати это был один мир с определенными социальными ролями, отношениями, а за пределом этих рамок – уже совершенно другой, с иным кругом ролей и отношений. Сейчас получается, что человек не выключается из работы, даже находясь в кафе или дома. Но и будучи в рабочем пространстве он точно также свободно отвлекается на личные вопросы практически без потери производственной «мощности». Я, например, зачастую веду одновременно три разговора в Skype: два по работе, третий – личный. Труд и досуг совмещаются, личное общение может конвертироваться в деловые достижения и проекты и обратно. Человек не делит жестко время между работой и отдыхом, он просто живет и назначает себе «рабочий статус» по собственному усмотрению в зависимости от состояния и настроения.

РЖ: Тенденции действительно фундаментальны, хотя отмечу, что всё, что Вы назвали, относится к отношениям между предпринимателем и сотрудниками. А собственно бизнес, по моему глубокому убеждению, возникает прежде всего на отношениях предприятия с потребителями, клиентами, покупателями…

И.З.: Все правильно. Но и в этих отношениях появляются очень интересные новации. Во-первых, краудсорсинг, т.е. использование ресурсов «толпы» - передача определённых производственных функций неопределённому кругу лиц. Во-вторых, brand-вовлеченность. Программы потребительской лояльности и вовлеченности постепенно приводят к тому, что «общество» все более включается в производственные процессы, не связывая себя с производством и работой. Потребители «присоединяются к брендам» через каналы социальных медиа и начинают участвовать в бизнесе «своих любимых брендов». Компании реально включают потребителей в контуры управления и принятия решений через формальные клубы (общества) потребителей и неформальные социальные сети, в которых стираются границы между сотрудниками корпораций, членами их семей и вроде бы совсем далекими «клиентами» (потребителями).Вообще раньше такое было немыслимо, потребителю просто навязывали продукцию, не очень интересуясь его мнением о свойствах этой продукции. Сегодня через обратную связь, сайты компаний в сети Интернет, социальные сети, клубы потребителей потребитель может оказывать влияние на производственный процесс, напрямую влиять на характеристики продукта или бренда. Потребитель перестает быть сторонним наблюдателем, он включается в процессы производства и управления. Это тоже важная часть социализированного бизнеса.

Указанные тенденции, на мой взгляд, однозначно ведут к ситуации, характеризующейся тремя важными свойствами. Бизнес все меньше контролирует технологические мощности, напротив, индивидуумы могут предоставить эти мощности бизнесу. Бизнес все меньше контролирует работников, напротив, работники все чаще могут создавать временные «облачные» бизнесы. Бизнес все меньше контролирует потребителей, напротив, потребители все чаще участвуют в производстве и управляют бизнесом.

РЖ: И какой же, на Ваш взгляд, может и должна быть реакция бизнеса на такие тенденции и на такие перспективы?И.З.: Бизнесу надо становиться более социальным! От барьеров и ограничений переходить к открытости и доступности. От вертикальной иерархии – к горизонтальным сетям. От «организации» – к «сообществу».

Должны появиться новые модели бизнеса, в которых учитываются и существующие тенденции доступности технологий, и новые права сотрудников, и снижение корпоративности (усиление «общественного характера») производственного процесса. Создание социализированной конфигурации бизнеса при более активном задействовании горизонтальных связей, с учетом изменившейся реальности жизни человека, и должно стать естественной реакцией бизнеса на происходящие в обществе процессы. Перемещение бизнеса в социальное пространство – такой я вижу перспективу развития деловой среды. Бизнес становится более похожим на общество: люди живут, взаимодействуют, сотрудничают без жесткой привязки и зависимости от корпорации, но при этом выполняют рабочие функции для этой «облачной» корпорации.

РЖ: Вы говорите о социализации бизнеса и рассуждаете о возрастающем значении горизонтальных связей внутри предприятия. Но как же отношения «руководитель-подчиненный»? Захотят ли современные менеджеры изменить свои рабочие статусы и форматы взаимодействия с сотрудниками?

И.З.: В модели социализированного бизнеса характер внутрикорпоративных отношений, конечно, радикально меняется: вместо руководства, основанного на статусе, большее значение обретает лидерство, основанное на авторитете и доверии, вместо подчинения и конкуренции – партнерство и сотрудничество (collaboration).

Именно этот непривычный аспект новой деловой реальности может потребовать серьезной перестройки, практически революции, в менеджменте, изменения психологии управления, и отношения к новой рабочей конфигурации, поскольку исчезает жесткая организационная иерархия. Не секрет, что в привычной бизнес-среде формальные лидеры (менеджеры, начальники) зачастую находятся в противоречии и конкуренции с неформальными «авторитетами» коллектива и амбициозными подчиненными. Сегодняшний руководитель заинтересован в концентрации в своих руках всех ключевых ресурсов, в т.ч. информационных – этим в существующей системе утверждается и поддерживается его доминирующее положение.

В новой реальности все должно выглядеть иначе. Управляющим лидером становится человек, который вызывает уважение своими действиями, идеями, уровнем компетентности, реальным вкладом в рабочий процесс. Все ресурсы являются предметом постоянного обмена и кооперации, сотрудники (и руководители!) делятся идеями и наработками для достижения общего результата. И, конечно, эти черты «социального бизнеса» могут вызвать самые серьезное сопротивление в сложившихся корпорациях: руководители, которые не чувствуют себя лидерами, не заинтересованы в развитии новой философии бизнеса, они привыкли управлять и конкурировать за счет статуса и административного ресурса.А что говорить о вовлечении в производственный процесс клиентов и потребителей? Ломка психологических стереотипов сегодняшнего управленца, основанных на канонах бизнес-безопасности и секретности, будет очень тяжела, но, на мой взгляд, неизбежна.

Новая философия бизнеса основана на лидерстве и партнерстве, а не на исполнении и контроле. Следовательно, ключевым капиталом в таком бизнесе становится доверие. В социализированном бизнесе внутри предприятия и за его пределами все больше работают не только денежные потоки, но и инвестиции социального капитала.РЖ: Что-то не верится, что у процессов социализации бизнеса нет никаких ограничений. Что или кто может воспрепятствовать реализации философии социализированного бизнеса?

И.З.: Ну, конечно, есть и ограничения, есть и противники. Первое естественное ограничения распространения концепции social business связано с характером производства. Понятно, что многие факторы-стимулы, о которых мы говорили, работают пока только в сфере информационного и высокотехнологичного бизнеса, сфере услуг и аналогичных отраслях с высокой значимостью социального и культурного капитала (доверия, инициативы, креативности, ответственности), и, напротив, традиционные производства, основанные на рутинизации, жесткой «процедурированности», и с высоким значением материальных активов (сырье, строения, гигантские «производственные мощности»), наверное, еще долго будут требовать административно-командного управления, «режимности» и закрытости. Хотя за рубежом уже есть примеры внедрения некоторых элементов социализированного бизнеса даже на крупных производственных комплексах (в химической и электронной промышленности).

Новой социальной организации бизнеса требуются новые (социальные) технологии, новые тиражируемые организационные модели, новые культурные образцы для подражания – признанные и успешные лидеры social business. Всего этого пока нет или почти нет. Крайне мало распространены пока новые поддерживающие социальный бизнес технологические платформы. Но тот факт, что ряд авторитетных компаний компьютерной индустрии всерьез занялись разработкой программного обеспечения для поддержки социальных сетей в бизнесе, свидетельствует о перспективности этого тренда. На Social Camp наша презентация как раз существенно опиралась на соответствующий проект компании IBM (комплекс «IBM Connections», внедренный в Новгородском государственном университете).Но, пожалуй, главное ограничение для социализированного бизнеса – это все-таки психологические и квалификационные барьеры современных менеджеров и принципы, заложенные в существующей культуре менеджмента и предпринимательства, которая усердно прививалась в последние десятилетия. Фактически под новую философию надо переписать тысячи учебников менеджмента, серьезно обновить систему бизнес-образования и т.п. Понятно, что у такой революции будет немало противников.

Возможно, одним из них может стать колоссальное по масштабу и влиятельности юридическое лобби. В современной системе бизнеса и менеджмента юридическое сопровождение играет огромную роль (договора, контракты, протоколы, лицензии, сертификаты и т.п.). При этом в своей работе юристы часто просто эксплуатируют такой человеческий порок как недоверие. В новой философии бизнеса, основанной на сотрудничестве и неформальных доверительных отношениях предприниматель-менеджер-сотрудник-потребитель, убираются множество транзакционных издержек, но и серьезно уменьшается юридическая делянка.Но что это мы все про противников? Ведь есть и очевидные союзники и передовики процесса.

РЖ: Да что Вы?! Кто же это?

И.З.: Как ни странно, некоммерческие организации. Мы же неслучайно представляли новую философию бизнеса на форуме НКО, которые вроде бы по своему определению чужды всякому бизнесу. Дело в том, что распространение философии социализированного, «облачного», неформального и т.п. бизнеса – это тот самый редкий случай, когда НКО существенно опережают бизнес в приобщении к новому, «модному» и передовому. Сама природа деятельности НКО способствовала тому, что многие элементы social business (сетевая структура организаций и управления, лидерство, отношения, построенные на доверии, свободный режим работы, тонкая прозрачная и порой просто отсутствующая граница между организацией и потребителем услуг и т.п.) являются для НКО естественными и привычными.Раньше многие нормы поведения и стиль менеджмента, принятые в бизнесе, транслировались в некоммерческий сектор, и это считалось правильным. А теперь наоборот, бизнес заинтересован в усвоении практик и технологий, уже освоенных общественным сектором – практик и технологий, основанных на социальной коммуникации и социальных сетях. Поэтому социализация бизнеса в России может начаться с конвергенции некоторых социально-ориентированных НКО и некоторых бизнес-компаний на базе трансфера социальных практик некоммерческих объединений.

Источник - "Русский журнал"

Полностью материал доступен на www.public.ru

inside-pr.ru

социализация бизнеса — публикации с ключевым словом — Издательство «Креативная экономика»

Научные публикации (статьи и монографии) с ключевым словом социализация бизнеса, выпущенные в Издательстве Креативная экономика (найдено: 3 за период c 2010 по 2014 год).

1. Киварина М.В. Государство и бизнес: эволюция форм взаимодействия // Государственно-частное партнерство. (№ 1 / 2014).    

В представленной статье определены базовые модели взаимодействия государства и бизнеса и выделены характерные каждой из моделей формы взаимодействия. Доказано, что в современной России преобладающей формой является частное взаимодействие власти и бизнеса, в результате чего процесс преобразования атомистической модели в ассоциированную находится на начальном этапе. Обоснован дуализм сущностного содержания категории «социальное партнерство», а также предложена модель мультистороннего взаимодействия власти и бизнеса.

Киварина М.В. Государство и бизнес: эволюция форм взаимодействия // Государственно-частное партнерство. – 2014. – Том 1. – № 1. – с. 51-64. – doi: 10.18334/ppp.1.1.27.

2. Синяева И.М., Кузнецова Л.В. Маркетинговый подход к социализации бизнеса // Российское предпринимательство. (№ 4 / 2012).    В статье рассмотрены особенности социализации бизнеса, происходящей как результат маркетингового управления потребительским потенциалом общества. Предложена модель национального индекса удовлетворенности потребителей, позволяющая оценить существующие стандарты жизнеобеспечения, лояльность потребителей и качество их жизни.

Синяева И.М., Кузнецова Л.В. Маркетинговый подход к социализации бизнеса // Российское предпринимательство. – 2012. – Том 13. – № 4. – с. 43-48. – url: https://creativeconomy.ru/lib/7302.

3. Любинин В.А. Социализация бизнеса как необходимое условие эффективного развития экономики // Российское предпринимательство. (№ 5 / 2010).  В развитых странах корпоративная социальная ответственность является необходимым и обязательным условием осуществления бизнеса, в то время как в России она только начинает внедряться. Для стимулирования этого процесса необходима система мер со стороны государства, направленная на расширение круга участников социальной ответственности бизнеса.

Любинин В.А. Социализация бизнеса как необходимое условие эффективного развития экономики // Российское предпринимательство. – 2010. – Том 11. – № 5. – с. 126-130. – url: https://creativeconomy.ru/lib/6169.

Продолжить поиск в библиотеке по запросу «социализация бизнеса»?

creativeconomy.ru

СОЦИАЛИЗАЦИЯ БИЗНЕСА НАПРАВЛЕНИЯ И ФОРМЫ

Л.В. Кузнецова, к.э.н., доцент,

докторант кафедры «Маркетинг» ВЗФЭИ,

зам. директора, филиал ВЗФЭИ в г. Уфе

В.Б. Силантьев, к.э.н., доцент

кафедры ЭМиМ, филиал ВЗФЭИ в г. Уфе

СОЦИАЛИЗАЦИЯ БИЗНЕСА: НАПРАВЛЕНИЯ И ФОРМЫ

Словосочетание «социализация бизнеса» появилось лишь в последние годы в связи с глобальными изменениями внутренних (возникновением качественно новых видов разделения, специализации труда, с одной стороны, и координации деятельности, кооперации труда – с другой) и внешних процессов бизнес-систем (повышение эффективности маркетинговых технологий, ослабляющих суверенитет потребителей как основу механизма конкурентного взаимодействия). Естественно, напрашивается применение «вавилонского», индуктивного и «греческого», дедуктивного подхода к новому понятию – сравнение «социализации бизнеса» с другими видами социализации и логическое выведение ее из самых общих и наиболее правдоподобных определений социализации как таковой. Но при любом подходе, в конечном счете, социализация бизнеса проявляется и соответственно оценивается по качеству и уровню его социальной ответственности. Наоборот, социальная ответственность бизнеса возникает не только, даже не столько самопроизвольно под влиянием конкуренции. Конечно, отчасти происходит и это, подобно социализации человека. Но для бизнеса, как высокопрофессиональной деятельности еще более важной по мере развития человека и общества, науки и технологии, становится целенаправленность социализации, осознание бизнес-сообществом своей социальной ответственности и ее добровольное усиление. Социальная ответственность бизнеса не сводится к социальной благонамернности и благотворительности бизнесменов. Ее формирование и реализация относится к числу наиболее сложных социально-экономических процессов. Ключевая роль бизнеса в жизни общества определяется рядом функций, в том числе, социальной, т.е. обеспечивающей интеграцию общества, развитие социального партнерства. В то же время, участие предпринимателей в решении социальных проблем, представляемое как дело сугубо личное, вопрос морали, является показателем общественного развития страны.

Только кажется, что социализация (обобществление) относится к числу широко распространенных, хорошо изученных, контролируемых и регулируемых явлений, процессов, целей и средств деятельности. В действительности социализация как комплекс цивилизационных, гуманитарных, социокультурных, социально-экономических, социально-психологических и других общественных понятий и решений еще только формируется. Причем формируется с самого начала как система разнородных, разнообразных, гетерогенных понятий, как одна из качественно новых общесистемных, общенаучных категорий.

Первоначальный научный вклад в формирование представлений о социализации и соответствующей «социализаторской» деятельности внесен философами, социологами, экономистами (О. Конт, Дж. Ст. Милль, К. Маркс) в XIX веке, психологами, педагогами (Ж. Пиаже, А. Мудрик и др.) в XX веке, технологами, программистами, экспертами наиболее продвинутых фирм и вузов (Гарвардская школа бизнеса, Английская школа бизнеса SBE, IBM, IT и др.) в начале XXI века.

В основном завершился период, когда наиболее активно разрабатывались политические, экономические, психологические и педагогические аспекты социализации. Психолого-педагогическая социализация изучала, объясняла, реализовала альтернативы формирования и деятельности человека в обществе, коллективе, различных группах. Политико-экономическая социализация акцентировала внимание на макроэкономических и макросоциальных явлениях, процессах, механизмах. Но при всей сложности социализации бизнеса полезной будет его аналогия с социализацией ребенка. Во-первых, потому что бизнес – это специальное профессиональное поведение человека, к которому он должен готовиться с детства. Во-вторых, российский бизнес еще не вышел из возраста «детских болезней».

Психолого-педагогический смысл социализации человека состоит в том, что ребенок старшего дошкольного и младшего школьного возраста научается преодолевать собственный эгоцентризм, понимать интересы, мотивы и механизмы поведения других людей, согласовывать свои интересы и поведение с ними, и по мере взросления наращивать эти свои социальные способности. В центре социализации оказывается категория координации.

Аналогично, в основе социализации бизнеса оказывается социально-экономическая координация деятельности бизнеса и социально-этический маркетинг как одна из основных ее концепций.

В научной литературе преобладает мнение, связывающее эволюцию концепций управления маркетингом с изменением социально-экономических отношений, сопровождающихся дальнейшим развитием конкуренции и перенесением акцентов управления бизнес-системами с получения тактической прибыли на стратегическую значимость удовлетворения потребностей. Концепция социально-этического маркетинга в отличие от остальных оперирует не только процессом воспроизводства благ, но и его внешними эффектами (в основном социальными и экологическими). В то же время вопрос реальной социализации бизнеса должен изучаться с учетом следующих свойств системы потребления:

  1. эмирджентность, т.е. разнонаправленность целей и стратегий ее подсистем, например, системы потребностей и маркетингового потенциала бизнеса;

  2. неаддитивность, т.е. формирование на мезо- и макро уровне новых свойств совокупности микроуровневых элементов, например, влияние бизнеса не только на экономику, но и социальное развитие, культуру, религию, образ жизни и т.п.

Социально-этическая концепция маркетинга, предполагающая согласование интересов бизнеса, потребителей и всего общества, по мнению большинства авторов, акцентирована на социальной сущности самого маркетинга в рамках удовлетворения потребностей. В то же время, методологическая ограниченность управления маркетингом связана с его обусловленностью теорией индивидуального выбора, провозглашающей в качестве основного принципа приоритет потребителя. Наиболее распространенное понимание маркетинга как явления социального выразил Ламбен Жан-Жак, утверждая, что маркетинг представляет собой социальный процесс, направленный на удовлетворение потребностей и желаний людей и организаций путем обеспечения свободного конкурентного обмена товарами и услугами, представляющими ценность для покупателя. Таким образом, признавая социальную природу маркетингового управления прибыльным сектором общественного производства и оставаясь в тех же рамках методологического индивидуализма, маркетологи заключают социологизм маркетинга в совокупность задач по изучению потребностей на основе подхода к потребителю как члену социума, и разработке механизмов их формирования. В данном случае принято говорить о социально-ориентированном маркетинге.

Направленность маркетинга на удовлетворение нужд потребителей обусловлена состоянием суверенитета потребителя. Взаимосвязь суверенитета потребителей, качества их жизни и роли маркетинга не являются однозначной. Современные маркетинговые стратегии бизнеса посредством рекламы, стимулирования сбыта убеждают потребителей принимать определенные решения о покупке, отдавать предпочтения определенному продукту, марке. Соответственно, суверенитет потребителя обратно пропорционален усилиям маркетинга. В условиях, когда основной конфликт на рынке продовольствия разворачивается между эффективностью бизнеса и полезностью для потребителей, действенность суверенитета приобретает особое значение. Как отмечают Р. Колз и Д. Ул, уровень суверенитета потребителя зависит от следующих условий. Во-первых, необходимы реальные альтернативы для выбора. Во-вторых, потребитель должен иметь надежную и точную информацию. В-третьих, цены на продукты питания должны полностью отражать затраты предпринимателей и общества на их производство и маркетинг.

В то же время, суверенитет потребителя не является гарантией того, что его поведение будет приводить к повышению качества жизни в силу конфликта потребительских и общественных интересов. Происходит стремительное развитие и обновление потребностей, сопровождающееся увеличением диссонанса между потребностями населения и их благополучием.

Потребности как социальная категория явление субъективное, так как они в первую очередь зависят от самого носителя потребностей – человека. В то же время процесс воспроизводства потребностей не возможен только на индивидуальном уровне: персонифицированные действия субъектов протекают в определенных обстоятельствах, по поводу определенных объектов, в конкретных условиях рыночной координации. Соответственно современная экономическая наука рассматривает потребности как особый психологический и социальный феномен. Как отмечает Э.Фромм, потребительский эгоизм «является не природными склонностями, благодаря которым стало возможным существование индустриального общества, а продуктом социальных условий».

Действительные потребности или частные – имеют относительный характер. Они безграничны по содержанию и ограничены по форме удовлетворения существующими материальными и нематериальными благами. Они имеют вещественное содержание, и принимают конкретные формы, в зависимости от восприятия предмета, способного ее удовлетворить. Таким образом, определяющая роль в формировании действительных потребностей принадлежит пониманию полезности.

Спектр мнений в отношении понимания полезности как объекта рационализации достаточно широк. Субъективно-психологический подход сводит проблему ценности (полезности) к психологии потребительского выбора, последовательно придерживаясь принципа методологического индивидуализма. В частности Л. Мизес утверждал, что «помимо деятельности индивидов не существует другого субстрата общества». Дальнейшее развитие субъективистского направления изучения рыночного механизма связано с ослаблением предпосылок методологического индивидуализма и выводе о существовании иной, надындивидуальной рациональности.

Огромный вклад в понимание механизма социализации потребностей внесло институциональное направление экономической теории, основная идея которого заключается в том, что в формировании того, как потребитель понимает полезность решающая роль принадлежит институтам (традициям, культуре, нормам и правилам и т.п.). Кроме того, институционалисты существенно расширили мотивационную модель потребительского поведения, включив в нее наряду с традиционными целями удовлетворения потребностей специфические цели: самореализацию, стремление к совершенству, обеспечение комфорта и т.п., что с нашей точки зрения должно обозначаться не как понимание полезности, а как стандарты жизнеобеспечения.

Одним из главных результатов научной полемики последних десятилетий, следует признать вывод о том, что социальные изменения как средство увеличения материального потребления не являются определяющим условием поступательного развития общества: необходимы изменения характерологической и духовных сферах. Современная кризисная ситуация по мнению А.Печчеи – это результат «разрыва между культурным развитием человечества и его техническими достижениями». В то же время «социальный характер» потребления, определяемый Э.Фроммом как взаимозависимость «между структурой характера среднего индивида и социально-экономической структурой общества, в котором существует этот индивид», существенно размывает границы «индивидуальности полезности» потребляемых благ.

Состояние системы воспроизводства потребностей формируется под влиянием двух обратных процессов: с одной стороны, происходит индивидуализация потребления, с другой стороны, все большее значение приобретают надындивидуальные факторы потребления (общий мотивационный комплекс, нормы, феномен отношений и т.п.). Таким образом, за наблюдаемой индивидуализацией потребления стоит более глобальный и фундаментальный процесс социализации, открывающий безграничные возможности бизнеса для манипулирования в процессе воспроизводства потребностей. Как отмечал Э. Фромм «Кризис идентичности» - это кризис современного общества – вызван тем фактом, что члены этого общества стали безликими инструментами, чувство идентичности которых зиждется на участии в деятельности корпораций или иных гигантских бюрократических организаций. Там, где нет аутентичной личности, не может быть и чувства идентичности».

Многочисленные определения социального ресурса (в том числе в контексте социального капитала) позволяют говорить о социальном ресурсе потребления как совокупности элементов, конструирующих социальные связи (социальные сети) и обеспечивающих определенное качество параметров социализации потребностей. К конструирующим элементам относятся общий мотивационный комплекс, присущий социальными группами и обществу в целом, совокупность взаимоотношений обучения, кооперирования и разрешения конфликтов.

По мере того, как потребительская сфера человека будет становиться более открытой, активнее проявится ее мезо и макроэкономические составляющие и будет возрастать роль самой системы удовлетворения потребностей. В этой связи особое значение приобретает изучение феномена социализации потребностей как результата маркетингового управления системой потребления бизнес-системами.

Содержание материальных ресурсов потребления выходит за рамки производственного потенциала рынка как результата достигнутого уровня развития производительных сил общества, выраженного в товарных ресурсах, способных предстать на рынке и вступить в сферу обращения. Материальные ресурсы потребления интегрируют возможную форму материализации потребностей (товарное предложение) и ресурсы платежеспособности потребителей. По мере развития научно-технического прогресса влияние предложения на действительные потребности усиливается. Традиционно исследователи выделяют качественную сторону данного вопроса и говорят о «более полном удовлетворении потребностей». В то же время, влияние расширения возможностей общества в сфере производства материальных благ стимулирует рост абсолютных потребностей, модифицирует действительные потребности, что в совокупности приводит к усилению потребительских рисков.

Другим направлением развития концепций управления маркетингом является выход технологий и принципов маркетинга за пределы прибыльной сферы общества. Возрастающие требования к эффективности социальной сферы породили две тенденции. Во-первых, использование маркетинговых технологий в некоммерческой, имеющей общественное значение сфере чаще всего обозначаемых как социальный маркетинг. Данное понимание маркетинга, впервые использованное Ф.Котлером, означало применение принципов маркетинга и его технологии для содействия решению социальных задач, реализации социальных идей, а также в процессе социальных действий. Следует отметить, что расширение предметной области маркетинга в сферу социальных общественных отношений не означало отход от методологического индивидуализма. Так Ф.Котлер делал акцент на принципе потребительской ориентации индивидуальной реакции и детерминированных отношений, а предметное поле социальной концепции обозначал, как разработку, реализацию и контроль над выполнением программ, цель которых – добиться восприятия и отношения в положительную сторону суждений и мнений определенных целевых групп о социальных идеях, целях, задачах и конкретной деятельности.

Во-вторых, повышение социальных притязаний общества в лице, как, правило, государства и общественных объединений граждан к бизнесу привело к развитию социально-ответственного маркетинга. Данная концепция маркетинга представляет собой попытку интеграции в маркетинг общественно-ориентированного измерения как способность приспосабливаться к требованиям общества. Причем, чем сильнее развивается и используется концепция социального маркетинга, тем больше требований возникает к социальной ответственности бизнеса. В частности концепция социального маркетинга, использующая весь комплекс маркетинга и предполагающая в качестве объекта воздействия не только социальные инвестиции (фандрайзинг), но и потребности и намерения населения, стимулирует усиление социального контроля со стороны субъектов гражданского общества: объединений потребителей, профсоюзов, экологических движений и т.п. Таким образом, социальный маркетинг, опирается на укрепление в экономической системе регулирующих начал, превращение маркетинга в особый инструмент регулирования рыночной экономики. Соответственно управление социализацией бизнеса требует переосмысления его методологических основ в направлении перехода от детерминирующего воздействия к стимулирующему, т.к. этика деловой активности выступает ориентиром нравственной культуры других сфер общественной жизни.

В этой связи особое значение приобретает интеграция внутренней и внешней социальной ответственности в рамках корпоративная социальная ответственность – концепции управления бизнесом, ориентированной на удовлетворение ожиданий всех заинтересованных сторон в комплексном устойчивом экономическом, социальном и экологическом развитии, отвечающем потребностям настоящего времени и не ставящим под угрозу возможности и стремления будущих поколений. Устойчивое развитие бизнеса неразрывно связано с социальным благополучием и устойчивым развитием общества. В то же время, учитывая основополагающее значение бизнеса для общественного благополучия, социальная ответственность бизнеса становится важнейшим общественным запросом, новым ориентиром для оценки деятельности успешной компании.

Текущий глобальный кризис актуализировал внимание к ресурсным и технологическим аспектам социализации, и, что еще более важно, к концу первого десятилетия нового века и нового тысячелетия вновь возродился первоначальный интерес к классическому холизму социализации, ее целостности, комплексности, макросистемности и внутреннему разнообразию. Уровень и темп разработки проблем социализации быстро нарастает. А виртуальная техноэкономическая, технологическая, электронно-информационная социализация бизнеса становится необходимым обеспечением социальной ориентации бизнеса, его самоорганизованной социальной ответственности, которая может в той или иной степени контролироваться и стимулироваться государством и гражданским обществом посредством систем и технологий «электронного правительства» и «электронного самоуправления» безболезненно для развития и социализации бизнеса.

Активно происходит интеграция во внутрифирменных бизнес-порталах различных бизнес-приложений, контента, средств совместной работы, систем поиска и обработки информации. Современные электронно-информационные технологии позволяют объединить внутрифирменные интеграционные порталы социализации бизнеса сетевыми Интернет-взаимодействиями и обеспечить, таким образом, координацию всех бизнес-процессов в реальном масштабе времени в конкурентной среде.

textarchive.ru